ВЛАДИМИРО-ВОЛЫНСКОЕ КНЯЖЕСТВО

Владимир именем показывает свое основание великим князем Владимиром Святым.

Он находился в стране древлян, имевших еще, сколько известно, города Вручий (Овруч) и Коростен.

По Ярославову делению Владимирское княжество получил пятый сын, Игорь, переведенный в Смоленск на место умершего брата Вячеслава (1057).

Владимир поступил тогда, вероятно, во владение великого князя киевского Изяслава.

Брат его, за ним следовавший, Всеволод, отдал Владимир племяннику Ярополку Изяславичу (1078).

Ярополк отлучился к дяде Всеволоду в Киев на велик день в 1084 году. Воспользовавшись его отсутствием, двое Ростиславичей бежали из Владимира, где, видно, жили на хлебах у Ярополка, — и потом пришли с войском и согнали его со стола. Всеволод прислал тогда сына Мономаха восстановить порядок, что тот успешно и исполнил. Ростиславичи должны были удалиться. В этом же году Всеволод отдал владимирский город Дорогобуж Давыду Игоревичу, а города Червенские, к области Владимирской прежде принадлежавшие, Ростиславичам (1084), которые приставали к нему за волостями.

Ярополк, «послушав злых советник», может быть, за этот выдел собрался идти на дядю, но тот предупредил его, прислав опять с войском сына Мономаха. Владимирский князь бежал в ляхи, оставив жену и дружину в Луцке. Мономах подступил к Луцку, и лучане сдались ему. Он отправил мать, жену и дружину Ярополка в Киев, а во Владимире посадил Давыда Игоревича из Дорогобужа.

В следующем году (1086), Ярополк возвратился из ляхов (вероятно, с помощью) и заключил мир с Мономахом, который предоставил ему опять Владимир.

Пересидев некоторое время во Владимире, он поехал зачем-то в соседний Звенигород. «Лежащю и ту на возе, саблею с коня прободе и (проклятый Нерадец), месяца Ноября в 22-й день, и тогда воздвигнувся Ярополк, выторгну из себе саблю, и возопи великим гласом: ох, тот мя враже улови». Тело Ярополка отроки его Радко, Вънкин и многие другие, положили на коня перед собой и отвезли во Владимир, а после в Киев.

Было ли это убийство действием личной вражды или по чьему-то научению, остается неизвестным. Ростиславичи подозреваются потому, что убийца нашел убежище в Перемышле у старшего из них, Рюрика, и великий князь Всеволод ходил вскоре войной к Перемышлю; но они не получили никакой пользы от смерти Ярополка. На Давыда Игоревича падает подозрение, потому что ему достался Владимир, и что он хотел овладеть и Червенскими городами (1086).

Прошло несколько лет. Давыд владел Владимиром, Ростиславичи Червенскими городами, а на Днепре происходили междоусобные войны, с одной стороны, между великим князем Святополком и Мономахом, а с другой стороны — Святославичами, войны, подавшие повод к Любечскому съезду (1095). На этом съезде, между прочим, были утверждены владения — за Давыдом Владимир, за Володарем Перемышль, за Васильком Теребовль.

Но не успели разъехаться князья, как возникли между ними новые раздоры. Владимирский князь Давыд Игоревич, по наветам своих бояр, настроил великого князя Святополка против Василька, якобы угрожавшего его Владимиру, в союзе с Мономахом, думающим о Киеве.

Василько был заманен во двор к великому князю и там ослеплен. Давыд увез его во Владимир, «аки некий улов уловив», и посадил его во дворе Вакееве, приставив стеречь его 30 мужей и двух отроков: Улана и Колчко. Все князья восстали на Святополка за совершенное злодеяние. Тот сослался на Давыда, и ему поручено было изгнать виноватого.

Тогда Давыд, в страхе перед угрожавшим нападением, постарался умилостивить Василька и предлагал ему города Всеволож, Триполь или Перемышль, с тем, чтобы он убедил братьев прекратить свои приготовления.

Между тем, слухи о походе князей смолкли, и Давыд вздумал исполнить прежнее, может быть, свое намерение, и отнять у Ростиславичей их уделы, принадлежавшие первоначально к Владимиру, но был встречен Володарем, заперся в Бужске и вынужден был выдать Василька.

В следующем году братья пришли войной, взяли город Всеволож и сожгли его, люди бежали огня и были иссечены по повелению Василька, который сотворил мщение на людях неповинных.

Потом подступили братья под Владимир и послали сказать жителям: «Мы пришли не на ваш город, не на вас, но на своих врагов: Туряка, Лазаря и Василя. Они уговорили Давыда, который послушался их и сотворил зло. Хотите ли биться за них, мы готовы, а если не хотите, то выдайте их». Граждане созвали вече и сказали Давыду: «Выдай сих мужей, мы не хотим биться за них, „а за тя битися можем“. Если же ты не хочешь их выдать, так мы отворим ворота, а сам промышляй о себе». Давыд отвечал: «Их нет здесь», и послал их в Луцк. Туряк убежал оттуда в Киев, а Лазарь и Василь вернулись в Турийск. Люди, узнав, что они в Турийске, кликнули на Давыда и сказали: «Выдай кого те хотят, а если нет, то сдаемся». Давыд послал за Василем и Лазарем и выдал их Ростиславичам. Мир был заключен немедленно, в воскресенье. Поутру на заре Василь и Лазарь были повешены и расстреляны стрелами. «Се второе мщение створи(ша), его же не бяше лепо створити, говорит летописец, дабы Бог отместник был». Ростиславичи отошли от города.

Едва успел Давыд избавиться от одного врага, как явился другой — Святополк, великий князь киевский, обратившийся за помощью к ляхам, у которых просил ее и Давыд. Ляхи провели обещаниями обоих. Святополк осадил Давыда во Владимире и, по семинедельной осаде, вынудил его оставить свое княжество, в великую субботу, 1099 года.

Из Владимира пошел было он на Ростиславичей, но был разбит ими и возвратился во Владимир, где посадил своего сына Мстислава, рожденного от наложницы, а другого сына Ярослава послал в угры за помощью. Изгнанный Давыд ушел через Червен в ляхи.

Не найдя помощи у ляхов, он отправился к половцам, и по дороге примирился с Володарем, у которого оставил и жену. Приглашенные половцы уже шли к нему. Они вместе с Давыдом поспешили на помощь к осажденному уграми в Перемышле Володарю, которых привел Ярослав Святополчич. Угры были разбиты, и победители появились под Владимиром. Мстислав был убит стрелой на стенах. Но помощь, пришедшая из Киева, решила дело, впрочем, ненадолго. Давыд, принужденный бежать, возвратился с новой половецкой помощью и взял Владимир, изгнав Святополковых посадников. Он просил себе суда. На Уветичском сейме (10 августа 1100 г.) Давыд был лишен владимирского стола за ослепление Василька и получил себе в удел город Бужск, с придачей от Святополка Дубна и Черторыйска, да от Мономаха и Святославичей по 200 гривен.

Владимир отдан сыну великого князя киевского, Ярославу.

В 1102 этот князь обманом захватил бежавшего двоюродного брата Ярослава Ярополчича на Нуре и привел к отцу в Киев.

В 1111 он принимал участие в походе на половцев.

На протяжении следующих двух лет (1112 и 1113) Ярослав ходил на ятвягов, дикое литовское племя, жившее в лесах, по северо-западным границам Владимирского княжества.

Он женился на внучке Мономаха, дочери его старшего сына Мстислава, но жил с нею нехорошо, за что в 1117 году подвергся нападению великого князя. Шестьдесят дней продолжалась осада. Ярослав покорился и получил мир. Наказав его, Владимир о всем «вели ему к собе приходити, когда тя позову». В следующем году Ярослав отослал, однако же, свою жену, за что дед снова пошел на него ратью. Бояре оставили Ярослава, и он вынужден был бежать оттуда к Болеславу, супругу сестры своей Сбыславы, в угры. Мономах отдал Владимир сыну Роману, а после его скорой смерти — другому сыну, Андрею (1119).

В 1121 году Ярослав приходил к Червену, искать своей отчины, но без успеха.

В 1123 году привел он к Владимиру многочисленное ополчение, ляхов, чехов, угров, к которым присоединились и Ростиславичи; он надеялся быстро взять город. Однажды, в воскресенье рано поутру, разъезжая под стенами, он бранил людей с князем Андреем и говорил: «Это город мой. Если вы не предадитесь и не выйдете с поклоном, то увидите, что будет. Я приступлю завтра и возьму город». Между тем, как он грозился так, готовилась ему смерть. Два ляха, вероятно, им оскорбленные, стерегли его в засаде, на пути возвращения в свой лагерь, и, выскочив оттуда, когда он оказался рядом, смертельно его ранили. В ту же ночь он умер (1123). Владимир остался за Андреем Владимировичем, который перешел отсюда после смерти старшего брата, великого князя Мстислава (1132), в Переяславль, а Владимир, по распоряжению следовавшего брата его великого князя Ярополка, был предоставлен старшему Мстиславову сыну Изяславу. Изяслава новый великий князь Всеволод Ольгович (1139) перевел также в Переяславль; Владимир же отдал он сыну Святославу, за что и началась у него война с галицким князем Владимирком, имевшим виды на эту волость.

Святослав был выведен оттуда Изяславом Мстиславичем, когда этот последний стал великим князем (1146). Ему дано было в удел несколько мелких городов на Волыни: Бужск, Котельница, Межибожье, впрочем, ненадолго. Он ушел к себе на родину в Чернигов, а эти города отданы были великим князем Изяславом Ростиславу Георгиевичу.

Вячеслав получил тогда Пересопницу вместо принадлежавшего ему Турова.

Хотя Изяслав добыл себе Киев, но он сидел там неспокойно и несколько раз находил убежище во Владимире, откуда, в союзе с уграми, опять начинал свои поиски, оставляя во Владимире брата или сына.

В 1149 году, разбитый дядей Юрием Долгоруким, он прибежал во Владимир только с женой, детьми и митрополитом Климом. Он послал за помощью к уграм, чехам и полякам, которые, по родству, и пришли на его зов. Болеслав, король польский, в Луцке возвел многих детей боярских в рыцарское достоинство, «ту пасаше Болеслав сыны боярскы мечем многы».

Великий князь Юрий Долгорукий поспешил встретить своих врагов. Он пришел к брату Вячеславу в Пересопницу. Туда спешила и галицкая помощь с Владимирком. Изяслав выступил из Луцка и расположился станом у села Чемерина, близ города Олыки. Между тем, союзники, угры и ляхи, получили неблагоприятные известия из дома и должны были думать об отступлении, что было весьма некстати для Изяслава. Они хотели, впрочем, на прощанье примирить противные стороны. Юрий и Вячеслав отвечали, что они готовы мириться, но прежде иноплеменники должны были уйти из Русской земли.

Союзники ушли, Изяслав должен был вернуться во Владимир. Начались переговоры, которые не привели к желанному концу, потому что Юрий не соглашался по требованию Изяслава возвратить новгородцам дани: «Выжену Изяслава, говорил он, а волость его всю переиму». Он пошел к Луцку. Начались сражения. Изяслав пришел на помощь из Владимира. Но Владимирко галицкий стал на Полоной между Владимиром и Луцком, «и тако разъеха е». Изяслав прислал ему сказать: «Введи меня в любовь к стрыеви моему и своему свату Дюргеви: яз во всем виноват перед Богом и перед ним». Ростислав Юрьевич и Юрий Ярославич были против него, а Андрей Боголюбский вместе с Владимирком галицким приняли его сторону. Мира хотел и старший брат Юрия, Вячеслав. Он был заключен в Пересопнице. Изяслав уступал Юрию Киев, а Юрий возвращал все дани новгородские по желанию Изяслава; пограбленное по Переяславском полку, стада или челядь, должно было быть возвращено хозяевам.

Изяслав за своими стадами и своим добром послал мужей своих и тиунов, а мужи одни поехали сами, другие послали также своих тиунов. Юрий не дал ничего, и мужи возвратились ни с чем. Тогда Изяслав послал к Вячеславу и Юрию жалобу: «Се, брате, на том семы хрест целовали, кому свое познаваючи имати; ныне же, брате, оже хощети хресту управити, то дай ны Бог пожити; не хощеши ли управити, а то узрим».

Изяслав тотчас начал военные действия, выгнал сына Юрия Глеба из Пересопницы и отпустил его за Корческ, сказав: «Это волость моя по Горыню». Потом отправился к черным клобукам, внезапно занял Киев, откуда Юрий бежал, сговорился с дядей Вячеславом, — но усидел недолго, и подоспевшим на помощь Юрию Владимирком, в свою очередь, принужден был бежать обратно во Владимир. И там стало ему хуже, ибо Владимирко, возвращаясь из-под Киева, занял города Волынские и хотел было овладеть Луцком. Отраженный, отошел он в Галич, продолжая грозить владимирскому князю.

В Пересопнице посадил он сына Юрия Мстислава, замененного на осень (1150) другим сыном, Андреем (Боголюбским), который получил вместе и Туров с Пинском.

Изяслав не мог сделать ничего против Андрея и избрал на время другой образ действий, просил Андрея убедить отца о предоставлении ему страны по Горыню, впрочем, не унывал и послал к венгерскому королю Гейзе брата Владимира звать на Галич, что тот и исполнил, но был упрошен прекратить войну.

Собравшись снова идти на Киев, Изяслав опять послал брата в угры за помощью и с приведенными десятью тысячами угров начал поход. Уклонясь от встречи с подоспевшим Владимирком, он преодолел все препятствия и в третий раз занял Киев.

Владимирко, рассерженный оплошностью Юрия, ушел домой, собирая подать со всех городов Волынских по пути. Женщины должны были вынимать серьги из ушей и гривны с шеи.

Изяслав хотел совершенно изгнать Юрия из Русской земли и просил новой помощи у короля, но ведомые сыном Мстиславом угры были разбиты в Сапогыне.

Мстислав бежал в Луцк. Однако Изяслав справился и один, и заставил, наконец, Юрия окончательно удалиться в Суздаль (1151).

Покончив с Юрием, он хотел покончить также и с Владимирком, надоедавшим ему не меньше Юрия. Король пришел, наконец, по его вызову, и они вместе заставили Владимирка смириться и обещать возвратить Изяславу Волынские города. Король согласился на мир с этим условием, несмотря на возражения Изяслава.

Но лишь только король и Изяслав отошли от Галича, как Владимирко изменил своему слову: Изяслав определил посадников в Бужск, Шумск, Тихомль, Выгошев, Гнойницу, но Владимирко не пустил их туда. Изяслав послал к нему с повторением требования мужа, при котором деятельный князь галицкий, непримиримый враг владимирского, скончался (1152).

Сын Ярослав обещал исполнить требования Изяслава и также не исполнил, за что тот ходил на него войной и одержал перед своею кончиной победу, но не решительную.

Во Владимире Изяслав посадил тогда сына Ярослава, а Мстислав находился при нем в Переяславле, где и остался по прибытии в Киев великого князя Ростислава. Но им обоим не посчастливилось, и Мстислав вернулся из Переяславля на Волынь, сначала в Луцк, а потом в Пересопницу.

Юрий суздальский, заклятый враг его отца, овладев великим княжеством, захотел выгнать его и оттуда и послал войско, так что Мстислав должен был отправиться за помощью в ляхи, оставив в Луцке брата Ярослава.

Дядя Ростислав смоленский, встретившись с великим князем киевским, примирил его с племянниками, которые на зов его пришли в Киев со своими полками и целовали крест. Только Мстислав не поехал, опасаясь, чтобы Юрий не захватил его. Юрий обнадежил его в своей любви и послал к нему мужа с крестным целованием.

Владимирское княжество, оставшись в роде Изяслава, разделилось между его сыновьями, Мстиславом и Ярославом, и братом Владимиром, на три удела: Владимир, Луцк и Пересопницу (кроме Дорогобужа, принадлежавшего Владимиру Андреевичу), и представило тотчас обыкновенные явления времени, то есть междоусобия.

Мстислав Изяславич напал (1136) на дядю Владимира, взял в плен жену и мать его и отправил в Луцк, «всадив я на возы», дружину ограбил и отнял весь товар, привезенный незадолго перед тем Мстиславлею, вдовою, из угор, от дочери-королевы. Владимир бежал в Перемышль.

Но недолго был спокоен и Мстислав во Владимире. На него пришел великий князь Юрий вместе с Ярославом галицким, ища по обещанию Владимир для племянника своего Владимира Андреевича, отец которого, младший сын Мономаха, княжил некоторое время во Владимире. Владимир ходил было из-под Владимира на Червен и приглашал жителей отворить ему ворота: «Яз есмь не ратью пришел к вам, зане есте людие милии отцу моему, а яз вам свой княжич». В ответ «один с города, потягнув, удари его стрелою в горло, но не смертельно. В гневе он повеле воевати много вокруг».

Между тем, Юрий, простояв десять дней под Владимиром, не смог взять его и отступил. Мстислав преследовал его до Дорогобужа, «воюя и жга села, и много зла створи». Юрий, придя в Дорогобуж, сказал племяннику: «Я обещал отцу твоему и тебе искать Владимира, „аче ти есмь Владимира не добыл, а се ти волость“», — и дал ему Дорогобуж, Пересопницу и все Погорынские города.

Мстислав Изяславич ходил в следующем году (1158) помогать Изяславу Давыдовичу черниговскому на Юрия, который внезапно умер, и Изяслав Давыдович стал великим князем.

Недолго, впрочем, был Мстислав в дружбе и с ним, приняв сторону Ярослава галицкого, который требовал выдачи Берладника. Мстислав, позарившись, подобно своему отцу, на Киев, возглавил все союзные полки, пошел на великого князя и занял Белгород. Берендеи и торки, находившиеся в стане великого князя, изменили ему и вошли в переговоры с Мстиславом: «аще ны хощеши любити, якоже ны есть любил отец твои, и по городу ны даси по лепшему, то мы на том отступим от Изяслава». Мстислав рад был этой речи, послал к ним отрока своего Олбыря Шерошевича, «и яся им по всю волю их, и роте к ним ходи».

Изяслав, преданный, должен был бежать, а Мстислав, Владимир Андреевич и Ярослав заняли Киев 22 декабря. Мстиславу досталось много добра Изяславовой дружины, золота и серебра, челяди, коней и скота, и все это он отправил во Владимир.

На киевский стол был опять призван дядя Ростислав смоленский, с которым Мстислав много спорил о митрополите. Ростислав не хотел Клима, а Мстислав не хотел Константина. Решено было отстранить обоих и звать третьего из Царьграда. Владимирский князь получил себе, однако же, несколько городов в Киевской области.

Мстислав помог великому князю в 1161 году, при нападении на него Изяслава Давыдовича, но вскоре «розгневався на стрыя своего Ростислава, и много речи вста межи ими». Сын Ростислава Давыд захватил посадника Мстиславова в Торческе. Мстислав осадил Владимира Андреевича в Пересопнице, веля ему отступить от Ростислава, но тот не согласился, и Мстислав вернулся во Владимир.

Владимир Мстиславич, изгнанный из Пересопницы, овладел было Слуцком, но ненадолго, и брат Ростислав дал ему у себя Триполь с четырьмя городами.

В 1163 дядя и племянник помирились. Ростислав возвратил ему отнятые города, а за Триполь дал Канев.

В 1168 г. Мстислав из Владимира, Ярослав из Луцка, Ярополк из Бужска, Владимир Андреевич из Пересопницы, приходили к великому князю в Киев, а оттуда к Каневу, «дондеже взыде Гречник и Залозник».

После смерти великого князя Ростислава братья послали за Мстиславом во Владимир, и он занял великокняжеский стол, столько им желанный, а Владимир достался брату его, Ярославу луцкому (1169).

Недолго, впрочем, усидел Мстислав в Киеве. Он восстановил против себя сильного князя владимирского Андрея, особенно за то, что против его воли отпустил сына Романа княжить к новгородцам. Андрей послал на него многочисленную рать, к которой должны были присоединиться почти все южные князья, и Мстислав, после отчаянного сопротивления, спасся бегством во Владимир.

На следующий год он ходил на Киев с братом Ярославом и галицкой помощью, имел некоторые успехи, но, вследствие ухода галичан, не мог там удержаться и опять вернулся во Владимир, где вскоре и умер, договорившись с братом Ярославом о детях, «да не подозреет волости под ними».

Владимир унаследовал (1171) сын его, молодой Роман волынский, прибывший из Новгорода, после славной своей победы над полками Андрея Боголюбского. Это был знаменитейший из князей волынских. Он женился на дочери великого князя киевского Рюрика Ростиславича.

Роман много воевал с дикими ятвягами, племенем литовским, и прославился между ними своей жестокостью, о которой осталось воспоминание в пословице: «зле Романе робишь, як Литвином орешь».

Узнав о неудовольствии галичан своим князем Владимиром, сыном Ярослава, подговорил их выгнать его, что те и исполнили. Призванный ими на княжение, отдал свой Владимир брату Всеволоду, княжившему в Бельзе (1188).

В Галиче ему, однако, не посчастливилось, и он должен был бежать оттуда перед угорской ратью, под предводительством короля Белы, который принял под свое покровительство галицкого князя.

Владимира брат ему не отдал, и он бежал к ляхам, с которыми был в родстве, и, наконец, к тестю, Рюрику Ростиславичу, великому князю киевскому. После разных превратностей, неудач, он возвратил, наконец, себе Владимир (1188).

Рюрик дал ему еще несколько городов в Русской земле, вероятно, за какие-либо труды его в отношении к литовцам или к половцам.

Города эти были взяты назад вследствие требования великого князя Всеволода, впрочем, с его согласия, что было источником вражды Романа к Рюрику.

Роман обратился к Ольговичам и звал их на Киев. Рюрик прислал ему крестные грамоты. Он обратился за помощью к Казимировичам, своим двоюродным братьям, должен был принять там участие в их войне против дяди Мечислава, был разбит им, и явился к Рюрику с повинной головой, получил от него Полоный и половину Торческа Русского, а вслед за тем ушел опять к Ольговичам.

Область его была за то разорена около Перемиля и Каменца союзниками, а на северо-западе ятвягами, которых, впрочем, он поспешил наказать.

Между тем, Владимир Ярославич галицкий умер, и Роман с помощью союзных с ним ляхов занял во второй раз Галич (1197).

С этого времени Владимирское княжество делило участь Галицкого и, переходя из рук в руки, долго принадлежало племянникам Романа, Александру и Всеволоду Всеволодовичам, и, наконец, досталось сыну Романа Даниилу, который женился на дочери Мстислава галицкого и служил ему во всех войнах с уграми, ляхами и прочими врагами.

Когда Даниил получил Галич, тогда Владимир стал уделом брата его Василька.

Иноземцы вот как описывают Владимир: «Яко така града не изобретох ни в немечкых странах, тако сущу оружником стоящим на нем, блистахуся щиты и оружници подобии солнцю».

От Владимирского княжества отделилось Луцкое, потом Бельзское, Червенское, а прежде Дорогобуж, Пересопница, Овруч. Князья их, число которых умножилось, как и в прочих русских княжествах, участвовали в войнах галицких, киевских, равно как и в походах на половцев.

Кроме двух сыновей Романа, Даниила и Василька, осталось потомство от дяди его, Ярослава, имевшего сыновей: Всеволода, Ингваря, Мстислава, Изяслава, — и от брата Всеволода, с его сыновьями: Александром и Всеволодом.