ПИТЬЕ

В Русской Правде питье называется вообще вологою.

Обыкновенные напитки квас, мед, вино, олуй.

1146. «Двор Святославль раздели (великий князь Изяслав Мстиславич)… в погребех было 500 берковьсков меду, а вина 80 корчаг».

1151. «Мстиславу… ставшу у Сапогыня, а Угре сташа около его. Тогда выслал ему Володимер Андреевич питье из Дорогобужа много и Угром… пьюче… пьяни».

Олуй (1226) напиток норманнский, нынешний английский эль.

1233. «Свадьба была пристроена, меды изварены (насычены)» для князя Федора Ярославича, — в Новгороде.

В Слове о богатом: «питие же много: мед и квас, мед чистый пъпьряный (с перцем), пития обнощная».

Корчага вина упоминается и в житии Феодосия. Там же викня, сосуд для вина.

В рассказе об убийстве Андрея Боголюбского говорится о медуше, где заговорщики для ободрения напились (1175), бретьяницы (1146) может быть от борть, следовательно, то же, что медуши?

В песнях упоминаются часто меды стоялые, питьица медвяные, вино зелено.

Из посуды упоминаются сосуды серебряные и золотые (1152), блюда, чаши, кубки, котлы, сткляницы (в Слове о богатом). Чаши встречаются и в летописи Волынской (1230). Горнцы (1217), горшки.

В песнях слышатся чары, стопы зелена вина, меду ярого, пива пьяного.

Дюк Степанович хвастается: У нас вина пьют виноградные, Чарочку пьешь, а по другой душа горит: У вас вина-ты хлебные, Меды-ты у вас кислые, А у нас меды-ты стоялыи. У вас все не по-нашему: У нас столы кости слоновыя, Скатерти у нас на столах шелковые, А по углам висят кисти золоченые.