Рождение советского герба

Геральдическое искусство оказалось не чуждым и социалистическому строю. Уже в первые месяцы жизни советского государства появился проект отличительного знака нового общества – Государственного герба Российской Социалистической Федеративной Советской Республики. Основу его составила выразительная эмблема – перекрещивающиеся золотые серп и молот. Эта эмблема была закреплена законодательно в Конституции, принятой 10 июля 1918 года на V Всероссийском съезде Советов.

 

Совет народных комиссаров. Плакат. 1918 г.

Внешняя простота и безыскусность гербовой фигуры – серпа и молота – не могли затушевать глубинного смысла этого знака, который не случайно до сих пор остается в арсенале международной социалистической символики. «Это не знак, а огромная социально-историческая сила, идущая очень далеко, вплоть до мировой революции», – писал о композиции «Серп и Молот» известнейший философ Алексей Федорович Лосев. Так же воспринимали эту эмблему суверенности советского государства и ее создатели.

Кто же это был? Политики, идеологи советской власти или безвестные геральдисты? Вопрос о возникновении главной советской гербовой эмблемы неоднократно поднимался на страницах советской печати. В основном внимание акцентировалось на личной заинтересованности В. И. Ленина в формировании символики социалистического государства, а вопрос об авторстве первого советского герба оставался открытым.

Имеются данные об участии в разработке новой государственной символики Отдела изобразительных искусств (ИЗО) Народного комиссариата просвещения. Отдел ИЗО, помимо охраны художественных произведений советской России, курировал и деятельность художников, привлекая их к созданию массовых агитационных средств. Здесь разрабатывались, в частности, условия конкурсов на лучший проект герба, печати и другой пролетарской символики. К весне 1918 года художниками были представлены и уже использовались на практике более 20 эмблем революционной направленности: пламя, факел, разбитые цепи, плуг, лукошко, рукопожатие, восходящее солнце, пучки колосьев, летящий паровоз и т. п. Среди первых советских эмблем можно назвать и знак Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) – красную пятилучевую звезду, в центре которой изображались плуг и молот.

 

Изображение эмблемы «Серп и Молот» на знаменах весны – лета 1917 г.

Предполагают, что создатели знака, чьи имена неизвестны, обратились к культурному наследию прошлого, поскольку в первых газетных сообщениях и в официальных приказах красноармейская эмблема была названа «марсовой звездой». Такое название звезда получила не только потому, что Марс был древнеримским богом войны, но и потому, что планета Марс была красного цвета. Художественное становление сначала сугубо военной, а затем общегосударственной эмблемы, которую нередко можно встретить в гербах советских городов, происходило в течение нескольких лет. Первоначально звезда рисовалась с округлыми лучами, и края лучей слегка выгибались наружу. Пятиконечная звезда нередко изображалась лучом вниз. Лишь в 1922 году звезда обрела прямые лучи и строгую форму с верхним лучом, с серпом и молотом посередине.

В начале 1918 года появились и проекты государственных гербов. Об одном из таких проектов известен рассказ скульптора Николая Андреевича Андреева. На рисунке изображался двуглавый орел с выщипанными перьями на крыльях, его головы вместо корон украшали красные звезды, а вместо третьей короны над орлиными головами возвышался красноармейский шлем. В лапах – камень и палка вместо скипетра и державы. Предлагались и другие, не менее фантастические и гротескные варианты с щитодержателями в виде фигур рабочего и крестьянина, разнообразными виньетками и завязанными в бант лентами.

Конкурс на лучший проект герба и печати, по-видимому, оказался не очень удачным, так как в целом ни один проект не был одобрен Отделом ИЗО. Художники не могли выйти за пределы прежнего геральдического мышления, коренным образом изменить существовавшие геральдические образы. Они могли их лишь подновить в соответствии со своим пониманием природы новой власти.

 

Слева – первоначальный проект советской государственной печати (герба); справа – государственная печать с гербом РСФСР. 1918 г.

После неудачи с конкурсом на лучший проект советских печати и герба ставка была сделана на индивидуальный выбор художника, разделявшего идейные взгляды большевиков. Им стал известный художник-график и живописец с мировым именем Сергей Васильевич Чехонин (1878–1936). Близко знавший его нарком просвещения Анатолий Васильевич Луначарский говорил, что художник входил в группу, которая являлась «опорой для нашей деятельности в области искусства». Об этом свидетельствовало многое: общение Чехонина с Ларисой Михайловной Рейснер, членом коллегии ИЗО, и ее отцом, профессором права Михаилом Александровичем Рейснером, работавшим над проектом первой Конституции РСФСР, деятельность самого Чехонина в качестве художественного руководителя Государственного фарфорового завода и члена коллегии ИЗО Наркомпроса, его связи с братьями Лукомскими, самыми признанными геральдистами начала ХХ века, наконец творчество самого Чехонина в области советской графики, его агитационный фарфор и отзывы современников о художнике как о человеке, прекрасно знакомым с геральдическим искусством («гербовщик родовой плутократии и формовщик дворянских эмблем»). Современники С. В. Чехонина, которые и сами имели отношение к социалистической графике и геральдике, прямо называют его создателем первого советского герба. Рисунок герба и военного флага РСФСР, составленный С. В. Чехониным, как они полагают, затем был внесен в Конституцию РСФСР.

В списке графических работ С. В. Чехонина, относящихся к 1918 году, названы проект народного герба, проект печати Совнаркома, проекты почтовых марок. А его рисунки свидетельствуют, что «Серп и Молот» – одна из излюбленных эмблем художника. С ней он не расстается и расписывая фарфор. Такие знаменитые тарелки, как «Синий герб» (1918), «Красная лента», «Ку-бистическая с молотом» (1919), блюдо «РСФСР» (1922), несут тончайше выписанную художником эмблему «Серп и Молот».

Известно также, что по поводу геральдической грамотности первых советских эмблем С. В. Чехонин консультировался с Владиславом Крескентьевичем Лукомским (1882–1946) – виднейшим русским специалистом по отечественным гербам.

 

 

Изображение эмблемы «Серп и Молот» на рисунках С. В. Чехонина

Интерпретаторов же чехонинского творчества и стиля было очень много не только в Петербурге, но и в Москве, куда в марте 1918 года переехало советское правительство.

Среди историков советского искусства первых послереволюционных лет, занимающихся геральдикой и эмблематикой, существуют мнения, что серп и молот как главные символы новой рабоче-крестьянской власти не были творением какого-то одного художника. Они явились плодом творчества многих графиков, живописцев и ваятелей и даже, по выражению уже цитировавшегося здесь А. Ф. Лосева, «автором этого символа была тогдашняя советская действительность в целом, или, лучше сказать, народ в целом».

 

Сюжетные композиции на знаменах Февральской революции 1917 г.

Более того, изображение серпа и молота появилось еще в 1917 году на знаменах Февральской революции. Многие знамена периода февраля – октября 1917 года, несущие демократические лозунги типа «Да здравствует свобода!», «Да здравствует демократическая республика!», были украшены эмблемами восходящего солнца («свет и свобода»), фигурой женщины, протягивающей руки к солнцу («свободная Россия»), фигурой рабочего, разбивающего цепи, и т. д. Иногда композиции на стягах были более сложные: рукопожатие рабочего и крестьянина, братание солдата, рабочего и крестьянина. Каждый из них держал атрибуты своего труда: молот, кирку, лопату, серп, косу, плуг, штык, винтовку.

Постепенно многофигурные композиции заменялись более простыми, легко и быстро воспроизводимыми. От фигур оставались лишь их революционные элементы: факел, молоток, серп, штык и т. д. Иногда они использовались в комплексе, т. е. молоток объединялся с серпом, штыком или винтовкой. Применительно к геральдике подобная замена целого изображения или фигуры только характерными атрибутами выглядит вполне научно и закономерно, ведь в композиции присутствуют и эмблемность, и стилизация, и символичность.

Первое из известных пока появлений эмблемы «Серп и Молот» зафиксировано 18 апреля (1 мая нового стиля) 1917 года. Она помещена на трех хоругвях, украшавших подъезд Мариинского дворца на Исаакиевской площади в Петрограде. Примерно в то же самое время серп и молот со штыком или ружьем украшают знамена, отправлявшиеся из Петрограда русским солдатам, воюющим на немецком и румынском фронтах.

Знаменное творчество охватило в 1917 году самые широкие слои населения: вместе с символами профессионального труда – шестеренкой, пшеничным снопом, якорями и т. д. – на знаменах помещались трубящие архангелы, пальмовые и лавровые ветви, летящие к солнцу птицы. Все эти образы, олицетворявшие новое общество, пришли из прежней эмблематики так же, как в социалистическое художественное творчество пришла демократическая эмблема соединенных серпа и молота.

Исключительная знаковость и идейная выразительность эмблемы «Серп и Молот» заслуженно привлекли к ней внимание художников социалистической ориентации и послужили главной причиной выбора ее вместе с восходящим солнцем в качестве символа советского государства.

 

Плакат. Худ. С. Агеев. 1927 г.

В первой Конституции РСФСР (раздел 6, глава 17-я), принятой в 1918 году, значилось: «Герб Российской Социалистической Федеративной Советской Республики состоит из изображений на красном фоне в лучах солнца золотых серпа и молота, помещенных крест-накрест рукоятками книзу, окруженных венцом из колосьев и с надписями: „Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика“ и „Пролетарии всех стран, соединяйтесь!“.

Довольно неконкретное описание (отсутствие указаний на гербовый щит и пр.) давало волю фантазии интерпретаторов. Но вольности в изображении государственного герба возмущали людей, сведущих в геральдике. Геральдист и художник Казимир Ипполитович Дунин-Борковский, например, неоднократно выступал по этому поводу в печати. В частности, он писал: «Рассмотрим… текст Конституции. Описание герба совершенно неточно, а именно, нет указаний, что серп и молот помещены на щите и что венец из колосьев обвивает не серп и молот, а щит. Кроме того, не указано, что именно находится справа, а что слева – серп или молот. Относительно надписей не указано, где именно они должны быть помещены, в то время как на практике они всегда помещаются на особых лентах».

 

Первая Советская Конституция. 1918 г. Обложка

Обложка брошюры с текстом первой Советской Конституции тоже является ярким примером графической неустойчивости основного государственного символа: восходящее солнце отсутствует, использованы не упоминавшиеся в конституционной статье о гербе элементы: фасции (пучки прутьев с воткнутым в их середину топором), венок, окружающий круглый щит с эмблемой, чаша с факелом и т. д.

В течение нескольких лет проводилась художественная доработка первого советского герба, а дискуссии помогали выбору оптимального варианта как герба, так и флага. Упоминавшийся уже К. И. Дунин-Борковский выступал «против» надписи в гербовом щите, отмечая, что помещенная в нем эмблема вполне наглядна и образна, однако «с теоретической стороны этот герб разработан не совсем удачно, если принять во внимание сущность всякого герба, т. е. эмблематичность и графическую наглядность. Если герб – символ, то он прежде всего не нуждается ни в каких надписях и пояснениях. А между тем в гербе РСФСР помещено наименование Советской республики, что совершенно излишне и только загромождает рисунок».

Всем нам знакомый теперь вариант герба РСФСР утвердился к лету 1920 года. Однако этот герб и позднее продолжал унифицироваться. По Конституции РСФСР 1925 года полную надпись заменили буквами Р.С.Ф.С.Р. в вершине щита.

 

Герб РСФСР
Флаг РСФСР. 1918 г.

Не считая этих букв в гербовом щите, первый советский государственный знак выглядит составленным по геральдическим канонам. Его символика проста и наглядна. Гербу Российской республики свойственно правильное построение – эмблемы размещены в гербовом щите. Отсутствуют излишества в виде щитодержателей и прочих украшений (фигур рабочего и крестьянина, украшения гербового щита буденовкой, виньетками, завязанными в бант лентами, которые имелись в проектах). Гербовый щит обрамлен хлебными колосьями, изящно соединенными внизу лентой. Сохранена геральдическая гармония цвета и металла, девиз – характерная деталь герба – подчеркивал политическую направленность отличительного знака социалистического государства. Этот российский государственный символ, несмотря на специфичность эмблематики, очень геральдичен: гербовый щит, девиз, обрамление из колосьев, напоминающее оформление российских городских гербов, – ничего лишнего в нем нет. Герб РСФСР не имел, в отличие от гербов других республик, пятиконечной звезды в гербовой композиции. В дальнейшем при создании герба СССР и гербов союзных республик было решено, вопреки геральдическим правилам, отказаться от гербовых щитов – основополагающей части герба, которая и делает (в художественном плане) эмблему гербом.

Над гербом союзного государства трудились в основном художники 2-й Московской печатной фабрики Гознак. Другое время, другие люди, да и политические задачи при создании нового государственного герба преобладали над геральдическими. В проектах гербов, представленных художниками Гознака, много различных орудий труда и элементов производства (грабли, вилы, молотки, шестеренки, приводные ремни и т. д.), свидетельствовавших о трудовом энтузиазме масс, но никак не о знании геральдики. «Под влиянием момента» даже такой специалист в области эмблем, как К. И. Дунин-Борковский, представил в феврале 1923 года проект, наполненный орудиями сельскохозяйственного и промышленного производства. Комиссия ЦИК выбрала вариант, где серп и молот «обременяли» (по геральдической терминологии) земной шар, символизировавший «слитность нашей державы с судьбами человечества». Дорабатывал одобренный ЦИКом проект художник-гравер Гознака Иван Иванович Дубасов, которому приходилось буквально выполнять категорические требования заказчика: ни в коем случае не искажать подлинную форму орудий труда – серпа и молота. По воспоминаниям И. И. Дубасова, он срисовал серп и молот с оригинала, а форму земного шара – с натурального глобуса, повернутого в нужном ракурсе.

«Какой же герб без щита!» – восклицают сегодняшние знатоки геральдики. А девиз, повторенный многократно на разных языках! Но подобным образом подчеркивалось равенство народов, входивших в состав единого государства, а вместе с тем и суверенность каждой республики. Что же касается «тени серпа и молота над миром», то тут уж с менталитетом тех лет спорить бесполезно – люди верили в мировую революцию!

Несмотря на внешнюю негеральдичность в общепринятом смысле этого слова, эмблема Советского Союза выглядела мощной, неординарной, воплощающей новые идеи государственности. По своей мощи и незыблемости она напоминала того могучего орла, которого вырезал на печати Российской империи приглашенный в начале XVIII века знаменитый европейский гравер швейцарец Иоганн Гендлингер.

 

Герб СССР
Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик, принятая 5 декабря 1936 г. Обложка

Конституция Советского Союза, принятая II съездом Советов СССР 31 января 1924 года, содержала описание герба, в котором подчеркивалась неизменность его рисунка, как одного из характерных признаков этого символа государства.

Однако данное обстоятельство не остановило герботворческий пафос советских граждан, от которых приходило множество предложений о замене гербовых эмблем. Несомненным побуждающим моментом явилось всенародное обсуждение в 1936 году проекта новой Конституции. К 1 ноября 1936 года 207 предложений об изменении герба СССР было внесено в ЦИК СССР. Серп и молот, по мнению граждан, должны были уступить место в гербе комбайну, турбине, блюмингу, домне; вместо пятиконечной звезды предлагалось ввести одиннадцатилучевую – по числу союзных республик; а девиз «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» заменить на «Кто не работает, тот не ест!» Всенародная заинтересованность в смене «старых», как считалось, эмблем на новые так же ярко проявилась четверть века спустя, когда вдруг «по городам и весям» страны пронесся клич: «Герб – каждому городу». А ныне – снова интерес к геральдике: возврат родовых гербов, составление новых, «по желанию клиента», отказ от еще так недавно созданных советских гербов городов и замена их на когда-то утвержденные российскими императорами.

Можно сказать, что на протяжении последних 80-ти лет общественный интерес к геральдике то возрастал, то уменьшался, но не затухал никогда. Доказательством этому служит огромное количество разнообразных значков и эмблем (профсоюзных, спортивных, просветительских организаций, пролетарской солидарности и т. д.), при составлении которых зачастую использовались геральдические приемы, а прежняя геральдическая практика являлась основой их созидания.


Приводные ремни Optibelt tt mini и их аналоги, крупнейший склад в Москве.