ЗАКОНЫ

Русская Правда, данная Ярославом, распространенная его сыновьями и внуком Владимиром Мономахом, получила в течение этого периода новые дополнения и определения и заключала постановления об убийстве, увечье и побоях, краже, уликах и свидетелях, о долгах, ростах и уплате, о завещаниях и наследстве, о холопах и наемниках, об испытании, в случае неизвестности или невозможности добраться до истины, железом и водой.

Пени или вирные пошлины, в пользу князя и в пользу обиженного, составляли сущность этих постановлений, имевших в виду преимущественно военное, городское население.

Пени были наказанием, которым оканчивались всякие преступления, в особенности высшего сословия.

Рабству подвергались несостоятельные должники и неисправные наемники.

Предлагаем перевод этой Правды с подлинника, сохранившегося в списке 1284 года.

СУД ЯРОСЛАВА ВЛАДИМИРОВИЧА

ПРАВДА РУССКАЯ[2]

1. Если муж убьет мужа, то мстить брату за брата, сыну за отца, отцу за сына, или племяннику, как по брате, так и по сестре; если же некому мстить, то с убийцы взыскать деньгами: за голову мужа или тиуна княжеского 80 гривен. За русина, гридня, купца, тиуна боярского, мечника, изгоя и славянина 40 гривен.

2. По кончине Ярослава, соединились сыновья его: Изяслав, Святослав, Всеволод и их мужи: Коснячко, Перенег и Никифор, и отменили мщение смертью за убийство, и постановили, вместо того, откупаться кунами, а прочее все оставили в том виде, как узаконено было при Ярославе.

Об убийстве

3. Если кто убьет княжеского мужа, сделав насильственное на него нападение, и если убийца не будет отыскан, то платить за него виру — 80 гривен с округа, где совершилось убийство; если же убитый будет людин (свободный человек), то 40 гривен.

4. Если какая округа начнет таким образом платить дикую виру, то платеж сей, поскольку он делается без участия убийцы, может быть рассрочен на несколько лет.

Если же убийца находится сам в оной округе, то, поскольку он равномерно участвует в платеже пени, и она взаимно должна помогать ему или же платить дикую виру, то есть, заплатить, со своей стороны, общими силами 40 гривен, а другие 40 гривен пени на свою часть платить самому убийце из (?) дружины.

Если кто убьет человека в ссоре, или в пьянстве явно, то убийца платит пеню также с помощью от округи

Если кто убьет человека без причины, разбоем

6. Если кто убьет человека без всякой ссоры, то волостные обыватели не платят за убийцу, но выдают его вместе с женою и детьми на заточение и разграбление.

5. Если кто не взносил для дикой виры, тому и другие не помогают, но платит сам один.

Определение вирных пошлин

19. Следующие вирные пошлины установлены были при Ярославе: вирнику получать 7 ведер солоду на неделю, одного барана, или полоть, или вместо того деньгами 2 ногаты; в середу или сыр (сырный день?) и в пятницу также, по одной куне, а в прочие дни по 2 курицы на день; также 7 хлебов на неделю, 7 убороков пшена, 7 убороков гороху и 7 голважен соли. Это должно идти вирнику с отроком; да кроме того четыре лошади, которым давать овса вдоволь. Ему же 8 гривен, и 10 кун перекладных; а метельнику 12 векш, да ссадная (?) гривна.

О вирах

7. Если вира будет в 80 гривен, то вирнику брать 16 гривен, 10 кун и 12 векш; да предварительно ссадную гривну; за убийство 3 гривны.

О княжеском служителе

8. За убийство княжеского служителя, конюха или повара, полагается 40 гривен.

9. За тиуна огнищан и тиуна конюшего 80 гривен.

10. За княжеского тиуна сельского или земледельческого 12 гривен, а за простого служителя 5 гривен; то же и за боярского.

О ремесленнике

11. За убийство ремесленника и ремесленницы взыскивать пени 12 гривен.

12. За простого человека и холопа 5 гривен; за рабу 6 гривен.

13. За дядьку и кормилицу, хотя бы они были и рабского состояния, 12 гривен.

О вире по подозрению

14. Если будет на кого вира по подозрению, то он должен представить 7 свидетелей для оправдания; варяг или кто иной (чужестранец?) двоих.

За кости или мертвеца вервь не платит виры.

Если кто отведет от себя виру

15. Если кто оправдает себя в убийстве и через то устранит от себя платеж пени, тот платит отроку за труды по производившемуся делу гривну кун, да обвинитель другую, а от верви в помочь 9 кун.

16. Если тяжущиеся, поискав свидетеля, не найдут его нигде, а между тем истец обвиняет в убийстве, то дело должно решиться испытанием железа. Таким же образом вершить и всякие тяжбы в воровстве и поклепе при недостатке других очевидных доказательств, если только иск простирается до полугривны золота.

А если менее, то испытывать водою, даже до двух гривен, а менее — достаточно привести к присяге по своих кунах.

Если кто ударит мечом

20. Если кто кого ударит необнаженным мечом или его рукояткою, то платит 12 гривен пени за обиду.

21. Если же обнажит меч, но, впрочем, не ударит, то гривну кун.

22. Если кто кого ударить тростью, или чашею, или рогом, или тупой стороной меча, то платит 12 гривен; а ежели ударенный, не стерпев обиды, сам ударит обидчика мечом, то того в вину ему не ставить.

23. Если кто ударит кого по руке или по ноге, и нога или рука от того отпадет или усохнет, или выколет глаз: то с такового взыскать в половину против пени за убийство, т. е. 20 гривен, да в пользу раненого за увечье десять гривен.

24. Ежели кто отрубит у кого какой-нибудь палец, то пени 3 гривны, а раненому гривна.

Если кто придет окровавленный

25. Если кто придет на княжеский двор в крови или в синих пятнах, то таковый не имеет нужды представлять свидетелей, но и без того получает в удовлетворение свое 3 гривны.

Если же на нем не будет знаков, то должен представить очевидцев драки для точного объяснения дела, и тот, кто окажется зачинщиком драки, должен заплатить 60 кун.

Если же истец и явится на суд окровавлен, но свидетели покажут, что он сам начал драку, то это вменяется ему в платеж, хотя его и били.

26. Если кто поранит кого мечом, но не смертельно, то с такового взыскать 3 гривны пени, да в пользу раненого и на леченье гривну; если же убьет до смерти, то полная вира взыскивается.

27. Если кто кого пихнет к себе или от себя, или заушит, или ударит жердью, и если то засвидетельствуют два очевидца, то взыскать с такового три гривны пени.

Если же учинивший сие будет варяг или колбяг, то истец должен вывести полное число свидетелей и идти к присяге.

О рабах

65. Если раб убежит, и о побеге его будет провозглашено на торгу, а тот, у кого он кроется, не выведет его через три дня после того, и, наконец, это обнаружится, то господину в сем случае взять своего раба, а с того, кто держал его, взыскать 3 гривны пени.

Если кто сядет на чужую лошадь

52. Если кто сядет на чужую лошадь без спросу хозяина, то с такового взять 3 гривны.

53. Ежели кто потеряет лошадь, оружие или платье и о том обнародует на торгу, а после опознает потерянную вещь у кого-нибудь из своих сограждан, то потерявший имеет право взять ее у него лицом, и сверх того взыскать с него 3 гривны за обиду.

54. Ежели кто опознает у кого потерянную им или украденную у него вещь, например, одежду, лошадь или другую какую скотину, то не говори ему: «Это вещь моя», но спроси его: «У кого взял ее», и на кого покажет, с тем свести его; на ком воровство остановится, тот и должен быть признан виновным; тогда отыскавший берет свою собственность и вместе получает вознаграждение за все то, что пропало с нею.

55. Если кто уличится в краже лошади, тот должен быть выдан князю на поточение; клетный вор платит ему 3 гривны.

О своде

56. Ежели тот, у кого будет опознана украденная вещь, станет показывать, что он получил ее от одного из сограждан своих, и сей будет также показывать на другого, в том же городе живущего человека, то истцу идти с поличным до конца свода, то есть, до действительного вора, который уже не в состоянии будет показать ни на кого другого.

Но ежели ссылка пойдет на жителей посторонних, то истцу взять за украденное деньги с третьего ответчика, который, между тем, идет с поличным далее, пока, наконец, не отыщется истинный вор, которому платить все и пеню.

О воровстве

58. Если кто купит что-нибудь краденое, одежду ли, или лошадь, или другую какую-нибудь скотину, и настоящий хозяин того объявится, то покупатель должен представить двух свидетелей, людей свободных или сборщика пошлин, которые бы клятвенно подтвердили, что он купил у неизвестного ему человека; а истцу взять свое лицом; а что с тем пропало, того взять негде, равно и купцу не на ком взыскивать цены купленной им вещи, ибо не знает, у кого купил.

59. Если же впоследствии времени опознает он того человека, который продал ему краденную вещь, то взять ему с него свои деньги, а хозяину вещи доправить с него за свои убытки и, кроме того, князю пеню.

О рабе

78. Ежели кто опознает у кого украденного своего раба, то, взяв его, вести по кунам на свод до третьего ответчика, который даст ему своего собственного раба, а опознанного берет с собою, и идет с ним до окончательного свода.

Ответчик не может сказать: «Не знаю, у кого купил», ибо раб не скот бессловесный, следовательно, по языку его можно дойти до действительного вора. Когда же таким образом отыщется виновный, то господин берет (сведенного) холопа, а взятого (в залог от третьего ответчика) возвращает. Виновный же платит хозяину все протори или убытки.

79. Да князю пени 12 гривен за кражу раба.

О своде

57. А из своего города в чужую область свода не допускается; в таком случае ответчик обязан представить свидетелей или сборщика пошлин, в присутствии коих купил он опознанную у него вещь. (Когда свидетели подтвердят истину слов его), то истцу взять вещь лицом, а прочих убытков не искать; равно и покупщик невозвратно лишается денег, заплаченных им за взятую у него вещь.

О воровстве

30. Вора убить в клети на воровстве можно как собаку; но если он продержан будет до света, то вести его на княжеский двор.

Если же он будет убит, а другие видели его связанным, то в этом случае платить за убийство его 12 гривен.

31. Если кто украдет скот из хлева или в клети и будет один, то платит он 3 гривны и 30 кун; если же воров будет много, то взыскать со всякого по 3 гривны и 30 кун.

О воровстве же

32. Если кто украдет скот с поля, овец ли, или коз, или свиней, тот платит 60 кун; если же при краже было много, то с каждого взыскать по 60 кун.

33. Ежели украдут с гумна или из ямы жито, то со всякого, кто воровал, взять по 3 гривны и по 30 кун; а тот, у кого было украдено, если украденное будет в наличности, должен взять оное лицом; за пользование же вора украденным взять с него за лето по полугривне.

34. Если украденного в наличности не окажется, и если это будет княжий конь, то (доправлять с вора) за покражу его 3 гривны, а за покражу у других 2 гривны.

Пени за кражу скота

33. За кражу кобылы брать хозяину 60 кун, за быка гривну, за корову 40 кун, за трехлетнего быка 30 кун, за годовика полгривны, за теленка 5 кун, за свинью тоже, за поросенка ногату, за овцу 8 кун, за барана ногату, за жеребца неезжалого гривну кун, за жеребенка 6 ногат, за коровье молоко 6 ногат.

Эти цены постановляются для земледельцев, которые они должны платить в пеню на князя.

Если уличатся в воровстве холопы. Суд княжеский

30. Если будут пойманы в воровстве холопы княжеские, боярские или монастырские, то князь не взимает с них пени, поскольку они не свободные, но должно платить истцу вдвое за обиду.

Если кто будет с другого требовать скота (денег)

102. Если кто будет требовать с другого денег, и тот начнет запираться, то истец должен представить свидетелей, при которых он давал деньги, и когда свидетели в том присягнут, то он берет с должника свои деньги, да сверх того 3 гривны за обиду (причиненную ему долговременной проволочкой).

103. Если купец поверит купцу свои деньги для употребления их во внутреннюю ли то, или заграничную торговлю, и должник начнет запираться: то в таком случае истцу нет нужды представлять свидетелей, но сам ответчик должен присягнуть.

О поклаже

104. Ежели кто отдаст кому-нибудь под сохранение свои пожитки, то в свидетелях нет нужды. Но если хозяин начнет большего требовать, то принявший вещи на сохранение должен утвердить клятвой, что именно столько, а не более, дано ему (под сохранение); ибо (кто берет под сохранение), тот благодетельствует и хранит имение другого.

О ростах

105. Если кто отдаст деньги в рост, или мед и жито с уговором некоторой наддачи; тому в случае спора представить свидетелей, и, согласно их показанию, какая была между ими ряда, взять все с заимобрателя.

О месячном росте

106. Месячные росты позволяется единственно брать за малое время.

Если же заем растянется на целый год, то заимодавец берет уже третные росты, а месячные уничтожаются.

Ежели заем будет в три гривны, и заимодавец свидетелей не представит, то в таком случае идти ему к присяге.

Если же будет простираться свыше сей суммы, то сказать заимодавцу: «Пропали твои деньги; зачем давал без свидетелей».

А это уставил Владимир

107. По Святополке, Владимир Всеволодович собрал в Берестове дружину свою: тысяцких: Ратибора киевского, Прокопия белогородского и Станислава переяславского, Нажира, Мирослава и боярина Олегова, Иоанна Чудиновича, и (посоветовавшись с ними) определил (брать третный рост только) до третьего платежа. Кто возьмет со своего должника третный рост два раза, тому более никакого роста не требовать, а взять только свой капитал; если же заимодавец возьмет три раза третные росты, то он лишается своего капитала.

О росте

108. Если кто берет по 10 кун с гривны на год, то таковых ростов взимать не воспрещается.

О наемнике

82. Ежели наемник уйдет от своего господина, то он через то делается полным крепостным холопом. Если же он отлучался для отыскания денег, или открыто ходил к князю, или судьям, для прошения на своего господина в обиде, то не обращать его в рабство, но дать ему расправу.

О свидетельстве

79. Раба в свидетели не призывать; но если не случится свободного гражданина, то по нужде можно сослаться на боярского тиуна, но ни на кого более.

Но в малом иске дозволено сослаться и на наемника.

О бороде

28. Если кто вырвет у кого клок бороды, так что вырванное место будет приметно, и если свидетели то подтвердят, то взыскать (с обидчика) 12 гривен пени; но если очевидцев нет, которые бы утвердили истину жалобы, то пени с ответчика не взыскивать.

О зубе

29. Если кто у кого выбьет зуб, так, что кровь будет видна во рту, и если это будет подтверждено очевидцами, то взыскать с (обидчика) 12 гривен пени, да (обиженному) за зуб гривну.

О борти

36. Кто украдет борть, с того взыскать 12 гривен.

43. Если земля будет разрыта, или на земле будут оставлены признаки ловли, или сети, то округа обязана искать у себя вора или платить пеню.

44. Кто стешет бортные знаки, срубит бортную грань или дуб, или межевый столб, или запашет межу полевую, или перегородит дворовую, с того взять 12 гривен пени.

Определение накладов

48. Следующие наклады или прибавки постановляются к 12 гривнам: отроку брать 2 гривны и 20 кун; а самому (судье?) с отроком ехать на двух лошадях, и брать на них овса, сколько они могут съесть; в пищу себе получать из мясного: барана или полоть и из другого корма, сколько двое съедят. Писцу давать 10 кун, перекладного 5 кун, да за мех (?) 2 ногаты.

О жене

17. За убийство жены тот же суд, что и за убийство мужа; с виноватого взыскать полвиры, то есть, 20 гривен.

18. За раба и рабыню виры не полагается; но кто убил их безвинно, должен заплатить господину, как за раба, так и за рабу, урок или цену убитого, да князю 12 гривен пени.

О наследстве

90. Когда простолюдин умрет бездетен, то имение его поступает к князю; если остались дочери (не замужние), то выделить на них некоторую часть; если же будут замужем, то не имеют ни малейшей доли в наследстве.

О наследстве после бояр и дружины

91. Но имение после бояр или дружины не может поступать на князя; если они не оставили после себя сыновей, то дочери имение их получают.

92. Если кто, умирая, разделит имение свое, то воля его остается непременной; если же умрет без завещания, в таком случае отдать все детям, с исключением части на помин души.

93. Если жена захочет остаться вдовой по смерти мужа, то взять ей часть из наследства; но что дал ей муж при жизни, то остается неотъемлемо в ее владении; на имение, оставшееся после мужа, вообще она не имеет никакого права.

Дети первой жены наследуют ее имение, или вено, назначенное отцом для их матери.

94. Если останется сестра в дому, то она не имеет доли в наследстве; но она получает приданое от своих братьев, по возможности, при поступлении в замужество.

О том, если жена обречется пребыть вдовой по смерти мужа

95. Если жена, обрекшись сидеть во вдовстве, по смерти мужа, проживет имение и вступит в брачный союз, то обязана возвратить детям все (прожитое).

Если же она захочет жить в одном доме со своими детьми, а дети не захотят того, то в сем случае удовлетворять воле матери, а не детей.

И что дал ей муж, или что следовало получить ей на свою часть из имущества (оставшегося после мужа), то составляет ее достояние.

96. На материнскую часть дети не могут иметь никакого притязания, но кому ее назначит, тому и взять; назначит всем, — то и разделить между всеми; если же умрет без языка, то, у кого она жила и кто ее содержал, тому и взять ее достояние.

97. Если будут дети разных отцов, но одной матери, то каждый сын берет отцовское.

Если второй муж растратил имение своего иночима, их отца, и умер, то дети его должны возвратить оное (единоутробной) братии, согласно с показанием свидетелей; они владеют (только) отцовским имением.

98. Что касается до матери в сем случае, то она отдает имение тому сыну, который был добрее (не разбирая того, с которым мужем прижит ею); если сыновья все были злы, то она вправе отдать имение и дочери, которая ее содержит.

Пошлины судебные

111. Следующие пошлины определяются с судов: из виры судье 9 кун, метельнику 9 векош; с бортной земли 30 кун, а во всех прочих тяжбах с того, кого оправдают, судье брать по 4 куны, а метельнику 6 векош.

О наследстве

112. Если братья станут между собою тягаться о наследстве перед князем, то детский, посланный для их раздела, получает гривну кун (за труд).

Пошлины присяжных

113. Следующие пошлины определяются с дел, присягой решаемых: от уголовного суда 30 кун, с тяжбы о бортной и пахотной земле 27 кун; по делам о свободе 9 кун.

О купце, потерпевшем кораблекрушение

109. Если какой-нибудь купец, взяв чужие (товары или) деньги, потерпит кораблекрушение, или подвергнется пожару, или будет ограблен неприятелем, то (веритель) не вправе сделать ему какое-нибудь насилие, или продать его в рабство, но должен позволить ему рассрочку платежа погодно; ибо он не виноват в несчастной утрате товара: власть Божия.

Но если купец вверенный ему товар или пропьет, или промотает, или испортит от небрежения, то он отдается в полную волю верителей: хотят ждут, хотят продадут в рабство, их воля.

О долгах

110. Если кто многим должен, а купец, приехавший из другого города, или из другой земли, не зная про то, поверит ему товар свой, и он окажется после не в состоянии заплатить сему верителю за товар, по причине требований со стороны первых заимодавцев; в таком случае вести должника на торг и продать, и удовлетворить наперед требованиям гостя, а остальное разделить между прочими заимодавцами.

Также, если он должен будет князю, то очистить наперед князя требования, а остальное в дележ.

Если кто из них взял уже много ростов, тот лишается своих денег.

О наемнике

83. Если у господина будет наемный земледелец и потеряет войсковую (?) лошадь, то ему не за что ответствовать, а ежели утратит плуг и борону, данные ему господином, от которого он получает плату, то он должен за эту потерю заплатить господину.

Если же эти вещи пропали в его отсутствие, когда он послан был за господским делом, то в сем случае наемник не обязан платить.

О наемнике

84. Наемник не ответствует за скотину, уведенную из хлева; но когда растеряет ее в поле, или не загонит на двор, или не затворит в хлеве, вопреки приказанию своего господина, или утратит ее за своим делом, то наемник подлежит ответственности.

85. Если господин обидит наемного слугу, не выдаст ему полного жалованья (?)… то господин должен возвратить ему удержанное; да кроме сего заплатить ему за обиду 7 кун пени.

Равным образом, когда господин возьмет и станет удерживать деньги наемника, то взятые деньги возвратить, да за обиду заплатить ему 3 гривны пени.

86. Ежели господин продает вольного слугу за холопа, то слуга очищает весь свой долг, за который он пошел в служение, а продавец вносит 12 гривен пени.

Если господин бьет наемного слугу за дело, то в сем вины нет; если же бьет его в пьянстве и без всякой вины, то платит ему как свободному.

О холопе

76. Ежели чей крепостной холоп уведет лошадь, то платит за то 2 гривны.

О наемнике

87. Если наемник украдет что-нибудь, то господин не ответствует; но если он будет пойман, то господину отдается на волю, хочет ли он заплатить известную сумму за учиненную слугой его покражу, например, лошади, или какого-нибудь другого предмета, и в таком случае наемник делается полным его холопом.

Если же господин не захочет платить за него, то должен продать его и из вырученных денег заплатить за покраденное им: лошадь ли то будет, или бык, или товар, или другое что им унесенное; а что останется за уплатой, то взять себе.

О том, если холоп ударит

77. Если холоп ударит свободного человека и скроется в дому, а господин не выдаст его, то платить за него господину 12 гривен.

Но если после сего ударенный встретит где-нибудь того, кто ударил его, то Ярослав определил было убивать его; но дети Ярослава, отменив сию казнь, дали истцу одно право бить, развязав (?), виновного холопа, или взять за бесчестие гривну кун.

О борти

46. Кто срубит борть, платит 3 гривны пени, а за дерево хозяину полгривны.

47. За выдрание пчел З гривны, а хозяину, буде мед еще не был вынут, 10 кун, буде же уже вынут, 5 кун.

48. Если тать скроется, должно искать его по следу. Если след приведет к селу, или к какому-либо имению, и если жители или хозяева не отведут от себя следа, не пойдут на след и станут отбиваться, то платить им за покраденное с пеней.

А следить надлежит с чужими людьми и свидетелями. Но буде след кончится на большой дороге, при коей не будет никакого селения, или на пустом, не застроенном и безлюдном месте, то не платить ни пени, ни цены украденного.

О простолюдине

88. Если простолюдин чинит истязание простолюдину без княжеского повеления, то 3 гривны пени, да гривна битому за муку.

89. За истязание же огнищанина 12 гривен пени, и гривна кун самому битому.

42. Если кто украдет ладью, то 6 кун пени, с возвращением хозяину лицом; за морскую ладью 3 гривны, за набойную 2, за челн 8 кун, за струг гривна.

О перевесах

40. Если кто перерубит веревку в перевесе, то 3 гривны пени, да за веревку (птицелову) гривну.

37. Кто украдет в чьем-нибудь перевесе собаку, сокола или ястреба, платит пени 3 гривны, да хозяину гривну.

38. За голубя 9 кун, за куря то же.

39. За утку, гуся, лебедя и журавля 30 кун.

41. За кражу сена и дров 9 кун, а хозяину за каждый украденный воз по две ногаты.

О гумне

49. Поджигатель гумна выдается князю на заточение, и дом его на разграбление, из которого наперед вознаграждается убыток (хозяина), а остальным располагает по своей воле князь.

Так же поступать и с поджигателем двора.

50. Если кто по злобе зарежет чужого коня или другую скотину, тот платит в казну 12 гривен пени, да (хозяину) за причиненный ущерб гривну.

60. Все изложенные доселе тяжбы судятся по свидетельствам свободных людей. Если же случится быть свидетелем холопу, то он не может быть представлен к суду.

Но истец, если хочет, может воспользоваться свидетельством раба, и, сказав ответчику: «Я требую тебя к суду по поводу свидетельства сего раба, впрочем от своего собственного лица, а не единственно по речам холопьим», может требовать от ответчика, чтобы оправдался испытанием железа.

Если последний окажется виновным, то платит иск. Если же явится невиновным, то истец дает ему за муку гривну, поелику вызвал его на испытание по поводу холопьих речей.

61. Пошлины железной 40 кун, мечнику 5 кун, княжескому отроку полгривны; это называется железной пошлиной, взимаемой по случаю таких вызовов на испытание железом.

Если же истец вызовет кого на железо по показанию свободных людей, или по подозрению (?), если, например, видели обвиняемого проходящим ночью, или другим каким образом, то ответчик, оправдав себя невреждением от железа, не берет ничего за муку с истца, который платит только железное.

Пошлины для строителей городских стен

114. Строителю города вот какая плата: закладывая городни брать куну, да по окончании ногату; на пищу и на питье, на мясо и рыбу полагается 7 кун в неделю, 7 хлебов, 7 убороков пшена, 7 лукон овса на 4 лошади; что и получать ему, пока не будет город срублен; солоду давать ему на все время 10 лукон.

Пошлины для строителей мостов

115. Строителю моста вот какая плата: по построении (нового) моста брать с 10 локтей по ногате.

Если же будет починен только старый мост, то, сколько городень будет починено, брать со всякой по куне.

Сверх того давать ему с помощником две лошади, на которых брать им по 4 лукна на неделю; а пищи, сколько съесть могут.

О наследстве

99. Дети, прижитые с рабой, не имеют участия в наследии, но получают свободу и с матерью.

100. Если останутся в доме дети малолетние, которые не в состоянии еще заботиться о себе, а мать выйдет замуж, то отдать их при свидетелях на руки ближайшему родственнику вместе с имуществом и домом.

А что опекун присовокупит к имению, отдавая его в рост или пуская в торговые обороты, то возьмет себе за труд и попечение, но сам капитал должен им возвратить.

Приплод же от рабов и от скота остается в пользу детей, которые получают его лицом (от опекуна). Если опекун утратит что-нибудь из принятого им имения, то он обязан за все то заплатить детям.

101. Если и отчим возьмет детей вместе с имуществом (под свою опеку), то при возвращении имения поступать на тех же основаниях, но двор отеческий всегда поступает к младшему сыну.

О крепостном состоянии

62. Холопство полное есть трех родов: первое, когда кто купит человека, хотя бы и за полгривны, поставит свидетелей и отдаст деньги (?) при самом холопе.

63. Второе, когда кто женится на рабе без всякого условия; если же сделано будет при этом условие, то оно остается в своей силе.

64. Третье, когда кто без условия же пойдет в тиуны или в ключники. Если же было учинено условие, то как условливался, так при том и оставаться.

81. Ни дача заработной платы, ни содержание, ни снабжение домашним обиходом не делают никого холопом; и если кто, из таковых наемников, не дослужив года, захочет отойти прочь, то ему не возбраняется; только должен он в таком случае возвратить господину полученное.

66. Ежели холоп бежит, и господин о побеге его заявит, и если кто, слышав сию явку или зная, что холоп беглый, даст ему хлеба или укажет дорогу, то платит господину за холопа 5 гривен, а за рабу 6.

67. Если кто переимет чужого холопа и даст о том знать господину, то взять ему за переем гривну кун. Если же, поймав беглеца, не устережет его, то платит господину 4 гривны, а за рабу 5 гривен; в первом случае пятая, а во втором шестая уступается ему за то, что он поймал беглого.

68. Если кто сам дознается, что холоп его находится в известном городе, а между тем посадник не знает о том, то, донесши о том посаднику, он имеет право вытребовать у него отрока, дабы вместе с ним связать беглеца; за каковое содействие даст ему 10 кун; но за переем не платит ничего.

Но если преследователь упустит раба, то жаловаться на себя самого; и никто не платит за то, как и он никому не отвечает за переем его.

69. Если кто по неведению встретит чужого холопа, подаст ему весть или станет держать его у себя, и беглец сойдет от него, то, буде он присягает, что по неведению поступал таким образом с беглецом, освобождается от всякого взыскания.

70. Если холоп (обманом) испросит у кого деньги под именем вольного человека, то господин его должен или заплатить, или отступиться от него; но если веритель, зная, что он холоп, дал ему деньги, то лишается своих денег.

71. Если кто дозволит своему холопу торговать, и холоп тот одолжает, то господин обязан платить за него долги, но не властен от него отступиться.

72. Если кто возьмет (?) чужого холопа не зная, то первый господин берет своего холопа обратно, а последний буде присягнет, что купил его по неведению, получает свои деньги; если же откроется, что купил его заведомо, то лишается своих денег.

73. Если холоп, будучи в бегах, приобретет себе имение, то как долг за холопа оплачивает господин, так и приобретение, сделанное им, принадлежит господину вместе с лицом раба.

74. Если холоп, бежав, снесет с собою что-либо из принадлежащего соседу, то господин обязан заплатить (за снесенное им по надлежащей цене).

75. Если холоп обокрал кого-нибудь, то господин обязан или заплатить за него, или выдать его вместе с другими участниками воровства, или хоронившими краденое, кроме их жен и детей.

Если (с холопом) крали и хоронили свободные люди, то с таковых, при выкупе господином, взять пеню для князя.

Из предложенных статей Русской Правды, как и из ниже предлагаемых статей договоров видно, что во все продолжение удельного периода, до татар, преступления, как убийство, побои, воровство, укрывательство, наказывались или оплачивались пенями по прежнему.

Статьи о купцах, ссудах, долгах, резах, покровительство гостям, которые удовлетворяются прежде туземцев, после князя, показывают значительное развитие торговли (44, 46, 47, 48, 49, 74, 75).

Статьи о закупах ролейных и прочих доказывают многочисленность этого класса и вновь возникшее обыкновение обрабатывать землю наймом. Примечательно покровительство, оказываемое законом наймитам (50, 76, 77, 78, 80).

То же должно сказать о холопах, челядинах, которым посвящено очень много статей, сравнительно с другими предметами (26, 33, 34, 42, 51, 61, 79, 81, 102–115).

Общинное (артельное) начало с круговой порукой приметно в статьях о дикой вире (3, 4, 6), на которую заранее вкладывались жители вервей, точно как новгородские купцы вкладывались в иванское купечество на торговлю воском (см. ниже).

Замечательно в статьях о наследстве предпочтение младшего сына, которому предоставлялся отеческий дом, в противоположность западным майоратам (101).

Наследство боярское при неимении сыновей делится между дочерьми (63), а наследство смердов в таком случае идет на князя (62).

Пени за убийство различаются по званию убиенного (1, 9, 14).

Некоторые из важнейших статей Русской Правды, или им соответственные, появляются и в торговых договорах этого времени с немцами. Мы присоединим к ним оттуда и прочие законоположения.

В договоре новгородского князя Ярослава Владимировича с немецкими послами, около 1199 года, было постановлено:

«А если убьют новогородца посла за морем, или немецкого посла в Новгороде, то за ту голову 20 гривен серебра.

А если убьют купчину новогородца (у немцев) или немчина купчину в Новгороде, то за ту голову 10 гривен серебра.

А если свяжут мужа без вины, то 12 гривен за бесчестье, старых кун (денег).

Если ударят мужа оружием или колом, то за рану 6 гривен старых.

Если толкнет (кто) или разорвет одежду (мантию, mаntеl, мятель), то 3 гривны старых.

Если прибьет (кто) мужнюю жену или дочь, то князю 40 гривен старыми кунами. А жене или мужней дочери 40 гривен старыми кунами.

Если сорвет (кто) повойник с головы у чужой жены или дочери, и (она) явится простоволосою, то 6 гривен старых за бесчестие.

В случае спора (драки?) без крови, свидетели, русь и немцы, бросают жребий: кому вынется (тот), присягнув, получает следующее вознаграждение.

При взыскании денег варягом с русина, или русином с варяга, в случае его запирательства (истец), в присутствии 12 свидетелей, идет к присяге и берет свое.

Если кто повалит рабу насильно, но не обесчестит, то за обиду гривна.

Если обесчестит, то раба свободна.

Если убьют заложника или попа новгородского, или немецкого в Новгороде, то 20 гривен серебра за голову».

В договоре смоленского князя Мстислава Давыдовича (1228) с Ригой и Готским берегом следующие 11 статей в начале, после вступления, полностью совпадают со статьями Русской Правды.

«Если случится убийство, то за жизнь вольного человека платить 10 гривен серебра деньгами или кунами, пенязями, считая оных (кун) 4 гривны на одну гривну серебра. Кто ударит холопа, платит гривну кун.

Та же пеня в Смоленске, в Риге, и на Готском берегу.

За повреждение глаза, отсечение руки, ноги и всякое увечье, 5 гривен серебра; за вышибленный зуб 3 гривны серебра.

За окровавление человека посредством дерева 1 1/2 гривны; кто ударит по лицу или схватит человека за волосы, или ударит батогом, дает 3/4 гривны.

Пеня за обиду посла и священника должна быть двойная.

За рану, без знаков увечья, пеня в полторы гривны.

Если русский гость провинится в Риге или на Готском берегу, то нельзя посадить его в дыбу, когда он представит поруку за себя; если поруки не будет, то можно заковать в железа.

Если немецкий гость провинится, то нельзя бросить его в погреб; не будет у него поруки, то можно заковать его в железа.

Если холоп княжеский или боярский умрет, заняв деньги у немца, то наследник первого — или кто взял его имение, — платит долг.

И немец, и россиянин обязаны в тяжбах представлять более двух свидетелей из своих единоземцев.

Испытание невинности посредством раскаленного железа дозволяется только в случае обоюдного на то согласия; принуждения нет.

Русин не может звать немчина на поле в Смоленске, ни немчин в Риге и на Готском берегу.

Если немецкие гости (вздумают когда) биться между собою мечами или сулицами, то князю до этого нет дела, и никакому русину; пусть правятся своим судом.

Если россиянин застанет немца или немец россиянина у своей жены, виноватый платит 10 гривен серебра за бесчестие; так и русин в Риге и на Готском берегу.

Если немец или россиянин обесчестит девицу или вдову хорошего поведения, то взыскать с виновного 10 гривен серебра за бесчестие».


Средства для защиты и очистки поверхностей, моющие Средства 1001kraska.ru.