РЫБОЛОВСТВО

Принадлежит также к древнейшим промыслам, и с учреждением постов по принятии христианства употребление рыбы в пищу значительно увеличилось.

Св. Антоний Римлянин купил «рыбную ловитву» на потребу монастыря.

Варлаам Хутынский отказал монастырю «ловища рыбные» в Болховском селе, «на Волховци коле», в селе на Слудице.

По смоленской грамоте епископу Мануилу дано в Торопче урока — невод… и бредник.

Невод упоминается и в Слове Даниила Заточника.

Рыболовам галицким мешал Иоанн Берладник с половцами (1159).

В песнях также остались следы этого промысла. Вольга Святославич посылал свою дружину рыбу ловить:

Возьмите топоры дроворубные, Стройте суденышко дубовее, Вяжите путевья шелковыя, Выражайте вы на сине море, Ловите рыбу семжинку и белужинку, Щученьку и плотиченьку, И дорогую рыбку осетринку.

Рыболовные охотники княжеские жалуются:

Свет, государь, ты Владимир Князь! Ездили мы по рекам, по озерам, На твои щаски княженецкие, Ничего мы не поимывали: Нашли мы людей — есть молодцов За триста и за пятьсот, Называются дружиною Чуриловою. Всю они белую рыбицу повыловили, Щуки, караси повыловили жь, И мелкую рыбицу повыдавили. Нам в том, государь, добычи нет, Тебе, государю, приносу нет.

СОЛЕВАРЕНИЕ

Соль вываривалась в Галиче и на северо-востоке России, что видно из устава новгородского князя Святослава Ольговича (1137), по которому назначались в пользу духовенства пошлины от чрена (железная сковорода для варения соли), и «от салгы по пузу» (какая-то мера для соли).

В былине о Микуле Селяниновиче говорится:

Был-то он в городе во Киеве: Вывез он соли два меха, А во который мех всходить Пудов по сороку.