СМОЛЕНСКОЕ КНЯЖЕСТВО

Смоленск, город кривичей, существовал до Рюрика. Олег на пути к Киеву овладел им и посадил здесь своего мужа.

Смоленск был известен императору греческому Константину Багрянородному.

Ярослав предоставил Смоленск четвертому сыну, Вячеславу. Он вскоре умер, сын Борис остался малолетним, и Смоленск отдан был братьями Игорю, переведенному из Владимира Волынского, а после его смерти разделен ими на три части.

Некоторое время Смоленск был во владении Давыда Святославича (1093–1097). Потом достался Всеволоду и его потомству. Всеволодов сын, Мономах, посадил здесь сына Святослава, которого вскоре вывел отсюда в Переяславль. Он часто приходил сюда, основал здесь церковь Св. Богородицы, и завещал после внуку Ростиславу, второму сыну его старшего сына Мстислава.

При Ростиславе Смоленск совершенно отделился от Киева и остался в его роде.

Смоленское княжество заключало в себе нынешнюю Смоленскую губернию, с присоединением уездов — Торопецкого от Псковской, Можайского от Московской, и Ржевского от Тверской.

Ростиславу обязан Смоленск своим значением: он построил там церкви и учредил епископию, призвав епископом Мануила, грека, хорошего певца, которому определил десятину из всех княжеских доходов, что составляло с лишком триста гривен или полтораста фунтов серебра.

Грамоты Ростислава, по поводу учреждения епископии в Смоленске, представляют нам важные данные о княжеском управлении и доходах в древней России.

Все время своего княжения он был ревностным помощником отца, дядей, и потом в особенности брата Изяслава Мстиславича.

К отцу водил он смоленские полки на Полоцк (1127), на чудь (1130), на Литву (1131).

Дяде Вячеславу помогал против Ольговичей и опустошил их область около Гомия (1141).

С зятем Всеволодом Ольговичем ходил два раза на Галич (в 1143 и 1145 г.).

Когда Изяслав начал искать себе Киев, Ростислав ревностно служил ему: или ходил к нему на Днепр, или оставался мешать опаснейшему врагу его, дяде Юрию, на пути его из Суздаля (1147–1152) мимо Смоленской области.

В 1147 году противником его, Святославом Ольговичем, взят у него люд Голяд, в верховьях Протвы.

Перед походом братьев на Волгу против Юрия решено было собраться всем в Смоленске.

Пришел Изяслав (1149), и начались пиры в великой любви и веселье, с мужами и смольнянами. Все одарились дарами великими. Изяслав принес Ростиславу, что от Русской земли и царских земель, а Ростислав от верхних земель и от варягов.

В этом году Ростислав принимал деятельное участие в поражении Юрия суздальского на Перепетовом поле, а в следующем году в отражении от Чернигова. Он всегда советовал брату уступить старейшинство дяде Вячеславу, что, наконец, Изяслав и исполнил (1151).

По кончине брата Изяслава (1154) Ростислав был приглашаем дядей Вячеславом на киевский стол, но не смог удержать его. Ростислав пользовался таким авторитетом, что многие князья прибегали к его покровительству, например, рязанские (1155), Святослав Владимирович вщижский (1156). Новгородцы посадили было к себе его сыновей, Святослава в Новгород, а Давыда на Новый Торг (1157).

Он принимал участие и в полоцких делах (1158).

Наконец, после смерти Юрия, Ростислав, призванный во второй раз на киевский стол, предоставил смоленский сыну Роману.

Перед смертью (1158) случилось ему заехать в Смоленск на пути в Новгород для примирения сына с новгородцами. За триста верст начали встречать его лучшие мужи смоленские. Потом встретили его внуки, и, наконец, сын Роман с епископом Мануилом, и чуть ли не весь город, со множеством даров. Из Смоленска он продолжал было путь до Торопца, но вернулся, застигнутый болезнью, встретившись с новгородцами на Луках. Сестра Рогнеда уговаривала его лечь в Смоленске, в своем зданье, но он велел везти себя в Киев к отцу, в его монастырь Федоров, и умер на дороге в Рогнедином селе.

Роман, сын его, помогал Андрею Боголюбскому в его борьбе против Киева и против Новгорода (1169) и получил было на время себе Киев, предоставив Смоленск сыну Ярополку, но княжил там недолго и вернулся домой.

Смоленск, вследствие водворения Ростиславичей на юге, участвовал во всех киевских событиях и походах на половцев. Роман скончался в 1180 году.

Жена его, дочь Святослава Ольговича, так причитала над его гробом: «Многия досады прия от Смольян, и не видя тя, господине, николиже, противу их зла, ни котораго зла воздающе».

За Романом следовал Давыд, проживавший до того в Руси. Княжение Давыда продолжалось семнадцать лет (1180–1197).

И он имел одних врагов и друзей с братом Рюриком Ростиславичем, действовавшим в Русской земле.

В 1185 году был решен общий поход на половцев после несчастья Игоря Святославича северского. Давыду со смольнянами поручено стеречь Русские земли. Он остановился у Триполя, но когда Владимир Глебович из Переяславля спросил помощи, смольняне отказались идти дальше, сказав на вече: «Мы шли до Киева и стали бы биться, если бы здесь была война, а другой войны искать нам нельзя: мы изнемогли».

В 1186 году, в самом Смоленске, случилась эпидемия, причем умерло много лучших людей.

По кончине Святослава Всеволодовича, Рюрик сел на киевский стол (1194). Он пригласил брата Давыда к себе в Киев, как старшего, думать о Русской земле. Давыд отправился из Смоленска по Днепру, в ладьях, был принят с великой честью, угощаем, и сам угощал киевлян, монастыри, черных клобуков, «и ряды все уконча о Русской земле и о братье своей, о Владимири племени».

Ростиславичи вместе с великим князем Всеволодом суздальским, потребовали от Ольговичей, чтобы они за все свое потомство отказались от Киева и Смоленска; те не захотели принимать на себя такой обязанности, вследствие чего возникли междоусобия.

Великий князь суздальский договорился действовать заодно с великим князем киевским.

Зять Рюрика, Роман волынский, принял в войне участие, держа сторону Ольговичей.

Ярослав Всеволодович черниговский прислал своих племянников к Витебску (1193), не дождавшись конца переговоров, вопреки условию. Они воевали Смоленскую область. Полоцкие князья пришли на помощь к Ольговичам. Давыд выслал на них племянника Мстислава Романовича. Противники сошлись на второй неделе поста, во вторник. Ольговичи отоптались в снегу, потому что снег был велик, и выстроили свои полки. Мстислав Романович бросился на них и сшибся с Олеговым полком. Стяги Олеговы были повержены, и сын его Давыд иссечен. Против полоцкого полка поставлен был смоленский полк с тысяцким Давыдовым Михалком. Смольняне не выдержали, побежали назад. Полочане, заметив, что Мстислав одолевает Олега, не стали преследовать их, а, повернувшись, ударили в тыл полка Мстислава. Мстислава не было тут: он погнался вперед за Олегом, считая победу решенной, и думал возвратиться к своим, а попал в середину врагов, которые, полочане, и взяли его в плен. Прочие полки, вернувшись из преследования и не видя своих стягов, захваченных полочанами, испугались и бежали в Смоленск к Давыду. Тогда вернулся и Олег, выпросил себе от полочан плененного Мстислава Романовича и послал весть к дяде Ярославу в Чернигов, зовя его против Давыда: «Полк его победили, Мстислава взяли в плен, и сказывают смольняне, изойманые, что братья их живут недобре с Давыдом. Лучше этого времени не выбрать для нападения». Они все сбирались было пуститься к Смоленску изъездом.

Но Рюрик послал к Ярославу черниговскому навстречу из Вручего крестные грамоты: «Если ты поехал убить моего брата и обрадовался случаю, то ты соступился ряду и нарушил крестное целование. Вот тебе крестные грамоты. Ступай к Смоленску, а я приду к Чернигову. Пусть нас рассудит Бог».

Ярослав, получив их, вернулся от Смоленска и винил за витебское дело Давыда, который помогал своему зятю.

И в следующем году была разорена Смоленская область Романом волынским, союзником Ольговичей.

Великий князь Всеволод выступил, наконец (1196), в поход против Ольговичей с большой силой и соединился с Давыдом смоленским. Ольговичи смирились и начали переговоры с Всеволодом о мире. Он согласился с условием, чтобы им не искать Киева от Рюрика, и от Давыда Смоленска, к неудовольствию последнего, ибо он не хотел, чтобы мир был заключен отдельно от Рюрика. «Давыд же не любяшеть мира, но пущашеть и поити к Чернигову, река ему: Како еси был умолвил с братом своим Рюриком и со мною, аже совокупитися у Чернигова всим, да любо быхом умирилися все на всей воле своей; ты же ныне ни мужа своего еси послал ко брату своему Рюрикови, и ни своего прихода поведаеши ему, ни моего; а умолви с ним мужем своим, а переже весны доспев седети и воеватися со Олговичи, а вести от тебя ждати правой. Он же ныне воюется с ними, и волость свою зажегл тебе деля; а ныне без его думы хочем миритися. А, брате, повидаю ти, сего ти мира зде не улюбит брат мой Рюрик».

Поход прервался. Давыд возвратился в Смоленск и вскоре скончался в 1197 г. 25 апреля. Он положен в церкви Бориса и Глеба, основанной его отцом. Больного, велел он себя нести в монастырь на Смядине и принял там монашеский чин.

Давыд перед кончиной стол свой отдал племяннику Мстиславу Романовичу, а сына Константина послал в Русь, брату Рюрику на руки.

Мстислав Романович склонялся некоторое время на сторону Ольговичей и просил о том прощения у великого князя суздальского (1205).

Он ходил с Ольговичами на Галич (1206).

Но когда Чермный захотел выгнать из Руси всех Ростиславичей, то он принял участие со смольнянами в общем ополчении князей против него, под предводительством знаменитого Мстислава новгородского, который незадолго перед тем из Торопца, Смоленского удела, явился в Новгород и решил вскоре распрю его с переяславским князем Ярославом Всеволодовичем.

По дороге смольняне поссорились с новгородцами, которые убили у них одного человека.

Мстислав победил и посадил на киевский стол смоленского Мстислава Романовича.

В Смоленске сел двоюродный брат его Мстислав Давыдович (1212).

Ему принадлежит примечательный торговый договор (1228) с Ригой, Готландом и немецкими городами, из которого видна обширная заграничная торговля Смоленска.

Из уделов Смоленских известен Торопец (в котором княжил знаменитый Мстислав, перешедший отсюда в Новгород, а после в Галич), Витебск, Красный.