ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ЯРОСЛАВ

1019–1034

Ярослав мстил Святополку за смерть своих братьев, но было, за что мстить и ему. Полоцкий князь Брячислав, сын Изяслава, внук славной Рогнеды, унаследовал ее кровную ненависть к потомству разлюбившего ее мужа.

Брячиславу, в войне с Ярославом, помогали много, по рассказам норманнских странников, его прежние соратники, Эймунд и Рагнар, что мы узнаем из Эймундовой саги. «Служив киевскому князю несколько лет, сребролюбивые норманны были недовольны его скупостью; он всегда задерживал договорное жалованье, а, наконец, утвердясь на столе киевском, начали прижимать их так, что те решились оставить его совершенно. „Ну так что же вы будете делать?“ спросил их Ярослав на прощанье. „Чего тебе хочется всего меньше, отвечали они: мы пойдем к Брячиславу“, и с этими словами отправились они к своим ладьям.

Ярославу было очень неприятно лишиться таких сподвижников, а еще менее получить в них врагов. Жена его Ингигерда, которая принимала деятельное участие во всех делах, по обычаю жен норманнских, как Ольга, как Рогнеда, пошла вслед за ними с ярлом Рагнвальдом и несколькими мужами. Все Эймундовы люди стояли на берегу и готовились отплыть. Они доложили своему князю, который сел уже в лодку, что княгиня хочет с ним видеться. „Я не верю ей, молвил Эймунд, она похитрее будет своего мужа, но уклоняться от беседы не годится“. Рагнар хотел было проводить своего товарища, но тот остановил его, сказав: „Ведь мы не на войну выходим“. Он подошел к тому месту, где дожидалась его княгиня со своими. Все они сели на холме. На Эймунде был плащ с завязанными тесемками; под полою спрятан был меч. Княгиня и Рагнвальд, говоря, подвигались к нему ближе и ближе, так что прикасались платья. „Нехорошо, сказала Ингигерда, что вы так расстаетесь с князем; мне хотелось бы уладить дело“. Между тем, ни у нее, ни у Эймунда, руки не оставались в покое: Эймунд развязывал тесемки, Ингигерда спускала рукав. Он уже догадался, что здесь не без козни, и в самом деле, лишь только княгиня, высвободив руку, подняла ее кверху, как ее люди бросились на Эймунда, но он успел отскочить, сбросив с себя развязанный плащ, а Рагнар, наблюдавший за беседою из лодки, бежал уже на помощь с товарищами, которые бросились с яростью на людей княгининых и хотели их перебить… Эймунд удержал: „Не надо, пусть идут они в покое домой, я не хочу ссориться с конунгом“. Ингигерда, смеясь над своей неудачей, разумеется, принужденно, удалилась к себе, а Эймунд с Рагнаром поплыли в Полоцк».

Брячислав напал на Новгород, пленил многих жителей и захватил богатую добычу. Ярослав догнал полоцкого князя на обратном его пути около реки Судомы и победил, однако же дал ему в придачу к прежней волости Витебск и Усвят (1021). Норманны рассказывали, что Эймунд и Рагнар успели захватить здесь в плен Ингигерду, ехавшую к мужу, выждав ее в засаде, чем и содействовали к заключению мира между князьями. Первый получил себе в управление северо-западную область с обязанностью охранять пределы Русской земли с этой стороны.

Вскоре за этой войной, Ярослав должен был защищаться от брата своего Мстислава, князя тмутораканского, который, один из всех сыновей Владимира, еще оставался в живых, кроме Судислава, княжившего, вероятно, в Пскове.

Мстислав, истинный витязь в норманнском духе, стал ужасом всех своих соседей около Черного моря. Прежде всего, он помог грекам уничтожить Хозарскую державу в Тавриде. Потом ходил он на соседних с Тмутораканью касогов (1022). «Зачем губить нам воинов, предложил ему касожский князь Редедя, сразимся лучше мы двое, и не оружием, а борьбою. Одолеешь ты — и возьмешь мои владения, мою землю, жену и детей; а если я одолею, то возьму все твое». Мстислав согласился. Они схватились, боролись долго и крепко, тмутораканский князь начал изнемогать. «Мать Пречистая Богородица, воскликнул он, помоги, я выстрою тебе церковь», и, напрягши все мышцы, стиснул Редедю и ударил оземь, вынул нож и зарезал. Потом овладел всей землей его, взял жену и детей, ставших родоначальниками некоторых нынешних дворянских фамилий, обложил жителей данью и возвратился в Тмуторакань, где и заложил церковь Св. Богородицы, которая стояла там еще при жизни летописца.

Но Мстиславу хотелось больше земель из отцовского наследства. Он пошел на Киев, взяв с собою хозар и касогов (1023). Киевляне не пустили его, однако же, к себе, хотя Ярослава не было тогда дома: он уезжал в Новгород, а оттуда должен был отправиться в Суздальскую землю, где возмутился народ вследствие голода: волхвы пустили там молву, что старые бабы держат припасы. Народ принялся их избивать, и насилу Ярослав успокоил людей Божиим страхом. Казнил одних волхвов, а других разогнал. За житом послали Волгой купцов в Болгарию, которые привезли всего вдоволь, и народ ожил.

Чтоб отбиться от своего нового врага, Ярослав должен был возвратиться в Новгород, и искать помощи там, где находил ее отец его и прочие князья, во всяком случае нужды, — у норманнов. Ждать долго они себя не заставляли, было бы готово золото, серебро и паволоки за их ратную службу. И приплыл скоро к Ярославу Якун Слепой в золотом плаще со своей дружиной. Снарядившись, пошли они на Мстислава, который встретил их у Листвена, недалеко от Чернигова. С вечера исполчил он дружину, поставив северян в середине против варягов, а сам с нею по крыльям. Ночью вдруг поднялась гроза, и пошел дождь. «Пойдем на них», закричал удалой князь, и, под ударами грома, при блеске молнии, воины сразились. Северяне сошлись с варягами, но где же было им устоять против опытной в боях руки норманнского племени! Ярославовы варяги одолевали и «трудишася, секуще север», говорит летописец, но подоспел сам Мстислав с дружиной своей, навалился на варягов и сломил их полк. А между тем буря продолжалась, оружие блистало, освещавшееся вдруг молнией, гром гремел, и сеча была сильна и страшна. Ярослав увидел, что берет не его сила, и бежал вместе с Якуном, который оставил на месте сражения свою златотканную одежду. На рассвете Мстислав, осматривая поле, усыпанное трупами, сказал: «Как мне не радоваться? Здесь лежит северянин, здесь варяг, а дружина моя цела».

Однако же он не хотел низложить Ярослава совершенно: он послал звать его, как старшего брата, в Киев, «а мне буди сия сторона». Но Ярослав не смел ему верить и прислал в Киев только мужей своих, а сам, только через три года, со вновь набранными воинами, появился в своей столице. Под Городцом братья разделили Русскую землю, назначив границей между собою Днепр (1026), «и начаста жити мирно, в братолюбстве, и уста усобица и мятеж, и бысть тишина велика в земли года три».

На четвертый год Ярослав, верный норманнской природе, в нем обновленной, начал продолжение походов на соседние племена, пошел воевать дальше и дальше.

В 1030 году ходил он и взял Бельз; потом далее на чудь, обложил ее данью и поставил город Юрьев (Дерпт), куда должна была собираться дань с окрестного поморья.

В 1031 году ходил он вместе с Мстиславом на Польшу, которая только что лишилась своего славного Болеслава и раздиралась междоусобиями. Воспользовавшись ими, братья опять заняли города Червенские, долго воевали Лядскую землю и привели много пленников, которых разделили между собою. Доставшихся на свою долю Ярослав посадил близ Киева по реке Реи, поставив на ней несколько городов.

Этот поход был последним для храброго Мстислава. Выйдя на охоту, он разнемогся и умер, вскоре после единственного своего сына Евстафия, и вся власть его досталась Ярославу, который сделался, как Владимир, самовластцем почти всей Русской земли (1036).

Новгород отдал он тогда сыну Владимиру, которому исполнилось 16 лет, а епископом назначил Луку Жидяту, для чего нарочно туда и ездил. Тогда же, вероятно, раздал он города и прочим сыновьям, а брата Судислава, оклеветанного, засадил в темницу в Пскове (1036), где он и оставался во все продолжение Ярославовой жизни.

В отсутствие его печенеги опять набежали на Киев. При первом известии Ярослав собрал войско, словен и варягов, и поплыл на помощь к своей столице. Печенегов было без числа. Ярослав исполчил дружину, поставив в середине норманнов, на правом крыле киевлян, на левом новгородцев. За городом произошло кровопролитное сражение, и только к вечеру одолел киевский князь. Печенеги разбежались во все стороны, и многие потонули в Сетомли и других реках.

На месте сражения в следующем году (1037) заложил Ярослав великую церковь Святой Софии, наподобие константинопольской, а Киев обвел каменной стеной, для защиты от вражеских набегов, с Золотыми воротами, ветхие останки которых видны еще и теперь.

Надолго отразив дикарей, Ярослав опять принялся ходить на норманнский промысел, раздвигая более и более пределы Русской земли. В 1038 г. на ятвягов, в 1040 на Литву, в 1041 на мазовшан в ладьях, в 1042 старший сын его Владимир ходил из Новгорода на ямь, чудское племя, на юге нынешней Финляндии.

В 1043 году отправил Ярослав сына, снарядив многочисленное войско, на Царьград, к старинной любимой цели русских князей, оставленной в покое после принятия христианской веры и начавшегося родства с греческими императорами. Молодому Владимиру, пылкому и храброму юноше, захотелось, видно, отличиться в предприятии славном, на войне опасной и выгодной, с врагами знаменитыми, и он выпросил у отца его могучую, испытанную дружину, чтобы вместе с нею добыть славы и богатства.

Предлогом послужила обида, причиненная в Константинополе русским купцам, среди которой был убит один знатный русин. Норманны из-за моря явились верными помощниками. С полуночных стран Океана, говорят греки, прибыло в Киев множество воинов. Возглавить поход Ярослав поручил Вышате. В легких однодеревках поплыли витязи под Царьград по знакомому пути. Император Мономах, узнав о несущейся на него грозе, тотчас послал послов навстречу Владимиру, просить, чтобы он отложил оружие, и, из пустой причины, не нарушал долговременного мира. Владимир, которому хотелось войны во что бы то ни стало, осрамил послов и отпустил назад с высокомерным ответом. Константин должен был готовиться к обороне. Всех русских купцов, равно как и единоплеменных с ними воинов, которые служили его телохранителями, он выслал из столицы во внутренние области, и сам со всем греческим флотом двинулся в море; конница пошла берегом. Русь уже подплыла к самому проливу и остановилась у Фара. Противники выстроились, но никто не хотел начинать сражения. Император перед вечером отправил вторичное посольство с предложением о мире. Владимир опять принял послов с презрением и потребовал по три фунта золота на всякого своего воина, чего и в половину не получил сам вещий Олег. Такого нелепого требования греки, разумеется, исполнить не могли и решили сразиться. На другой день отправили они три галеры ударить на неприятеля и вызвать его в открытое море. Начальнику их удалось проникнуть в середину русских судов и пустить греческий огонь; семь ладей он сжег, одну пленил, одну затопил. Русь снялась с якорей, выплыла на простор, как вдруг, ей на беду, подул ужасный восточный ветер. Поднялась буря. Море взволновалось, и все ладьи русские разметало: одни, опрокинутые, пошли ко дну, другие выброшены были на берег, иные унесены в открытое море. Княжеский корабль был потоплен, так что Владимира едва спас воевода Ярослава Иван Творимирич, приняв его к себе на корабль. На берегу собралось руси до шести тысяч, которым ничего не оставалось делать, как возвращаться сухим путем. Из княжеской дружины никто не хотел им сопутствовать. «Я иду, сказал Вышата, жить ли, умереть ли с товарищами», и покинул свой корабль.

Император, довольный успехом, удалился в город, оставив у Фара суда для преследования неприятеля. Русь после бури собралась в пристани, образуемой двумя мысами. Греки проплыли мимо, и Владимир, увидев их малое число, выслал несколько людей, чтобы пресечь им обратный путь. Гребя изо всех сил, другие русские пловцы успели окружить их со всех сторон. Грекам надо было сразиться, и Владимир разбил их совершенно, в утешение себе за вчерашнюю беду. Четыре судна взял он в плен, и даже то, на котором находился начальник ополчения. Прочие греческие суда сели на мель или разбились о подводные камни. Однако же Владимир, потеряв много судов и людей накануне, не мог исполнить своего намерения напасть на Константинополь и должен был удалиться, хотя и со многими пленными. Сухопутному отряду повезло менее: греки напали на русь близ Варны, захватили и привели пленными в Царьград, где многие из них были ослеплены. Вышата через три года, по заключении мира, был отпущен к Ярославу.

Это был последний греческий поход норманнских русских витязей, которые, в продолжение двухсот лет, чудесами своей отваги, предприимчивости и храбрости, приводили в трепет знаменитую столицу Восточной Империи и распространяли славу своего имени, обогащаясь серебром, золотом и паволоками.

После греческого похода Ярослав ходил только на мазовшан (1046), подавая помощь зятю, польскому королю Казимиру, за которого отдал перед тем сестру и получил за вено восемьсот человек, плененных Болеславом. Он убил мятежника Моислава и покорил его подданных Казимиру.

С каждым годом усиливался и прославлялся Ярослав более и более. Под конец его жизни, пределы унаследованной им от отцов Руси распространились до Черного и Балтийского морей, до Уральских, Карпатских и Кавказских гор, до внутренней Польши. Вот как широко и далеко очертилась норманнами окружность Русского государства!

Пятерых своих сыновей, рожденных от шведской Ингигерды, Ярослав посадил по главным городам собранных в его руку славянских племен.

Старшему, шестнадцатилетнему Владимиру (род. в 1020 г.), он дал Новгород с его волостями еще в 1036 году.

Следовавшему за ним Изяславу (род. в 1024 г.), важнейшее из норманнских поселений, Туров, на реке Припяти, между дреговичами.

Святославу (род. в 1026 г.) — Чернигов, на реке Десне, с Тмутораканью, на Черноморском полуострове Тамани, и всеми землями по Оке, — северою, вятичами, Муромом и Рязанью.

Всеволоду (род. в 1029 г.) — Переяславль, на Суле, с Поволжьем, землей Белозерской и Суздальской.

Вячеславу (род. в 1036 г.) — Смоленск, на Днепре, и меньшему Игорю Владимир Волынский.

Всех своих сыновей Ярослав переженил на иностранных княжнах, а дочерей выдал замуж за королей и принцев и вступил в родство со многими европейскими государями.

Старший сын Владимир был женат на какой-то северной принцессе, которую местные летописцы считают дочерью английского короля Гаральда.

Изяслав на дочери короля польского Мечислава II, сестре Казимира.

Всеволод на греческой царевне.

Вячеслав и Игорь на немецких принцессах.

Дочь Анна отдана за короля французского Генриха I.

Анастасия за короля венгерского Андрея.

Елизавета за князя норвежского Гаральда.

Гаральд, по рассказам северных саг, был славнейший витязь своего времени. Пятнадцати лет он уже снискал себе имя в сражении. Вследствие внутренних раздоров он должен был оставить родину и искать убежища на Руси. Ему поручено было начальство над дружиной, охранявшей северные пределы ее. Тогда-то, вероятно, посватался он к дочери великого князя киевского, но получил от нее отказ, какой дала ее бабка Рогнеда Владимиру. Гаральд уехал в Грецию и долго воевал на Средиземном море, по берегам Африки, чтобы добыть себе славы и богатства. Захваченные сокровища, через верных людей, он пересылал для сохранения в Киев, к Ярославу и Ингигерде, а о подвигах сложил следующую песню, имевшую целью привлечь сердце гордой русской девицы:

«Мы сразились с Трандами, но они многочисленностью одержали верх; сеча наша была злая и упорная; юноша, я был отлучен от молодого князя, который пал в сражении; но дева, живущая в Гардах, украшенная золотою гривной, пренебрегает мною.

Шестнадцать нас, мы вычерпали однажды воду, о женщина, из четырех ладей, во время бури; нагруженный корабль был орошен морскими волнами; верно, всякий слабодушный не поплывет туда, — но дева, живущая в Гардах, украшенная золотою гривной, пренебрегает мною.

Я знаю восемь искусств, умею слагать песни, искусен в верховой езде, иногда упражнялся в плавании, могу опираться на шест, я ловок метать копье, править веслом; но дева, живущая в Гардах, украшенная золотою гривной, пренебрегает мною.

Ни женщина, ни юная дева, не будут спорить, что поутру мы были в южном городе, где потрясали мечами и вторгались с железом и оружием: там есть свидетельство совершенных подвигов. Но дева, живущая в Гардах, украшенная золотою гривной, пренебрегает мною.

Я родился там, где Упланды натягивают лук. Теперь военные корабли, ненавистные поселянам, посылаю я подплывать к скалам. Лишь только спустится корабль, носом его мы рассекаем волны; но дева, живущая в Гардах, украшенная золотою гривной, пренебрегает мною».

Наконец, Гаральд возвратился в Киев, богатый и прославленный, и получил руку любезной ему Елизаветы, вместе со всеми сохраненными сокровищами.

Можно вообразить себе, какая сыграна была свадьба в стольном городе во Киеве, в светлом тереме великокняжеском, под песни вещих боянов.

Слава Ярослава разнеслась по всем дальним странам, «рекуще ко Греком, и Угром, и Ляхом, и Чехом, дондеже и до Рима пройде», и Киев стал тогда пристанищем многих королей и князей иностранных, преимущественно скандинавских, точно как и наши князья всегда находили себе помощь и спасение на севере.

Олав святой, король норвежский, изгнанный из своих владений Канутом, королем датским, искал убежища с сыном Магнусом у Ярослава и был принят с честью и радушием. Ярослав и Ингигерда убедительно советовали ему остаться в Гардарике и давали ему область Вулгарию. Однако он, через некоторое время, обольщенный надеждой возвратить себе престол, оставил Киев, и, получив со своими спутниками помощь от Ярослава, снабженный всеми средствами, отправился в отечество.

Магнус, сын его, жил в России очень долго. Друзья его отца, погибшего в сражении, через некоторое время, при переменившихся обстоятельствах, прислали к нему в Россию мужа звать на отцовский престол. Ярослав и Ингигерда потребовали торжественного посольства и приняли все зависящие от них меры для успеха.

Эдвин и Эдуард, сыновья короля английского Эдмунда, изгнанные Канутом, искали безопасности при дворе Ярослава.

Якун Слепой, знаменитый витязь скандинавский, сын шведского короля Олофа и шурин Ярослава, приходил к нему за помощью против брата Мстислава и в сражении Лиственском оставил свою жизнь.

Симон, племянник Якуна Слепого, изгнанный дядей, принят также Ярославом со своими единоземцами.

Сыновья Рогвольда, пришедшего с Ингигердой, оставались в России: Эйлиф служил вместе с Гаральдом, а Ульф есть, вероятно, тот Улеб, который ходил в 1032 году из Новгорода на Железные ворота в Заволочье.

Венгерские принцы, Андрей и Леванта, дети Ладислава Плешивого и какой-то безымянной русской княжны, долго жили на Руси, где Андрей и узнал о своем избрании на престол.

Ярослав пировал, воевал с соседями, пленял и убивал, — и в то же время строил церкви, учреждал монастыри, покровительствовал черноризцам, любил читать и слушать душеспасительные книги.

В 1020 году поставил он церковь Св. Бориса и Глеба.

В 1037 году воздвиг храм Св. Софии наподобие цареградского и украсил его золотом и серебром, мусией и стенной иконописью. (Этот знаменитый храм, один из древнейших в Европе, был образцовым для всей Руси, сохранился до нашего времени в целости и ныне вполне восстановлен.)

В 1039 году была освящена вновь Владимирова церковь святой Богородицы, поврежденная пожаром 1017 года.

Потом Ярослав основал мужской монастырь святого Георгия, в честь своего ангела, и женский монастырь святой Ирины, в честь ангела своей супруги.

На Золотых воротах заложил он церковь Св. Благовещения. Строительство подвигалось медленно. Князь спросил своего тиуна о причине. Тот отвечал, что мало на работу является поденщиков, которые боятся лишиться найма в деле властительском. Ярослав велел привозить куны на телегах в комары Золотых ворот и объявить людям на торгу, что за день они будут получать по ногате — работников собралось множество, и церковь вскоре была отстроена.

В 1043 году сын Ярослава, Владимир, заложил в Новгороде великолепную церковь Св. Софии, столько знаменитую в его истории.

И по другим местам поставлено было много новых церквей. Увеличилось число черноризцев, которых Ярослав любил в особенности, как и священников. Вообще, вера христианская при нем начала плодиться и размножаться.

До такой степени предан был Ярослав христианской вере, особенно под старость, что велел выкопать из земли кости своих дядей, умерших в язычестве, Ярополка и Олега, и окрестить их. Они были похоронены вновь в церкви Святой Богородицы.

С особенным удовольствием относился он к духовным книгам, читал их, свидетельствует Нестор, днем и ночью, даже сам переписывал и клал на сохранение в основанной им церкви Св. Софии.

Кроме писаний, переведенных первоучителями, святыми Кириллом и Мефодием, и их учениками, Ярослав хотел познакомиться и с другими сочинениями отцов церкви, он собрал переводчиков и велел им переводить книги с греческого языка на славянский. Множество списков было изготовлено, которыми верные люди могли поучаться и просвещаться, и которые стали подлинниками для новых списков, рассеянных по монастырям и церквям. До нас дошли, например, списки с толкований пророчеств, писанных в Новгороде для князя Владимира попом Упирем Лихим.

Благочестивый современник так определил после деяние Ярослава: «Отец его Владимир взора и умягчи, сей же насея книжными словесы сердца верных людей, а мы пожинаем ученье приемлюще книжное».

Священнослужителям велено было учить людей и привлекать их к церкви и богослужению.

Введено демественное или уставное пение.

Усилия Ярослава распространить христианское просвещение, вместе с благочестивыми подвигами его отца, святого Владимира, начали приносить свои плоды. В избранных душах божественный свет проникал глубоко, и число их умножалось более и более. После приснопамятных варягов, Феодора и Иоанна, принесших в жертву христианской вере свою жизнь, после равноапостольного князя, преображенного во всем существе своем по получении святого крещения, сыновей его Бориса и Глеба, приявших с такой радостью мученические венцы, должно наименовать здесь в особенности священника Илариона.

Ярославов церковный устав, в дополнение и изменение Владимирова, дает епископам исключительное право судить оскорбление женского целомудрия, всякие обиды, причиняемые слабому полу, развод, кровосмешение, ссоры детей с родителями, поджоги, воровство, драки и проч.

Ярославу принадлежит первое оглашение русских законов, которое он, «списав», дал первоначально новгородцам, отпуская их с благодарностью из-под Киева, с их помощью приобретенного, и сказал: «По сей грамоте ходите, якоже писах вам, такоже держите».

Эта Русская Правда, явственная и в договорах с греками под именем закона Русского, распространилась и по всей его державе. Норманнская в своем основании, она подверглась в продолжение двухсот лет до Ярослава влиянию славянскому, и потом несколько христианскому.

Вот весь круг первоначальных отношений между русскими людьми ее времени: убийство и право мести за оное, побои и пеня, укрывательство холопов, кража, порча оружия, со свидетелями, поручителями и судом 12 целовальников. Ниже мы приведем ее полностью, как ясное изображение современного общества, и вместе, как памятник живого языка.

К 1051 году принадлежит многознаменательное действие Ярославово: без всякого сношения с Византией, откуда мы получили пастырей, он назначил киевским митрополитом Илариона, который и был посвящен епископами в соборе Святой Софии.

Так с самого начала власть духовенства стала у нас в подчинении власти правительства, сохраняя свое верховное право только в деле веры и ее учения.

Ярослав, в глубокой старости, на восьмом десятке, дождавшись многих внуков, между которыми последним был Мономах, сын Всеволода от греческой царевны, скончался в Киеве, на Федорову субботу, февраля 19 числа, 1051 года.

Из детей его был при нем только один, его любимец Всеволод (старшие — Изяслав туровский находился на ту пору в Новгороде, а Святослав черниговский во Владимире Волынском).

Летописец передает нам наставление Ярослава детям при наделении их областями.

«Живите мирно, и тогда Бог покорит вам противных; если же будете ссориться, то погибнете сами и погубите землю отцов своих и дедов, что приобрели они трудом великим. Слушайте старшего брата, которому поручаю стол на мое место. Он будет вам вместо отца, и не даст никого в обиду».

Тело Ярослава положено в мраморной раке, целой до нашего времени, погребено в Софийском соборе, им основанном, с плачем Всеволода и всего народа.

Митрополит Иларион, написавший Исповедание православной веры и Похвалу Великому Князю Владимиру, так прославляет Ярослава, обращаясь к отцу его. (Предлагаем отрывки из обоих сочинений с переводом на современный язык, чтобы познакомить с религиозным образованием духовенства):

«Весьма добрым и верным свидетелем служит сын твой Георгий, которого сотворил Господь преемником по тебе на престоле: он не нарушает твоих уставов, но утверждает; не уменьшает учреждений твоего благоверия, но еще распространяет; не искажает, но приводит в порядок. Он недоконченное тобою окончил, как Соломон предприятия Давидовы; создал дом Божий великий и святый, в честь Его Премудрости, на освящение твоему граду, и украсил его всякими украшениями: золотом, серебром, драгоценными камнями, дорогими сосудами, так что церковь сия заслужила удивление и славу у всех окружных народов, и не найдется подобной ей во всей полунощной стране от востока до запада. Он и славный город твой Киев обложил величием, как венцом, и предал народ твой и город святой, всеславной, скорой помощнице христиан, Богородице, которой создал и церковь на великих вратах, в честь первого праздника Господня, святого Благовещения, так что приветствие Архангела Деве можно приложить и к сему городу. Деве сказано было: радуйся, благодатная, Господь с тобою (Лука, I, 28). А граду можно сказать: радуйся, благоверный граде, Господь с тобою!..

…Встань от гроба твоего, честная главо! Встань, отряси сон! Ты не умер, но спишь до общего всем восстания. Встань! ты не умер. Не свойственно умереть тебе, когда уверовал ты во Христа, жизнь всего мира. Отряси сон, возведи очи и посмотри, как Господь, сподобив тебя почестей небесных, не оставил тебя без памяти и на земле, в сыне твоем. Встань, посмотри на сына своего Георгия, посмотри на кровного своего, посмотри на возлюбленного своего, посмотри на того, которого извел Господь от чресл твоих, посмотри на украшающего престол земли твоей, — и возрадуйся, возвеселись! Посмотри и на благоверную сноху твою Ирину; посмотри и на внуков и правнуков твоих, как они живут, как Господь хранит их: как содержат они благоверие, тобою преданное, как часто посещают святые храмы, как славят Христа, как поклоняются Его имени. Посмотри и на город, сияющий величием, посмотри на процветающие церкви, посмотри на возрастающее христианство; посмотри на город, освящаемый и блистающий иконами Святых, благоухающий фимиамом и оглашаемый хвалами святыми и божественными песнопениями.

И видев все сие, возрадуйся, возвеселись, и восхвали благого Бога, строящего все сие. Но ты уже и видишь, хотя не телом, но духом. Господь дает тебе видеть все сие. — Итак, радуйся и веселись, что семена веры, тобою посеянные, не иссушены зноем неверия, но, орошенные дождем Божия благопоспешения, расплодились изобильно… Радуйся, учитель наш и наставник благоверия!»

О Христианстве

«Един сын от Троицы — в двух естествах: Божеском и человеческом, совершенный человек по вочеловечению, а не в привидении, и совершенный Бог по Божеству, а не простой человек. На земле Он явил (свойства и дела) Божеские и человеческие: как человек, возрастал во утробе матерней, и как Бог, изшел, не рушив девства; как человек, питался матерним млеком, и как Бог, повелел Ангелам с пастырями воспевать: слава в вышних Богу; как человек, повит был пеленами, и как Бог, путеводствовал волхвов звездою; как человек, возлег в яслях, и как Бог, принял от волхвов дары и поклонение; как человек, бежал во Египет, но как Богу поклонились Ему рукотворенная египетская (Исход, 19, 1.); как человек, пришел креститься, но как Бога убоявшись, Иордан возвратился вспять; как человек, обнажившись, вошел в воду, и как Бог, принял свидетельство от Отца: сей есть сын Мой возлюбленный.

…Спаситель пришел, но Израилем не был принят, как говорит Евангелие: во своя прииде, и свои Его не прияша (Иоанн, 1, 11), а язычниками принят, как предрек Иаков: и той чаяние язык (Бытие, 49, 10). Ибо, при самом рождении Его, волхвы из язычников первые поклонились Ему: а иудеи искали убить Его и за Него избили младенцев. Исполнилось слово Спасителя: яко мнози от восток и запад приидут, и возлягут со Авраамом, и Исааком, и Иаковом, во царствии небеснем. Сынове же царствия изгнани будут во тму кромешную (Матфей, 8, 11, 12). И опять: яко отъимется от вас царствие Божие, и дастся языку, творящему плоды его (21, 43). К язычникам послал Он учеников своих, говоря: шедше в мир весь, проповедайте Евангелие всей твари. Иже веру имет и крестится, спасен будет (Марк, 16, 13, 16). И: шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святого Духа, учаще их блюсти вся, елика заповедах вам (Матфей, 18, 19, 20). И прилично было благодати и истине возсиять над новыми людьми. Ибо, по слову Господню, не вливают вина нового, то есть учения благодатного, в мехи ветхи, обветшавшие в иудействе: аще ли же ни, то просядутся меси, и вино пролиется (9, 17). Когда не могли иудеи сохранять закона образного, но многократно поклонялись идолам: то как могли бы сохранить учение благодати истинной? Для нового учения нужны новые мехи, новые народы, и обое соблюдется.

Так и было. Вера благодатная распространилась по всей земле, дошла и до нашего народа Русского. Воды закона иссохли, а источник Евангелия наполнился воды, — покрыл всю землю, разлился и до нас…»

Ярославова Русская Правда

1. Если муж убьет мужа, то мстить за брата брату, за отца сыну, за сына отцу, или сыну братнину, или сыну сестрину. Если не будет мстителей, то с убийцы взыскать 40 гривен, будет ли убитый русин, или гриден, или купец, или ябетник, или меченосец. Если то будет и изгой, или словенин, также полагается 40 гривен.

2. Или если кто будет избит до крови или синих пятен, то такому человеку не искать очевидцев. Если же на нем не будет никаких знаков, то он обязан представить свидетелей: и буде не может того сделать, то и конец делу. Если кто не в состоянии мстить за себя, то взять ему 3 гривны, да лекарю плата.

3. Если кто кого ударит палкою, или жердью, или пястью, или чашею, или рогом, или тупой стороною меча, тот платит 10 гривен. Если бы его и не настигли, то все он платит 10 гривен битому, чем и кончится дело.

4. Если кто кого ударит мечом, или его рукояткою, с того взыскать 12 гривен за обиду.

5. Но если кто кого ударит по руке, и рука отвалится, или отсохнет, то платит 40 гривен. Если нога останется цела, или же только начнет хромать, то детям раненого смирять дерзкого.

6. Если кто отсечет у кого какой-нибудь палец, тот платит за обиду 3 гривны.

7. За выдернутый ус 12 гривен; за клок бороды тоже.

8. Если кто вынет меч, и, однако же, не ударит, то платит гривну.

9. Если муж толкнет мужа от себя или к себе, то платит 3 гривны; только обиженный должен представить двух свидетелей; если же это будет варяг или колбяга, то он дает только присягу.

10. Если раб укроется или у варяга, или у колбяга, и если они после трех дней не выведут его, а господин между тем спознает его в третий день: то хозяину взять своего раба, да 3 гривны за обиду.

11. Кто без спросу поедет на чужой лошади, тот платит хозяину 3 гривны.

12. Если кто возьмет чужую лошадь, или оружие, или одежду, и хозяин спознает их у кого-нибудь в своей округе, то он имеет право взять свою собственность и взыскать за обиду 3 гривны.

13. Но если хозяин спознает свою вещь, однако же не получит ее, то он не в праве сказать тому, в чьих руках та вещь остается: «Это мое», но должен сказать ему так: «Пойдем со мною на свод; отыщем, у кого ты взял это». Если тот не пойдет, то обязан представить двух порук на 5 дней.

14. Во всех других случаях, если кто станет искать чего-нибудь на другом, а сей начнет запираться, то истец должен идти с ним на извод перед 12 граждан. И если по исследованию окажется, что ответчик поступил неправо, не давая требуемой вещи, то истец вправе взыскать с него свой скот (деньги), да за обиду 3 гривны.

15. Если кто, спознав своего раба, захочет взять его, то ответчик должен вести господина к тому, у кого он купил спознанного раба, а сей обращается ко второму, второй к третьему; здесь господин должен сказать третьему: «Ты мне отдай твоего раба, а свой скот (деньги) отыскивай при очевидце».

16. Если холоп ударит свободного человека и скроется в доме, а господин не захочет выдать его, то платит господин за него 12 гривен. После, ударенный им человек, если встретит его где-нибудь, имеет право бить его.

17. Если кто испортит у кого копье, или щит, или одежду, и пожелает испорченное оставить за собою, то хозяину взять за то с него скота (деньги). Но если бы он испорченного не захотел удержать за собою, то платит ему скота (денег) столько, сколько бы он сам заплатил за те вещи.

Княжением Ярослава оканчивается первый период Русской Истории, который по всей справедливости можно называть Варяжским или Норманнским. Князья, сохраняя чистый норманнский характер, подновляемый брачными союзами, ходили войною во все стороны, на восток и запад, юг и север, и облагали данью соседние племена, близкие и дальние, расширяя пределы своих владений и вводя везде норманнские порядки.

Любимой целью их бранных набегов был Константинополь, плативший Руси почти постоянную дань.

Рассматривая описанные события, мы постараемся теперь извлечь их смысл и понять, как возникало, развивалось и образовалось ими государство Русское.


Феодосия обзорная камера http://www.ostrovkrum.ru.