8. Жалованные грамоты дворянству и городам

Затем — жалованная грамота дворянству и городам (1785 год). Эта грамота сводила в единое сословие российского благородного дворянства и русское, и остзейское, и украинское, и белорусское дворянство. Оно становилось однородным и получало одинаковые привилегии и права. Оно избавлялось от телесного наказания, получало исключительное право владеть крепостными, освобождалось от обязанностей государственной службы. То есть подтверждался закон Петра III.

Самоуправление, которое было дано дворянам, сводилось к тому, что опять вводились уездные и губернские дворянские собрания. Это были законодательные представительные учреждения, которые выбирали, соответственно, исполнительные органы. В уезде это был капитан-исправник со своими помощниками, а в губернии был другой орган. Были уездные предводители дворянства, были губернские предводители дворянства. Раз в три года они собирались, устраивали невероятные пиры, говорили о чем угодно. Один французский путешественник, побывав на подобном мероприятии, пришел к выводу, что очень скоро в России произойдет что-то подобное Французской революции, потому что говорились самые невероятные вещи. Однако это никому не мешало.

Дворяне получили вкус к такому управлению, стали очень монолитными, стали говорить о своих правах, но они не имели никакой реальной власти. В тот период их это устраивало.

Что касается жалованной грамоты городам, то по этой грамоте население городов делилось на 6 разрядов:

настоящие обыватели (те, кто владел домом и землей в городе);

купечество;

ремесленники цеховые;

именитые граждане (сюда попадали автоматически все те, кто дважды проходил по выборам в соответствующие учреждения, плюс лица свободных профессий, а также судовладельцы, банкиры; это немного похоже на соответствующие права горожан при Петре);

посадские (граждане, не входившие в вышеперечисленные категории);

иностранные и иногородние гости, которые живут в данном городе постоянно.

Купцы делились на гильдии. 3-я гильдия — самая слабая, туда вступали купцы, имевшие капитал от 1 до 5 тысяч рублей. Сейчас это звучит странно, но в те времена годовой оклад чиновника был несколько десятков рублей. 2-я гильдия — от 5 до 10 тысяч; 1-я гильдия — от 10 до 50 тысяч рублей.

Для того, чтобы в выборные губернские учреждения не попадал люд недостойный, посадские люди или ремесленники получали право участвовать в выборах, только если они обладали капиталом в 6 тысяч рублей, а быть выбранным мог только человек с капиталом не менее 5 тысяч. Поэтому естественным следствием было то, что в выборных городских учреждениях общей и так называемой шестигласной думы (общая дума — это своеобразное законодательное учреждение, а шестигласная дума — исполнительное, от шести сословий) были в основном купцы и дворянство.

Екатерина этой грамотой пыталась оживить торгово-финансовую жизнь в городах. Что-то ей удалось, но немногое. При этом купцы освобождались or телесных наказаний и от службы в армии. И если все-таки на кого-то из них падала череда отправляться в рекруты, то он совершенно законно подставлял вместо себя приобретенного крестьянина.

Здесь мы, бесспорно, видим влияние Европы, желание как-то упорядочить жизнь, стремление рационально решить ее самые наболевшие вопросы. Но один вопрос, который, собственно говоря, держал все — вопрос о крепостном праве — Екатерина не решила вообще. Следовательно, все остальные вопросы, производные от этого, она могла решить только частично.

Сейчас наметилась такая тенденция — считать, что в некотором роде крепостное право было для нас просто благодетельным. Конечно, это не так. Но надо понимать, как оно возникло, знать его историю и представлять трансформацию, эволюцию. Надо понять роль и значение этого явления в разные эпохи нашей жизни.