ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО КИЕВСКОЕ

ЧАСТЬ VI

1192. Святослав и Рюрик стояли у Канева все лето, охраняя землю Русскую. Осенью знатные мужи из черных клобуков просили Рюрика отпустить с ними опять Ростислава, потому что половцы ушли на Дунай, но Рюрик не отпустил. Зимой Рюрик вытребовал к себе от половцев Кунтувдея и дал ему у себя город Дверень, Русской земли ради.

1193. Святослав послал сказать Рюрику: «Ты снимался с половцами лукоморскими — пошлем ныне за всеми половцами, за Бурчевичами».

Собравшись против Канева, половцы звали князей на свою сторону.

Князья, подумав, отвечали: «Ни деды наши, ни отцы наши не ездили к вам: приезжайте вы к нам сюда, а если не хотите, то как вам угодно».

Бурчевичи, имея много колодников из черных клобуков, не хотели идти, а лукоморцы желали мира, на который Святослав не соглашался, говоря: «Не могу с половиной их мириться».

Рюрик, посоветовавшись со своими мужами, послал сказать ему: «Се, брат, мира ты не улюбил, — скажи, чего же ты хочешь: идти ли в поход на зиму или остаться на стороже?»

Святослав отвечал: «Ныне, брат, пути не можно учинити, потому что в земле нашей не родилось жито; довольно, если бы землю свою устеречи».

Рюрик: «Брате и свату! Если тебе пути нету, то мне путь есть, путь на Литву, и нынешней зимой хочу подеяти орудий своих».

Святослав возразил: «Брате и свату! Если ты идешь из своей отчины на свое орудье, то и я уйду за Днепр для своих орудий, — кто же останется в Русской земле?»

Такими речами «измяте он путь Рюриков».

Зато сын его Ростислав успел совершить новый славный поход, будучи подговорен черными клобуками. «Пойдем, князь, с нами, время благоприятное, такого не дождемся в другой раз», и Ростислав, не сказав отцу, поехал к ним с охоты от Чернобыли в Торческ, а за дружиною послал, пригласил еще Мстислава Мстиславича из Триполя, который приехал к нему с мужем, Сдеславом Жирославичем, уже за Росью.

Соединившись с черными клобуками, они пустились изъездом и на Ивле, реке половецкой, взяли сторожей, от которых узнали, что половцы стоят далее, а стада их на этой стороне Днепра, на русской. Они ехали всю ночь и на рассвете ударили. Победа была полной, они взяли много скота, лошадей, челяди и погнали их домой.

Половцы настигли, но, видя силу их, не посмели вступить с ними в бой и провожали их молча до Руси, следуя издали.

Ростислав прибыл со славой, одержав вторую победу над половцами, около Рождества, и тотчас поехал во Вручий к отцу, который опять собирался на Литву.

Святослав прислал сказать ему: «Ну вот, сын твой полонил половцев, затеял войну, а ты хочешь идти в сторону, — возвращайся лучше в Русь стеречь своей земли». Рюрик послушался и пришел в Русь со всеми полками.

Ростислав, между тем, отпросился у отца к дяде Давыду в Смоленск. Всеволод, тесть его, услышав о его славе, пригласил к себе во Владимир, продержал у себя всю зиму и отпустил, осыпав дарами зятя и дочь.

1194. Святослав, заспоря о границах с рязанскими князьями, с которыми до сих пор был в дружбе, хотел было идти войной на них и спрашивал согласия у великого князя суздальского Всеволода; но тот, считая Рязань своей подчиненной волостью, не позволил. Он должен был вернуться от Карачева назад и дорогою занемог. По Десне приехав в Киев, он в Вышгороде молился святым мученикам, облобызал Св. раку и хотел поклониться гробу отца. Поп пошел за ключом от церкви, и он отъехал, не дождавшись. Жаль ему стало, что не поклонился гробу отца, и в субботу поехал опять к Св. мученикам, но уже не смог вернуться в Киев. В понедельник услышал, что сваты идут за внучкой, Глебовной, сватать за царевича, послал к ним навстречу мужей киевских. Силы истошались, язык коснел и, очнувшись, он спросил: «Когда будут Маккавеи?» Княгиня отвечала: «В понедельник». «Не дождусь я», сказал Святослав. Отец его, знаменитый Всеволод Ольгович, скончался на память святых Маккавеев. Княгиня не понимала, что значит его вопрос, и думала, что он видит видение и стала расспрашивать. Больной едва выговаривал: «Верую во единого Бога, Отца Вседержителя», велел постричь себя в монахи и послать за сватом Рюриком. Он скончался и был положен в святом Кириле, отцовом монастыре.

Рюрик Ростиславич приехал и сел на великокняжеский стол, к великому удовольствию киевлян, любивших его «зане всех приимаше с любовью, и крестьяны, и поганые, и не отгоняше ни когоже».

1195. Он послал за братом Давыдом в Смоленск: «Мы остались старшие в Русской земле, приезжай ко мне в Киев, мы решим все, что относится до Русской земли, до братьи и до Владимиря племени, а сами в здоровье увидимся».

Давыд приехал из Смоленска в ладьях, в среду на Русальной неделе. Рюрик позвал его на обед. Был большой пир, и дары многие, и любовь. Из Киева племянник Ростислав Рюрикович позвал его на обед к себе в Белгород. И там было веселье великое, и любовь, и дары. Потом Давыд позвал к себе брата Рюрика с детьми на обед, угостил и отпустил с дарами многими. Потом Давыд позвал все монастыри на обед, был весел и раздал им многую милостыню, оделил нищих; потом позвал черных клобуков. Пировали у него все черные клобуки, и он одарил их многими дарами и отпустил.

Киевляне начали звать Рюрика на пир и оказали ему великую честь, принесли большие дары; Давыд позвал к себе киевлян и был с ними в любви великой и веселье многом.

По окончании праздников, Рюрик и Давыд закончили переговоры о Русской земле, распределили все волости и расстались совершенно довольные друг другом, но вдали, там, на севере, был один недовольный, это Всеволод, великий князь суздальский.

Он прислал сказать: «Вы нарекли меня старшим в своем Владимире племени, ныне ты сел в Киеве, а мне чести не учинил в Русской земле и раздал все младшей своей братии. Если же мне нет в ней части, то Киев и Русская земля пред тобою: кому ты часть в ней дал, с теми ее и стереги; я посмотрю, как ты удержишь ее с ними, а мне не надо».

Всеволод оскорбился, что Рюрик отдал лучшую волость зятю своему Роману — города: Торческ, Триполь, Корсунь, Богуславль, Канев, которые он хотел иметь сам.

Рюрик посоветовался с мужами, как ему удовлетворить свата без обиды Роману, которому целовал крест не отдавать бывшие под ним волости никому. Он предложил Всеволоду другую волость, но Всеволод отказался от нее. Между ними возник спор, и они уже начали собираться на войну между собою. Рюрик призвал митрополита Никифора и рассказал ему о своем положении. Митрополит сказал: «Князь! Мы приставлены от Бога в Русской земле удерживать вас от кровопролития. Если кровь должна пролиться от того, что ты отдал волость младшему в ущерб или предосуждение старшему и целовал ему крест, то я снимаю с тебя крестное целование и беру на себя, а ты послушай меня: возьми волость у зятя и отдай старшему, а Романа награди иной».

Рюрик послал к Роману сказать, что Всеволод негодует из-за него. Роман отвечал: «Отче! Для чего же ссориться тебе со сватом из-за меня, а не жить в любви? Отдай ему волости, а мне дай другую за нее, или кунами, чего она стоит».

Рюрик посоветовался с мужами и послал сказать Всеволоду: «Ты жаловался, брат, на меня за волость — ну вот тебе волость, что ты просил». И отдал ему: Торческ, Корсунь, Богуславль, Триполь, Канев; они утвердились крестом честным жить в любви.

Всеволод отдал Торческ зятю Ростиславу Рюриковичу, а в прочие города прислал посадников.

Роман рассердился теперь в свою очередь; он подумал, что Рюрик сговорился прежде с Всеволодом отнять у него волость для сына и прислал ему с упреком. Рюрик отвечал: «Я дал тебе волость эту прежде всех, а Всеволод обиделся; я передал тебе все его речи, и ты отступился от своей волости по воле. Тогда я отдал ее Всеволоду; без него нам быть нельзя; мы положили на нем старейшинство во всем Владимири племени; и ты мне сын свой, а вот тебе иная волость, той равная».

Роман не брал той волости, затаив обиду на своего тестя и не хотя жить с ним в любви; советовался с мужами своими и начал сговариваться с Ярославом Всеволодовичем черниговским, подбивая его на Киев.

Рюрик уведомил Всеволода об этих замыслах: «Думай и гадай о Русской земле, о чести своей и нашей».

А к Роману послал мужей своих обличить его.

Роман испугался и поехал в ляхи к Казимиричам за помощью. Казимиричи были в раздоре с дядей своим Мечиславом и просили Романа вступиться за них, «а потом мы все пойдем мстить твоей обиды». Роман вышел биться с Мечиславом. Мечиславу не хотелось биться с Романом: напротив, он прислал к нему мужей убеждать, чтобы он помирил его с племянниками. Но Роман не послушался ни его, ни мужей своих, дал полк Мечиславу, и неудачно. Ляхи потоптали русь, и Роман должен был бежать в город к Казимиричам, откуда дружина отнесла его раненого во Владимир.

Тогда он послал к тестю поклониться и молиться, возлагая на себя всю вину свою; послал просить и митрополита Никифора, прося его ходатайства, дабы тесть принял его и гнев забыл.

Рюрик смилостивился: «Если он покается в вине своей, то я приму его, и дам надел; если он устоит, то я и сыном его буду иметь так, как имел прежде, и добра хотел». Он послал мужей привести его к кресту, и дал ему Полоной и пол-Торческа Русского.

Покончив с Романом, Рюрик хотел покончить и с Ольговичами, которые показали свои виды на Киев. Сославшись со сватом Всеволодом и братом Давыдом, он послал мужей к Ольговичам: «Целуйте нам крест со всей своей братьей, чтобы вам не искать нашей отчины, ни Киева, ни Смоленска, под нами и под нашими детьми, и под всем нашим Владимиром племенем, как разделил нас дед наш Ярослав, а Киев вам не надобен».

Ольговичи, посоветовавшись между собой, отвечали, огорченные: «Если ты требуешь, чтобы мы блюли Киев под тобой и под сватом твоим Рюриком, то в том стоим; но если ты велишь нам отказаться от него вовсе, то мы не угры, не ляхи, но единого деда внуки: при вашем животе не ищем Киева, а после вас кому его Бог даст».

И были между ними многие речи, и не договорились они между собой. Всеволод хотел собрать все племя Владимира и собирался идти на Ольговичей той же зимой.

Ольговичи испугались и послали к Всеволоду мужей своих и игумена Дионисия, «кланяючеся и емлючеся ему во всю волю его». Он поверил и слез с коня. А других послов послали они к Рюрику: «Брате, нам не было с тобой лиха николи; если мы и не укончали ряду этой зимой с тобой, Всеволодом и Давыдом, то ты к нам близко; целуй нам крест не воевать с нами, пока мы уладимся или не уладимся с Всеволодом и Давыдом».

Рюрик согласился, желая свести Ольговичей с Всеволодом и Давыдом.

Он распустил дружину свою, братьев, детей и половцев, и поехал в Овруч. А Ольговичи, между тем, нарушив клятву, пошли на Давыда к Витебску и воевали Смоленскую область. Мстислав Романович был взят в плен. Ярослав собрался взять даже Смоленск изъездом.

Рюрик послал к нему навстречу с крестной грамотой: «Ты хотел убить моего брата и соступился ряда и крестного целования. Вот тебе крестная грамота. Ступай к Смоленску, а я приду под Чернигов: как рассудит нас Бог и крест честный».

Ярослав, услышав это, остановился, не поехал к Смоленску, но вернулся в Чернигов и послал послов к Рюрику, подтверждая крестное целование и обвиняя Давыда за помощь своему зятю.

Рюрик отвечал: «Я уступил тебе Витебск и послал посла к брату Давыду, уведомить его о том, а ты не дождался и отпустил своих племянников к Витебску; они, идучи, повоевали Смоленскую область. Вот почему Давыд выслал на тебя свои полки».

Они спорили и не договорились. Рюрик (1196), посоветовавшись с мужами, послал послов к свату Всеволоду суздальскому с речами: «Романко изменил нам, мы договорились сесть на коня о Рождестве Христове и сняться всем у Чернигова. Я соединился с братьею, с дружиной своей и с дикими половцами и, доспев, ждал от тебя вести; от тебя вести не было, ты на коня в ту зиму не садился, поверив Ольговичам, аже им стать на всей воле нашей. Услышав, что ты на коня не садишься, я распустил братью свою и диких половцев, поцеловал крест с Ярославом черниговским на том, чтобы не воевать, доколе либо уладимся, либо не уладимся все вместе; а ныне, брате, моему сыну и твоему Мстиславу тако ся поткло, что вязит у Ольговичей, и потому не стряпая садись на коня; снимемся где-нибудь и отомстим за свою обиду, за свой сором, выручим племянника и найдем правду».

От Всеволода не было вестей все лето, и, наконец, он сказал: «Начинай, я готов за тобой». Рюрик привел братьев и диких половцев и начал воевать с Ольговичами.

Ярослав прислал послов: «За что, брате, почал ты область мою воевать, а поганым руки полнить? А мне с тобою ничто не розошло: Киева под тобою я не ищу. А Давыд если и наслал Мстислава на моих племянников, то Бог их рассудил, и я Мстислава отдам тебе без выкупа, по любви. Поцелуй же со мною крест и введи меня с Давыдом в любовь; а до Всеволода нет дела тебе с братом Давыдом: если захочет уладиться с нами, то уладится».

Рюрик намеревался послать послов к Всеволоду, желая на самом деле всех примирить, а Ярослав ему не верил, думая, что замышляет против него. Он занял все пути и не пускал послов через свою волость.

Так продолжалось в спорах все лето, до осени.

Роман Мстиславич, забыв прощенную ему вину и доброту тестя, опять пристал к Ольговичам и посылал своих людей воевать волость Рюрикову и Давыдову, помогая Ольговичам.

Рюрик отправил в Галич племянника своего Мстислава к Владимиру сказать: «Зять мой переступил ряд и воевал волость мою, — так повоюйте с вашей стороны волость его. Я было и сам хотел идти под Владимир, но не могу, получив весть, что сват Всеволод по обещанию сел на коня помогать мне на Ольговичей и стать у Чернигова. Он уже соединился с братом Давыдом и вместе жжет их волость. Они взяли и пожгли вятские города; мне надо их дождаться».

И Владимир галицкий, в исполнение Рюрикова наказа, повоевал и пожог волость Романову около Перемиля, а Ростислав Рюрикович с другой стороны повоевал и пожог волость его около Каменца. Они захватили много челяди и скота, и, отомстив, возвратились домой.

Ярославу Всеволодовичу горько было узнать, что Всеволод и Давыд соединились и жгут волость его; он собрал братьев, затворил города свои с сыновьями и племянниками и приготовился к обороне: стал под лесами, устроив засеки от Всеволода и Давыда, велел по рекам сломать мосты, призвал диких половцев и послал сказать угрожавшим: «Брате и свату! Отчину нашу и хлеб наш ты взял; если ты любишь с нами ряд правый и хочешь быть с нами в любви, то мы любви не бегаем, и на всей воле твоей стать готовы, а если ты умыслил что на нас, то тоже не побежим, и пусть рассудит нас Бог и святой Спас».

Всеволод начал рассуждать с Давыдом и рязанскими князьями, желая помириться с Ольговичами. Давыду же не нравился мир; он побуждал идти под Чернигов: «Мы сговорились все собраться у Чернигова и договориться сообща, на всей воле своей. А ты теперь ни мужа своего послал к брату Рюрику, ни поведал своего и моего прихода: объясни ему с мужем, чтоб он до весны доспев сидеть, воевался с Ольговичами и ждал от тебя правой вести. Он теперь воюется и волость свою жжет для тебя, а мы без его совета хотим мириться! Говорю тебе вчеред, брате, что такого мира не улюбит брат мой Рюрик».

Всеволод, однако, не послушался Давыда, ни рязанских князей, и начал договариваться с Ольговичами, предлагая им условия про волость свою и про детей своих: выдать Мстислава Романовича, выгнать Ярополка из земли своей и отступиться от Романа Мстиславича волынского; не искать Киева под Рюриком и Смоленска под Давыдом.

Ярослав черниговский согласен был на все и только не хотел предать Романа, потому что тот ему помог. Всеволод решился, водил к кресту Ярослава и всех Ольговичей; Ярослав послал мужей своих и водил к кресту Всеволода, Давыда и рязанских князей.

Всеволод, помирившись, послал сказать Рюрику. Тот разгорячился и упрекал его, что не исполнил своего обещания: «Сват, ты целовал мне крест на том, кто мне ворог, тот и тебе ворог, и просил у меня части в Русской земле. Я дал тебе волость лучшую не от обилья, а отняв у братьи своей и у зятя Романа, тебе деля; он ворогом мне стал ныне ни про кого, как про тебя. Ты обещал мне сесть на коня и помочь мне — и перевел все лето и зиму; ныне сел, и какую же подал мне помощь? Свой ряд взял, а про кого была мне рать, про кого я и на коня всадил тебя, про зятя моего, того отдал рядить, и с волостью, мною данною, Ярославу? А мне с Ольговичами которая обида была? Они Киева подо мною не искали! Тебе было не добро с ними, и я про тебя с ними стал не добр, и воевался с ними, и волость свою зажег. Ты не исправил ничего, как умолвился со мною, и на чем крест целовал!»

Так пожаловавшись на него, Рюрик отнял у него города, что дал прежде в Русской земле, и раздал братьям своим.

Такому нельзя было остаться без наказания: не Всеволоду перенести это; затаив гнев в сердце, он решил выжидать удобного случая.

В 1197 году скончался брат Рюрика, Давыд смоленский, в схиме, оставя свой стол старшему племяннику, Романовичу Мстиславу, а сына Константина прислал к Рюрику на руки в Русь.

Несколько лет прошло для Рюрика в покое: он строил церкви — в Белгороде каменную святых Апостолов, которая освящена при нем митрополитом Никифором с епископами.

В том же году в Киеве на новом дворе церковь Св. Василия во имя своего Ангела.

В 1198 году родилась у него первая внучка, у Ростислава дочь, Евфросиния, прозванием Измарагд, что значит драгоценный камень, и «бысть радость велика во граде Киеве и Вышгороде». Приехал племянник Мстислав Мстиславич и тетка ее Передслава; новорожденная была взята на воспитание в Киев на горы дедом и бабкой.

В 1199 году, 10 июля, в субботу, заложил Рюрик стену каменную под церковью Святого Михаила у Днепра, что на Выдобичи. 111 лет стояла церковь от основания великим князем Всеволодом; никто не смел подумать об этом сооружении: Рюрик нашел художника Милонега, в крещении Петра, который поставил ее в один с небольшим год, от 24 июля 1199 года до 24 сентября 1200. Торжественно было освящение в присутствии князя Рюрика с супругой Анной, сыновей Ростислава и Владимира, снохи Ростиславлей и дочери Передславы.

Это были последние успехи, праздники и торжества Рюрика.

В 1202 году поднялся он на зятя своего Романа волынского, причинившего ему столько зла, вместе с Ольговичами, которые пришли к нему на помощь в Киев; но Роман, овладевший Галичем по смерти Владимира, вступив в союз с великим князем суздальским Всеволодом, предупредил нападение. Собрав полки галицкие и владимирские, он появился в Русской земле. Черные клобуки пристали к Роману. Он немедля двинулся к Киеву. Киевляне отворили ему ворота Подольские в Копыреве конце.

Рюрик был внезапно свержен. Роман велел ему ехать во Вручий, Ольговичам за Днепр в Чернигов, в Киеве посадил Роман, вероятно, с согласия великого князя суздальского Всеволода, двоюродного своего брата, Ингваря Ярославича.

Так Роман, издавна враждебный тестю, начал свое отмщение; так для несчастного Рюрика, в конце многотрудной его жизни, начались неожиданные бедствия.

Той же зимой ходил Роман в угоду греческому императору Алексию Комнину III на половцев (1203), взял вежи половецкие, освободил много христианских душ и привел домой.

Рюрик не мог снести своего унижения: опомнившись от удара, он нанял половцев, привлек к себе Ольговичей, появился внезапно перед Киевом и, раздраженный, взял город на щит 1 января 1204 года. Половцы ничему не дали пощады «и сотворися великое зло в Русстей земли, какого не было от крещения над Киевом». Прежние напасти не значили ничего в сравнении с этой: не только взято и сожжено Подолье, но взята и гора, разграблены святая София и Десятинная, все монастыри; иконы ободраны; кресты честные, сосуды священные, книги расхищены, порты блаженных первых князей, развешанные в церквях на память им, «все положиша себе Половцы в полон». Иноземные гости затворились в церквях; жизнь они сохранили, но имущество было потеряно. Множество народа уведено в плен, чернецов и священников, киевлян с детьми; множество пало под ударами врагов. Город сожжен. «И все то стало с Киевом за грехи наши», говорит летописец.

Несчастье это предвещено было знаменьями: однажды зимой в третьем часу ночи все небо как бы потекло и побагровело. Снег же по земле и по крышам как бы облился кровью; многие видели, что звезды отрывались с неба и падали на землю.

Так был взят Киев, так был вскоре взят и Царьград латинскими ратями.

Народ ожидал светопреставления.

Рюрик не остался, однако же, в Киеве, не имея верной надежды удержать его за собой, и удалился опять во Вручий, удовлетворив только жажду мести…

Роману хотелось развести его с Ольговичами и половцами. Он пришел к Рюрику во Вручий и заставил его целовать крест к себе и великому князю Всеволоду с сыновьями, и сказал ему: «Ну, ты целовал крест великому князю, пошли же мужа своего к нему, я пошлю также, и мы будем просить его, чтобы он опять отдал Киев тебе».

Всеволод, действительно, согласился отдать Киев Рюрику.

В следующем году (1203), Роман посылал к великому князю суздальскому, молясь об Ольговичах, чтобы принял их в мир.

На зиму все русские князья примирились между собой, ходили на половцев, разорили стоянки и возвратились с великой добычей.

Вот цель, для которой, вероятно, Роман старался прекратить внутренние несогласия.

На обратном пути в Триполе прошел сбор о волостях, кому что следует за его труды для Русской земли, и дьявол произвел смятение великое: князья перессорились, Роман захватил Рюрика и, послав в Киев, велел постричь его в монахи вместе с его женой, дочерью, своей женой, которую отпустил еще прежде от себя, и сыновей, Ростислава и Владимира, увел с собой в плен.

Всеволоду прискорбно было происшедшее в Русской земле: он послал мужей в Галич к Роману, который послушался великого князя, и отпустил его любимого зятя — Ростислав сел на стол киевский, разоряемый все более и более.

Недолго торжествовал и Роман. Вскоре он был убит изменой в войне польской (1205), им предпринятой.

Рюрик, услышав о смерти своего лютого врага, скинул с себя монашеское платье и сел князем в Киеве, он хотел расстричь и жену свою, но та, на старости лет, не согласилась и приняла схиму.

Ольговичи, приходившие в Киев, вследствие смерти Романа, договорились с Рюриком, чтобы идти вместе на Галич и получить себе вознаграждение из богатого наследства. Они поцеловали крест Рюрику, Рюрик поцеловал крест им (1206).

Поход не имел никакого успеха. Галичане отбились от пришедшего ополчения, и осаждавшие возвратились с великим срамом.

Рюрик отдал Белгород Ольговичам, которые прислали сюда своего брата Глеба. Таким образом, Киев ослаблялся более и более, и самые ближние города доставались иным князьям, даже из других родов.

Ростислав Рюрикович выгнал Ярослава Владимировича из Вышгорода и сел в нем.

Между Ольговичами появился теперь князь способный и предприимчивый — Всеволод, сын Святослава, по прозванию Чермный. Он составил союз, чтобы идти на Галич, куда уже столько раз в последнее время ходили на добычу русские князья. В союзе принимал участие и Рюрик, но князья, опять не имев успеха, должны были воротиться восвояси.

С дороги галичане, по своей воле, призвали к себе на стол Игоревичей, племянников последнего князя Ярослава.

Всеволод нашел себе вознаграждение сам. На обратном пути, надеясь на множество своих воинов, он остановился в Киеве, сел на стол без всяких околичностей и разослал посадников по городам русским, а Рюрику велел ехать во Вручий, которому под конец опять доставалась, таким образом, старая слава стольного города.

Рюрик, видя свою неудачу, ушел во Вручий, сын его Ростислав в Вышгород, а Мстислав Романович сел в Белгороде.

Всеволод Чермный не удовольствовался Киевом, он послал сказать Ярославу Всеволодовичу, присланному великим князем суздальским на место умершего бездетного Владимира Глебовича: «Иди из Переяславля к отцу своему в Суздаль, а Галича под моею братьею не ищи (его звали в Галич). Если не пойдешь добром, то я принужу тебя ратью».

Ярославу не было помощи ниоткуда, и он повиновался, прося только дать ему путь. Всеволод поцеловал ему крест и дал путь, а Переяславль отдал своему сыну.

Рюрик не смирился во Вручем. Он сговорился с Мстиславом Романовичем, с сыновьями и племянниками, и выгнал Всеволода из Киева, а сына его из Переяславля, который отдал своему сыну Владимиру.

Так мало осталось силы у русских князей в стольных городах, что они беспрестанно, при малейшем перевесе, могли изгонять друг друга из своих владений.

Всеволод со своими родными осадил Киев и стоял перед ним три недели, но не смог взять и отошел прочь (1206).

На следующий год (1207) Ольговичи опять явились искать Киева, приведя с собою и Святополчичей из Турова и Пинска. Они переправились через Днепр к Триполю, осадили город и взяли у Ярослава Владимировича, подручника Рюрика. Там пришла к ним и галицкая помощь от Владимира Игоревича. Все они подошли к Киеву. Рюрик ушел во Вручий.

Ольговичи осадили Белгород, где заперся Мстислав Романович. Мстислав не в силах был бороться с такими многочисленными врагами и начал просить мира. Всеволод целовал ему крест и дал путь в Смоленск, его отчину. Оттуда пошел он к Торческу, где затворился Мстислав Мстиславич. Принудил и его к покорности. Овладев всеми русскими городами, Всеволод занял Киев, разорив страну.

Всеволод суздальский решился, наконец, пойти на него войной: «Русская земля, сказал он, разве им одним отчина, а нам не отчина, — пойду к Чернигову. Пусть рассудит нас Бог».

Всеволод отправился в поход и хотя задержан был на пути отношениями с рязанскими князьями, но Рюрик, едва прослышав о его походе, один изгоном напал на Киев и вытеснил Чермного в четвертый раз (1207).

Теперь просидел он в Киеве несколько долее, и даже Галич достал сыну своему Ростиславу, но ненадолго, потому что галичане вскоре выгнали его (1210) и опять посадили Романа Игоревича.

Ольговичи посылали посольство к великому князю Всеволоду с митрополитом Матвеем, прося мира и покоряясь ему во всем. Великий князь, видя их покорность, не помянул злобы их и целовал им крест. Всеволод и Рюрик вступили между собой в переговоры, и Рюрик уступил Киев Всеволоду, а сам сел в Чернигове.

Так, по древнему выражению, «взмялась земля Русская», что Мономахович, много раз и подолгу княживший в Киеве, попал в Чернигов, а черниговский князь по договору получил себе во владение стол великокняжеский.

Всеволод Чермный выдал свою дочь за любимого сына Всеволода Георгия (1211).

На другой год (1212) скончался великий князь суздальский Всеволод, и на севере начались междоусобия.

Всеволод Чермный, не ожидая себе оттуда помех, вновь выгнал Ростиславичей из Русской земли: он ставил им в вину, что, с их будто бы участием, родные ему Игоревичи повешены в Галиче, — и положен укор на всем роде.

Ростиславичи обратились с просьбой к представителю своего рода, храброму Мстиславу Мстиславичу новгородскому, который поспешил к ним на помощь с преданными ему новгородцами.

Мстислав Романович из Смоленска, с братьями, Владимир Рюрикович, Константин и Мстислав Давыдовичи, Ингварь Ярославич из Луцка, который сидел некогда в Киеве недолго, по милости Романовой, собрались все к Вышгороду на его призыв и пустились изгоном к Киеву.

Всеволод бежал за Днепр с братьями. Они за ним к Чернигову — Чермный вдруг умер, и союзники осадили брата его Глеба. Три недели продолжалась осада. Пригород сожжен, множество сел вокруг разорено. Наконец, князья договорились между собою и разошлись.

На киевском столе остался Ингварь Ярославич, Мстислав Романович в Вышгороде, а Мстислав Мстиславич отошел назад в Новгород. Потом решено было отдать Киев Мстиславу Романовичу. Ингварь удалился в Луцк.

О судьбе Рюрика Ростиславича за это время нет ничего в летописях, а есть только известие, что он скончался в Чернигове в 1213 году, сын же его Ростислав в 1218.

Главным поприщем действий на юге стал Галич, и главным действующим лицом Мстислав Мстиславич новгородский, призванный туда сначала ляхами, а потом удержанный самими галичанами и Романовичами.

Киевский князь помогал ему в его беспрерывных войнах с противниками, которые одни перед другими старались там усилиться.

Между тем, пользуясь замешательствами, половцы часто являлись под Киевом, а Литва воевала волость Черниговскую. Угры взяли было верх, и Мстислав Мстиславич принужден был искать убежища в своем старом Торческе. Он, наконец, одолел своих противников с помощью киевского и прочих русских князей, соединил весь Галич под свою державу, но показалась черная туча на старую Русь с другой стороны…

Таким образом, Киевское великое княжество, некогда сильное, через сто лет после Ярослава, подверженное влиянию северного Владимира, ослабело, наконец, совершенно, вследствие увеличения числа князей и стеснения границ и снизошло на степень ничтожного удела.

Обозрим степени его силы и последовавшей слабости.

Значение великого князя киевского зависело, вообще, от личных его свойств, уменья пользоваться обстоятельствами и от количества посторонних его владений.

Киев, принадлежность старшего в роде Ярославичей, имел князей из родов Изяслава, Святослава, Всеволода (преимущественно из последнего, через сына его Мономаха, и правнуков, Мстиславичей: Изяслава владимирского и Ростислава смоленского), которые приносили ему с собой свои силы, средства и отношения.

Из черниговских князей владели Киевом собственно только первенцы трех поколений: Всеволод Ольгович, сын его Святослав, сын Святослава Чермный.

Войны киевских великих князей относились более всего к обороне Русской земли от восточных племен, между которыми главное место занимают половцы. Они также воевали для распространения своих владений, утверждения своего первенства, отражения соперников и помощи союзникам.

Первый великий князь Изяслав (1034–1067), поставленный в отца место братьям, был недолго сильнее их, пока имел Киев со всей Русской землей, Новгород, Туровскую отчину, и овладел, по смерти младшего брата, княжеством Волынским с городами Галицкими, и, наконец, получил еще третью часть Смоленска.

Все потерял он вследствие половецкого набега и восстания дружины, хотевшей еще, вопреки ему, испытать битвы (1067). Так непрочно было его владение!

Хотя Изяслав с польской помощью вскоре получил Киев, но потерял столь же легко опять, вследствие нападения братьев, черниговского Святослава с Всеволодом переяславским (1068–1073).

Наконец, приведя в другой раз иностранные полки, он получил Киев, благодаря преимущественно внезапной смерти Святослава (1076–1078).

У брата его Всеволода (1078–1093) собралось под рукой почти все отцовское наследство: Киев, Чернигов, Переяславль, Владимир, Смоленск, Новгород. Но он должен был тотчас начать новое деление: племяннику Ярополку Изяславичу он предоставил Владимир, равно как и отчинный его город Туров. Другому племяннику, Давыду Игоревичу, он дал Дорогобуж.

Ростиславичам Червенские города, которые с этих пор совершенно отделились от Киева и составили особое независимое княжество, Галицкое.

Следующий великий князь Святополк Изяславич туровский (1093–1113) был силен преимущественно союзом с двоюродным братом Владимиром Мономахом, с которым счастливо ходил на половцев и укрощал внутренние распри.

Но Черниговское княжество возвратилось при них в род Святослава, добытое мечом Олега с помощью половцев (1094).

Мономах (1113–1125) стал еще сильнее, благодаря своим доблестям: он владел Киевом; отчиной Переяславлем с Суздальской землей; Смоленском, по договору еще со Святополком; Владимиром, вследствие неудачной попытки Ярослава Святополковича, и Туровом, его отчиной; Новгородом, избравшим себе издавна его сына Мстислава. Ему повиновались все князья, даже черниговские. Половцы не смели тревожить Русь.

Но у него было пять сыновей и уже несколько внуков, между которыми разделилось его обширное владение: Мстислав получил Киев, Ярополк Переяславль, Вячеслав Туров, Андрей Владимир, Юрий Суздаль, внуки — Всеволод Новгород, Изяслав Курск, Ростислав Смоленск. Городно еще прежде он отдал за дочерью сыну Давыда Игоревича, Всеволодку.

Мстислав, старший сын, переведенный им заблаговременно из Новгорода в Белгород, получил Киев, уже весьма обрезанный, и только благодаря личным своим качествам он поддерживал с честью достоинство великого князя, пользовался покорностью братьев с их полками, и приобрел своим детям княжество Полоцкое. Он укротил половцев (1123–1132).

С брата Мстислава Ярополка начинается ослабление Киевского княжества и вместе великокняжеского достоинства (1132–1139), умножились междоусобия, вследствие коих он уступил Ольговичам Курск, — а по его смерти Киев достался, вне всех прав, дерзкому и способному Ольговичу, черниговскому князю Всеволоду.

Всеволод Ольгович (1139–1146) думал было отстранить всех Мономаховичей от владения Киевом и Русской землей, прогнать их из Владимира, Турова и Переяславля, и хотя не преуспел в своем намерении, но все-таки остался сильнейшим князем своего времени, располагая силами Черниговского княжества вместе с Киевским и умея принуждать к послушанию прочих князей.

Он не мог только по желанию передать Киева брату Игорю, и, после многих превратностей, великое княжество досталось Изяславу Мстиславичу, вместе с дядей, старшим между живыми сыновьями Мономаха, Вячеславом туровским.

Изяслав, обладавший Владимиром, все время (1146–1152) занят был войнами за Киев, отнимая и уступая его дяде Юрию, и удержал, собственно, благодаря помощи угорской и брату Ростиславу смоленскому.

Он умер, оставив так же, как и отец его, несколько сыновей, утвердившихся на Волыни.

Владимирское, главное княжество, образовало совершенно независимое владение, оставленное в роду старшего сына Изяслава, Мстислава.

Смоленское стало отчиной второго Мстиславова сына, Ростислава.

Туровское княжество досталось возмужавшему представителю Изяславова (Ярославича) рода, Юрию Ярославичу.

Последующие князья, получая Киев среди споров, должны были вступать в различные сделки со своими соперниками, противниками и помощниками.

Киев остался в своих собственных пределах, с Русской так называемой землей, на юг до Новороссийских степей, на север до границ Туровского и Полоцкого княжеств.

И из этих коренных волостей Киевских начались уступки: Юрий (1155–1157), сильный своими Залесскими волостями, в пределах великого княжества, давал уделы сыновьям: союзнику своему, Святославу Ольговичу, уступил он за помощь, оказанную им при взятии Киева у Изяслава Мстиславича, кроме Курска с Посемьем, Сновскую тысячу, Слуцк, Клецк и всех дреговичей, то есть северную часть Киевского княжества, к которой присоединил (1155) Мозырь; Изяславу Давыдовичу он дал Корческ.

Ростислав (1161–1169) из Киевских городов (1162) давал племяннику Мстиславу Изяславичу: Торческ, Белгород, Триполь. Поссорясь с ним, отнял эти города, а помирясь, отдал опять, заменив Триполь Каневым.

Триполь же с четырьмя городами дал дяде Владимиру Мстиславичу.

Ростиславу много помогали его Смоленские волости и союз с Андреем, великим князем суздальским.

После смерти Ростислава (1169) князья поделили было между собой волости и, уступая Мстиславу Киев, дядя, Владимир Мстиславич, брал себе к Триполю все Поросье, а Владимир Андреевич Берестье, на что прибывший Мстислав Изяславич не согласился.

Андрей Боголюбский, не жаловавший Мстислава, особенно вследствие отправления им сына Романа в Новгород на княжение вопреки распоряжениям суздальского князя, прислал на Киев рать с 11 подчиненными князьями. Киев был взят (1169), несмотря на сопротивление Мстислава, опустошен и отдан брату Андрея, переяславскому князю Глебу.

Это был сильнейший удар стольному городу, после которого киевские князья уже почти не выходили из зависимости, более или менее, от владимирских князей, до которых и дошел черед старейшинства.

В пределах самого Киевского княжества являлось все более и более удельных князей, не только из братьев или сыновей великого князя, но и прочих, даже чужих.

Так, в это время, во Вручем сидел Рюрик Ростиславич, в Вышгороде Давыд, в Белгороде Мстислав, в Михайлове Василько Ярополчич, в Торческе Михалко Юрьевич.

Святослав Всеволодович (1177–1194), получив уступленный ему Киев, предоставил всю Русскую землю Рюрику Ростиславичу и слушался великого князя Всеволода суздальского. Значение его поддерживалось еще помощью Ольговичей черниговских.

Рюрик Ростиславич (1193–1202) став по его смерти великим князем, уступил великому князю суздальскому Всеволоду Торческ, Корсунь, Богуславль, Триполь, Канев, отданные им прежде Роману волынскому, который получил за них Полоной и пол-Торческа Русского.

У Рюрика Киев был отнят Романом волынским, но вскоре (1202) взят им обратно с помощью половцев, которые опустошили и разорили его так, что он никогда уже не смог подняться.

В войне Рюрика с Всеволодом Чермным, Киев, ослабевший и раздробленный в продолжение двух-трех лет, много раз переходил из рук в руки и достался, наконец, Всеволоду Чермному, который уступил Рюрику свой Чернигов.

После его смерти, он хотел повторить опыт своего деда, Всеволода Ольговича, и выгнать Мономаховичей из Русской земли и, действительно, выгнал князей из Торческа, Триполя, Белгорода; но был жестоко наказан за то Мстиславом новгородским.

Последний князь из рода Мономаховичей (1214–1224), Мстислав Романович, без посторонних владений, не имел уже никакой самостоятельности: под самым Киевом должен был терпеть Ольговича, в Белгороде, снизошел на степень князя подчиненного и помогал только двоюродному своему брату, Мстиславу Мстиславичу, покорявшему Галич.

Киевское княжество под конец уже ничего не значило, пренебреженное даже и суздальскими князьями, которые, впрочем, в свою очередь, ослабели и должны были отказаться от своего влияния на Киев.