ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО

Полоцк, на Западной Двине, в земле кривичей, существовал до Рюрика. Он был известен норманнам, грекам, арабам. Рюрик посадил в Полоцке своего мужа. Во время Святослава водворился здесь Рогволод, норманн, пришедший из-за моря родоначальник по женскому колену полоцких князей, Всеславичей,[19] которые враждовали с самого начала с прочими князьями русским.

«О сих Всеславичах, говорит древняя летопись, описывая происхождение этой вражды, так рассказывают сведущие: Рогволод держал Полоцкую землю, владел ею и княжил в ней, а Владимир был тогда в Новегороде, еще очень молодой и поганый (язычник); и был у него воеводою Добрыня, храбрый и нарядный муж. Сей послал к Рогволоду просить у него дочери за Владимира. Рогволод спросил свою дочь: хочешь ли за Владимира? Она отвечала: не хочу разуть робичича,[20] но хочу Ярополка. Владимир разгневался о той речи, что сказала: не хочу я за робичича, и пожаловался Добрыне. Тот исполнился ярости и собрал войско. Они пошли на Полтеск и победили Рогволода. Рогволод убежал в город. Они приступили к городу, взяли город и захватили самого Рогволода, и жену, и дочь его. Добрыня поносил ему и дочери его, называл ее робичицею, и велел Владимиру быть с нею перед отцом ее и матерью. Потом убил отца, а ее дал женою Владимиру. Она была прозвана Гориславою и родила Изяслава. После Владимир взял себе других жен, и начал ей негодовати (разлюбил ее). Неколи он пришел к ней и уснул. Она хотела зарезать его ножом, и ключися ему убудитися (случилось ему проснуться), и он схватил ее за руку. Она сказала: „Я сжалилася, потому что ты из-за меня убил моего отца, и землю его полонил, а ныне ты уже не любишь меня и этого младенца“. Владимир велел ей устроиться во всю тварь царскую, как в день ее посага (посяга), и сесть на постели светлой в храмине, да пришед потнеть ю (пронзит ее). Она исполнила так, и дав в руки сыну своему Изяславу меч наг (обнаженный), сказала: „Как придет сюда отец, выступи и скажи: отче, разве думаешь, что ты здесь один?“ Владимир отвечал: „А кто тебя знал здесь“, и бросил свой меч, созвал бояр и рассказал им (все происшедшее). Они порешили: „Не убивай ее, ради дитяти сего, но воздвигни отчину ее и отдай ей с сыном своим“. Владимир построил город, назвал его Изяславлем и отдал им. Вот с каких пор Рогволожи внуки взимают меч против Ярославлих внуков».

Изяслав скончался еще при жизни отца, Владимира, в 1001 году.

Сын его Брячислав начал враждебные действия вскоре по его кончине и напал в 1021 году на Новгород, с помощью норманнов.

Война его с Ярославом описывается в Эймундовой саге с разными баснословными подробностями.

Ярослав настиг его при реке Судомире, на обратном пути из Новгорода к Полоцку, и отнял всю добычу. По заключенному миру Брячислав получил себе Витебск и Усвят.

Брячислав умер в 1043 году, и на его место заступил сын Всеслав, знаменитейший из князей полоцких. Предание говорит, что мать его родила от волхвованья. На голове у него оказалась язва, и волхвы велели матери обвязать голову, а ему носить эту повязку до самой смерти, «которую и носит Всеслав, говорит летописец под 1043 годом, до сего дне на себе сего ради не милостив есть на кровопролитье».

С 1064 года Всеслав начал воевать. По следам отца ходил он (1067) на Новгород и ограбил город.

«Всеслав разшибе славу Ярослав(л)ю, скочи волком до Немигы с Дудуток».

Ярославичи пошли на него за то войной, взяли Минск, иссекли мужей, а жен и детей взяли на щит.

На Немизе, 3 марта 1067 года, «была сеча злая, говорит летопись, и многие пали».

Певец Слова о полку Игореве описывает сечу так: «на Немизе снопы стелют головами, молотят чепи харалужными, на тоце (на току) живот кладут, веют душу от тела. Немизе кровави брезе не бологом (не благом) бяхуть посеяни, посеяни костьми Руськых сынов».

Ярославичи потом обманом уговорили Всеслава переправиться к ним через Днепр, поцеловав крест, что не сделают ему зла. 10 июля, когда он приплыл к ним в ладье, они захватили его на Рши у Смоленска и отослали в Киев. Там посажен он был в темницу с двумя сыновьями.

На следующий год (1067) в Киеве, среди народного мятежа, вследствие отказа великого князя Изяслава вновь идти на половцев, дружина советовала великому князю убить Всеслава, но тот не согласился, — Всеслав, освобожденный, посажен на стол (13 сентября).

Когда Изяслав воротился с польской помощью через семь месяцев (1068), Всеслав вышел к нему навстречу, но тайком от киевлян бежал ночью из Белгорода в Полоцк. «Скочи от них лютым зверем в полночи из Белаграда, обесися сине мгле (обвернувшись синею мглою)».

Изяслав прогнал его и оттуда и посадил сына своего Мстислава, который вскоре там умер, замещенный Святополком (1069).

Всеслав напал тогда во второй раз на Новгород и был отражен князем Глебом с новгородцами (23 октября, на память Св. Иакова).

Он не унывал, собрался с новыми силами и через год (1071) выгнал Святополка из Полоцка, но был опять побежден братом его Ярополком у Голотическа.

Более о нем ничего не известно. Его кончина записана в 1101 г. 14 апреля, в среду, в 9 часу дня. Вероятно, он успел после Ярополковой победы возвратить себе отчину. Слово о полку Игореве прославляет его так: «Всеслав князь людем судяше, князем грады рядяше, а сам в ночь волком рыскаше; из Кыева дорыскаше до Курь Тьмутораканя, великому Хорсови волком путь прерыскаше».

Он оставил многих сыновей: Романа, Давыда, Рогволода, Бориса, Глеба, Ростислава, Святослава, о которых вместе упоминается в летописи только под 1106 годом: «победиша Зимегола Всеславич, всю братью, и дружины убиша девять тысяч».

Примечательнейший из них был Глеб, князь минский, на которого ходило еще в 1101 году ополчение южных князей: Путята от великого князя киевского Святополка, Ярополк от отца Мономаха, и Олег Святославич, имея при себе брата Глебова Давыда. Успеха никакого не было, и князья вернулись домой.

Десять лет прошло спокойно, но в 1115 г. Киевская летопись рассказывает, что Глеб воевал дреговичей, сжег Случеск и не каялся в своей вине, а упрекал Мономаха и говорил против него. Владимир выступил с сыновьями своими и Ольговичами: Вячеслав взял Оршу и Копысу, а Давыд с Ярополком Друцк, сам Владимир пошел к Минску, и когда Глеб увидел, что он начинает ставить частокол у своего лагеря, то начал просить пощады, высав послов. Мономах, не желая проливать крови в дни постные, дал ему мир. Глеб вышел из города с детьми и дружиной, поклонился и обещал слушаться во всем. Распорядившись о делах, Владимир возвратился в Киев, а Ярополк срубил город Желди для полоненных дручан.

Через год (1117) Глеб был, однако же, выведен из Минска, вероятно, не сдержав своего обещания.

Мономах привел его в Киев, где он и умер в 1119 году 13 сентября.

Он дал с княгиней в монастырь 600 гривен серебра и 80 золота. Жена его, дочь Ярополка Изяславича, дожила до глубокой старости (1157) и похоронена в Печерском монастыре, в головах у Св. Феодосия. Она дала сто гривен серебра и 30 гривен золота после смерти князя, а по своей смерти пять сел с челядью и все имение.

Рогволодовичи продолжали враждовать с Ярославичами.

В 1128 году сын Мономаха Мстислав, великий князь киевский, вооружился со всеми силами против полоцких князей, которые «зане не были в его воли» и не слушались его, когда он звал их на помощь в Русскую землю, «но паче молвяху Бонякови Шелудивому в здоровье». Мстислав разгневался и хотел идти войной, но поход не состоялся, потому что половцы тогда налегли на Русь. Он «стоял и перемогался, бияся с ними», но лишь только «опорознился он от рати (сделался свободным)», как и приступил к исполнению своего намерения.

Посланные им братья и сыновья разными дорогами должны были в один день, 11 августа, напасть со всех сторон на Полоцкие области.

Брячислав, сын полоцкого князя Давыда, вышел из Логожска к отцу со своими людьми, но на середине дороги остановился, не решая, куда идти, и попал в руки к шурину своему Изяславу Мстиславичу, который отвел пленника с его людьми к дяде Вячеславу, стоявшему и бившемуся перед Изяславлем. Изяславцы, видя князя своего и логожан в целости, взяли с Вячеслава клятву, что он не тронет их, и сдались. Отроки его, однако же, по недоразумению пустились грабить, так что с трудом был сохранен двор Мстиславлей, жены Брячислава. Полочане решили выгнать своего князя Давыда с его детьми и просили к себе у Мстислава князем Рогволода, брата Давыдова, на что Мстислав и согласился.

Через год, в 1130 году, выгнал, однако же, Мстислав всех полоцких князей в греки с женами и детьми, «еже преступиша крестное целование. Первые посла по Кривитьстеи князе по Давыда, по Ростислава, и Святослава, и Рогволодича два, и усажа у три лодьи, и поточи и Царьграду за неслушание их», а мужей своих посажал по их городам.

Полоцк был отдан им старшему сыну Изяславу. Изяслава, после смерти Мстислава (1132), великий князь Ярополк вызвал оттуда в Переяславль, а Полоцк передал другому племяннику, Святославу.

Полочане выгнали его, однако же, от себя, и посадили у себя Василька Рогволодовича, который, видно, возвратился из ссылки и занял отцовский стол, может быть, воспользовавшись киевскими смятениями. Мы узнаем об этом из известия, что он (1138) пропустил свободно через свои владения Всеволода Мстиславича, изгнанного новгородцами и призванного плесковичами из Киева, «забы злобу отца его», Мстислава, изгнавшего полоцких князей в Грецию.

Дочь свою Василько выдал замуж за сына великого князя киевского Всеволода Ольговича, Святослава.

Под 1140 отмечено в летописи, что вернулись из Царьграда еще два княжича: прочие или умерли там, или возвращение их, как Васильково, не записано.

В 1144 в Полоцке княжил Рогволод Борисович, который женился на дочери великого князя Изяслава Мстиславича.

Он был согнан полочанами со стола и отослан в Минск под стражей (1151), где и жил в великой нужде.

Полочане прислали к Святославу Ольговичу, северскому князю, приглашение с любовью и поддались под его покровительство, «яко имети его отцем себе, и ходить в его послушанье».

Затем, вследствие общей причины, раста числа князей, в Полоцке начинаются междоусобия между братьями, в которых, по родству, принимают по временам участие и прочие русские князья. Князем себе, после изгнанного Рогволода Борисовича, полочане посадили двоюродного брата его, Ростислава Глебовича.

Спустя восемь лет, Рогволод Борисович появляется у Святослава Ольговича, который дает ему свой полк искать себе волости, «потому что братья его обидели и отняли у него волость и жизнь его всю». Приехав к Слуцку, он начал договариваться с дручанами, которые звали его к себе: «Приезжай, князь, не стряпай, мы рады тебе, и если нам с детьми придется биться за тебя, мы готовы биться». Больше трехсот людей дручан и полочан выехало к нему, и он вступил в город с великой честью, откуда князь Глеб Ростиславич был изгнан и уехал к отцу (1158) в Полоцк.

И в Полоцке началось смятение: многие хотели Рогволода. Насилу Ростислав Глебович смирил людей, одарив многими дарами и приведя их к кресту; а сам с братьями Всеволодом и Володарем Глебовичами выступил против Рогволода к Друцку. Рогволод затворился в городе. Начались стычки и, наконец, противники заключили мир.

Ростислав передал волости Рогволоду и вернулся домой, но недолго пользовался там покоем. Напрасно полочане целовали ему крест и говорили прежде: «Ты наш князь, и дай Бог нам с тобою пожити, без всякого извета». Напрасно, ибо преступили крестное целование и послали втайне сказать Рогволоду Борисовичу в Друцке: «Князь ты наш, согрешили мы пред Богом и пред тобою, вставши на тебя без вины, разграбивши твою жизнь и твоей дружины, отдавши самого тебя на великую муку Глебовичам. Если ты не помянешь всего этого, что мы сделали тебе своим безумием, и поцелуешь нам крест, то мы люди твои, а ты нам князь». Рогволод исполнил их желание, поцеловал им крест, что не помнит зла. Полочане начали думать, как бы им захватить своего князя; пригласили его в Петров день на братчину к Святой Богородице, с тем, чтобы там его взять. Приятели Ростислава из полочан дали ему о том знать. Он надел на себя броню под одежду, и никто не осмелился поднять на него руки. На другой день полочане стали приглашать его к себе в город, а он был тогда на Белчице: «Приезжай к нам, князь, у нас есть речи до тебя». Ростислав отвечал послам: «Да я вчера был у вас, что же вы не говорили со мною, если у вас есть речи до меня». Однако без всякого умысла поехал к ним в город. Навстречу прискакал к нему детский из города предупредить его: «Не езди, князь, в городе вече, дружину твою избивают, а тебя хотят взять». Ростислав вернулся и, собрав всю свою дружину на Белчице, отошел с полком к брату Володарю в Минск. Дорогою, в сердцах, много вреда причинил он Полоцкой волости, скотом и челядью. Полочане послали за Рогволодом в Друцк, и сел он на столе отца своего и деда с честью великой, к удовольствию полочан.

Потом Рогволод собрался с силами: полочанами, смольнянами и новгородцами, чтобы идти на Ростислава к Минску. Ростислав Мстиславич смоленский прислал к Рогволоду (женатому на его племяннице) двух сыновей своих в помощь, Романа и Рюрика. Идя к Минску, он подошел прежде к Изяславлю на брата его Всеволода, который затворился в городе. Всеволод имел великую любовь к Рогволоду и, надеясь на любовь, вышел и поклонился ему. Рогволод дал ему Стрежев, а Изяславль отдал Брячиславу: «того бо бяше отчина»; оттуда пошел он к Минску, стоял десять дней под Минском и, наконец, заключил мир. Князья поцеловали крест, кроме Володаря, который был под Литвою в лесах (1158).

Но мира не получилось. В следующем году опять ходил на Ростислава Рогволод с полочанами и помощью великого князя Ростислава, уже киевского, который прислал ему шестьсот торков с Жирославом Нажировичем. Впрочем, они вскоре ушли домой, поморив коней. Рогволод стоял под городом шесть недель и заключил мир с Ростиславом на своих условиях, освободив Володшу из поруба и Брячислава из желез, Васильковичей, захваченных перед тем Глебовичами, из-за чего, видно, и состоялся поход (1159).

Рогволод показал свою благодарность великому князю, проводив благополучно его сына Святослава, изгнанного из Новгорода, до Смоленска (1160).

На Ростислава (Глебовича) он ходил еще раз и заключил, наконец, с ним мир, вероятно, на своих условиях (1160).

Но поход на Володаря (Глебовича) к Городцу (Гродно) был для него пагубен (1161): Володарь не дал ему сражения днем, а ночью напал на него врасплох с литвой и разбил его совершенно: много было у него убито, а еще больше захвачено в плен. Рогволод бежал в Слуцк, а оттуда через три дня перешел в Друцк, но в Полоцк не смел показаться, потому что у него погибло много полочан. И действительно, полочане посадили у себя в Полоцке Васильковича Всеслава, троюродного племянника Рогволода.

Володарь Глебович, оставшийся старшим между полоцкими князьями, не мог позволить княжение в Полоцке племяннику равнодушно, и, собравшись с силами, пошел на него ратью. Всеслав Василькович вышел к нему навстречу с полочанами, но Володарь не дал ему соединиться со своими помощниками, ударил на него внезапно и разбил. Всеслав бежал к Витебску. Володарь вошел в Полоцк и целовал крест с полочанами, потом вышел к Витебску на Давыда Ростиславича и укрывшегося у него Василька. Они встали на разных берегах реки. Давыд потому не давал ему боя, что ожидал брата Романа со смольнянами. В полночь послышался гром, как будто войско переправлялось через реку, и страх напал на дружину Володареву: «Чего стоишь, князь, здесь, и не едешь прочь. Слышишь — Роман бродит, а оттуда грозит Давыд». И побежал Володарь от Витебска. Утром Давыд увидел, что Володарь бежал, и не послал никого за ним в погоню, только в лесу было много перехватано заблудившихся. Всеслава Давыд Ростиславич опять посадил в Полоцке (1166).

Смоленские князья имели случай оказать ему еще одну услугу. Когда в 1178 г. Мстислав Ростиславич пошел было войной на него из Новгорода, намереваясь возвратить один погост, захваченный за сто лет перед тем Всеславом первым, то Роман смоленский прислал к нему сына в помощь и уговорил брата отложить свое намерение.

В 1180 г. полоцкие князья являются помогающими великому князю Святославу Всеволодовичу, шедшему домой из Новгорода после похода на великого князя Всеволода суздальского: Всеслав с полочанами, брат его Брячислав из Витебска (с ними была ливь и литва), Всеслав Микулич из Логожска, Андрей Володьшич и сыновья его, Изяслав, Василько Брячиславич. Они пошли навстречу Святославу мимо Друцка, куда пришел перед тем Давыд Ростиславич смоленский, помогавший Глебу Рогволодовичу. Дело кончилось сожжением Друцка.

В 1186 г. Полоцкое княжество подверглось нападению Давыда смоленского с сыном Мстиславом новгородским, которым помогали Василько Володаревич из Логожска и Всеслав из Друцка.

Полочане, осознавая свое бессилие бороться, умилостивили врагов многими дарами.

В 1195 г. полоцкие князья помогали Ольговичам и содействовали их победе над полками Давыда смоленского. Борис друцкий взял в плен Мстислава Романовича смоленского, который был им после отпущен.

Это — последнее известие русских летописей о Полоцком княжестве. Вскоре водворились в соседстве, и даже на его землях немцы, которые стали опаснейшими его врагами.

От немецких летописцев, между которыми первое место занимает Генрих Латыш (1226–1227), известны некоторые сведения о полоцких князьях. Сначала немцы искали их приязни и покровительства.

Древнейший паломник, монах Мейнгард, который часто провожал бременских купцов, начавших плавать в устье Двины с 1169 года, построил первую церковь (1187) при деревушке Икескола, с позволения полоцкого князя Владимира. Он назначен был епископом.

С его времени число поселенцев увеличивалось с каждым годом, и третий между ними, Алберт, был, собственно, основателем немецкого владычества в нынешних Остзейских губерниях.

Полоцкие князья, бравшие дань со здешних племен, вскоре увидели свою ошибку, допустив поселение, хотели помешать ему, но было уже поздно.

Сами племена почуяли беду и соединялись по временам, куры, есты, зимегола, литва, ливь, но не могли и не умели действовать дружно. Напротив, они часто продолжали воевать между собой, например, ливы с эстами, чем и пользовались немцы.

Из полоцких князей ливонские летописи упоминают о Владимире полоцком, Всеволоде в Герцике (близ Шкокмансгофа), и Вячко в Кокенгаузене (Крейцбург в Лифляндской губернии).

В 1201 году епископ Алберт положил основание в устье Двины городу Риге, которая стала главной точкой опоры незваных гостей.

Вероятно, около этого же времени он основал орден Христовых воинов, или Меченосцев, и перевел союз цистернских монахов с горы святого Николая в устье Двины.

В марте 1206 года епископ Алберт послал в Полоцк к князю полоцкому Владимиру аббата Дитриха просить о дружбе, а там был уже старшина ливонский Ако из Гольма, который приходил жаловаться на немцев, и убедил князя предпринять военный поход на Ригу. Дитрих нашел случай уведомить Алберта, который собирался плыть в Германию. Он остался, и поход был отложен. Отправлены послы с аббатом до Кокенгаузена, из которых один, Стефан, приглашал епископа для переговоров 30 мая на реке Огере, а другие старались, между тем, возбудить ливов и эстов к войне против немцев.

Ливы из Гольма, Трейдена и Вейналя, вместе с несколькими литовцами, собрались, овладели 4 июня крепостью Гольмом и угрожали Риге. Но рижские немцы с зимеголой отняли Гольм опять. Когда опасность миновала, Алберт уехал в Германию.

Тогда Владимир, около 15 июля, спустился из Полоцка вниз по Двине с многочисленной дружиной, напал было на Икскуль, и потом осадил Гольм, но по одиннадцатидневной осаде, услышав о подплывавших латинских судах, вернулся домой.

Один из полоцких князей, владевший Кокенгаузеном Вячко, заключил (1207) оборонительный договор против литвы с епископом Албертом, которым уступил последнему половину своей волости и крепости.

Около Рождества подданные его селоны пропустили литву, которая напала на епископскую область по правому берегу Трейденской Аа, но была побита.

Один из рыцарей, Даниил Банкеров из Леневардена, напал на Вячка и взял его в плен, но епископ Алберт велел освободить его, принял благосклонно в Риге и дал двадцать благонадежных воинов для защиты и укрепления Кокенгаузена. Вячко, впрочем, не был доволен такой милостью, не поверил немцам и решил мстить. Полагая, что Алберт с прошлогодними поклонниками отплыл из Двины, велел он русским и подчиненным леттам и селонам избить данных ему немцев, и позвал полоцкого князя на Ригу. Но Алберт был еще там, удержанный противными ветрами. Он убедил триста поклонников остаться в Лифляндии и кликнул клич всем немцам и ливам собраться в Риге. Устрашенный Вячко сжег свою крепость и спасся бегством в Русь, вероятно, в Полоцк, а Алберт отплыл в Германию.

На весну 1208 года он возвратился в Лифляндию с новыми многочисленными поклонниками и распорядился тотчас восстановить и укрепить Кокенгаузен и стеречь отсюда русь и литву.

Осенью лифляндские немцы со своими христианскими союзниками предприняли поход на князя Всеволода, княжившего в Герцике. Он был женат на дочери литовского князя Дангеруте и враждовал с немцами. Немцы взяли и сожгли город. Чтобы освободить свое плененное семейство и возвратить себе город Герцике, он должен был ехать в Ригу, договориться с епископом Албертом об уступке подданной ему дотоле страны ливов и леттов, и за возвращенное ему княжество Герцике присягнуть в верности.

В 1210 году было общее покушение куров, эстов, литвы, зимеголы, вместе с русскими из Полоцка и Герцике, на немцев в Лифляндии, в Кокенгаузене и Риге, но без успеха.

Несмотря на свои успехи, немцы все еще сознавали свою слабость, и в 1210 году лифляндские старшины в Риге послали рыцаря Рудольфа в Полоцк с поручением стараться заключить мир. Вслед за ним другой рыцарь Ордена Арнольд, после схватки с эстами явился в Полоцк и просьбами своими достиг того, что князь Владимир дозволил рижским купцам вести торговлю по-прежнему и послал в Ригу уполномоченного Лудольфа из Смоленска, который осенью заключил мир с условием, чтобы ливы ежегодно платили должную дань полоцкому князю, или епископ Алберт за них.

В 1211 году область Герцике была разделена между четырьмя лифляндскими епископами и братьями Алберта.

Весною 1212 года рижский епископ имел свидание с полоцким князем. При посредничестве князя Владимира псковского они заключили торговый договор и союз против литвы; вместе с этим Владимир отказался от подати с леттов и ливов и предоставил немцам земскую власть над ними.

В 1213 году рыцари нападали на Герцике за неверность и непокорность князя и ограбили город.

В 1216 году эсты убедили князя Владимира полоцкого напасть на Ригу, а сами они брались напасть на ливов и леттов и запереть гавань. Владимир собрал большое войско из руси и латышей, хотел уже садиться на суда, как вдруг упал и скоропостижно умер.

Число немцев увеличивалось беспрестанно: Алберт беспрестанно ездил в Германию и приводил оттуда новые толпы; страна освобождалась от русской зависимости, а немцы, напротив, утверждали более и более свое владычество, и вместе уничтожали следы православной веры, заставляя местных жителей принимать римскую.

В 1222 году в ливонских летописях встречается известие о посольстве полоцких князей, в числе прочих, в Ригу, для заключения мира с немцами.

Под 1223 и 1224 годами в ливонских и новгородских летописях мы находим последнее известие о Вячке, который изгнан был немцами из своего Кокенгаузена и искал себе спасения на Руси. Новгородцы посадили его в Дерпте и дали ему двести воинов, чтобы он брал дань с окружных эстов и покорял, что может. Немцы не дали ему покоя и здесь: с большими силами напали на него, — сам Алберт с епископами и рыцарями, — и осадили город. Вячко храбро защищался и отвергал все предложения, в надежде на новгородскую помощь. Немцы решились на приступ. Город был взят и сожжен, все защитники перебиты, и в их числе мужественный Вячко.


As2451 воздушно масляный сепаратор polyfilter.ru.