ПИЩА

Хлеб из ржаной муки пекся кислый на квасу (дрожжи). В Несторовом житии Феодосия читается: «бесы овогда муку разсыпающе, иногда же поставленный квас, на устроение хлебом, разливаху».

Вот еще какие там встречаются слова и выражения, относящиеся к пище и ее приготовлению: пища, ядь, брашно; жито, мука, отруби. Молоть жито. Огонь сечи. Мешать, месить тесто, печь хлебы. Хлеб сухой, хлеб ржаной, хлебы чисты, с маком и медом; хлебцы, укрух хлеба, коврижки.

Масло деревянное, из льняного семени. Корчага масла. Бить масло.

Сочиво. Зелие вареное, без масла.

По вопросам Кирика «в чистую неделю достоить мед ясти пресный, квас житный, а икра по все говение бельцем».

Соль мерилась головажнями, по Русской Правде. В 1233 г. в Новгороде соль продавалась по 7 гривен берковец.

В случае голода в народе употреблялась лебеда.

В Русской Правде говорится о корме, о хлебах, о солоде, о мясе, о рыбе, о домашних птицах.

Мясо, рыба, дичь, домашние птицы употреблялись в пищу, как видно в Слове ХII века о богаче и нищем. Предлагаем описание его роскошного обеда.

«На обеде же его служба бе многа, сосуди златом сковани и сребром, брашно многое (различно): тетеря, гуси, жеравие и ряби, голуби, кури, заяци и елени, вепреве, дичина, чамри (?), търтове (?), печени, кръпания (?), шемьлизи (?), пирове (?), пътъкы, множество сокачии (поваров), работающе и делающе с потом; инии мнози текуще, и на перстех блюда носяще, ини же махающе с боязнию; ини же сребреныя умывальница держаще, ини же укропьниця дъмуще, ини сткляница с вином носяще, чаше сребрены великыя позлащены, кубци и котьли…»

«Егда веселишися многими брашны, говорит Даниил Заточник, а мене помяни сух хлеб ядущ, или пиеши сладкое питие, а мене помяни теплу воду пьющи».

В житии Феодосиевом рассказывается, как великий князь Изяслав удивлялся сладости простых монастырских брашен, между тем как дорогие, изготовленные его рабами, не приходятся так ему по вкусу. Святой отшельник приписывал это различие способу изготовления: в монастыре с молитвою, а у князя с бранью и ссорами.

В древних песнях встречаются беспрестанные упоминания о почестных пирах красного солнышка князя Владимира.

Вот рассказ об угощении Добрыни Никитича матерью Дюка Степановича:

Брала за белы руки, Повела в палаты белокаменны, Садила за те столы дубовые, за яства сахарные (медвяные), Подносила ему калачики крупичаты…………………………… Калачик ест, другой хочется, Другой ест — по третьем душа горит. Ешь, молодец, до сыти, пей до люби.