Южная граница России при Иване Грозном. Крым. Битва при Молодях. Казаки

Из других дел второй половины царствования Грозного особое значение имели меры для обороны южной границы государства и для заселения так называемого «дикого поля» на юг от Оки. Покорение Казани и Астрахани произвело сильное впечатление на крымских татар и на их верховного повелителя — Турецкого султана. Со стороны турок и татар шли требования возвратить им взятые русскими ханства и делались приготовления для похода под Астрахань и для набега на самую Москву. Наконец, в 1571 г. Крымский хан, идя тем же путем, каким шел хан Ахмат в 1480 г., успел обмануть русских сторожевых воевод и добрался до самой Москвы, которую пограбил и пожег. На следующий год он снова явился на Оке, перешел ее, но на этот раз был разбит на р. Лопасне [при Молодях] князем М.И.Воротынским и убежал.

М. И. Воротынский на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

Все эти обстоятельства заставили московское правительство подумать о том, как вперед лучше уберечься от татарских нападений. Прежде границей московских владений с юга был берег средней Оки; но во времена Ивана IV уже много русских людей поселилось за Окою, южнее тех крепостей, которые там стояли для обороны границы. Выходя на «украйну» или на «дикое поле», русские люди становились там вольными «казаками». Над ними не было никакой власти, кроме их выбранных «атаманов». Они охотились, ловили рыбу, бились с татарами, которые тоже «казаковали» на «диком поле». Иногда русские казаки нападали на татарские города у Азовского и Черного морей и грабили их; а иногда они грабили своих же русских купцов и русские посольства, которые шли через «поле» в Крым.

Московское правительство знало о существовании на «поле» казаков и нередко само нанимало их к себе на службу. В расчете на том, что русского населения на «поле» стало достаточно, при Грозном в Москве и решились занять «дикое поле» войсками, поставить в наиболее важных местах города, а между городами провести укрепленную границу, через которую татарам нельзя было бы пройти безвестно. В 1571 г. в Москве составили особый совет из людей, знающих дело, и выработали общий план действий. По этому плану и стали строить города, выставляя их все южнее и южнее (важнейший из них — Белгород). Между же городами стали проводить валы на открытых местах, засеки в лесах; стали строить укрепления на бродах через реки.

В разных местах новой границы стали ставить наблюдательные отряды — «сторожи», а вдоль границы стали посылать разъезды — «станицы». Для службы в городах, станицах и сторожах, сверх тех людей, которых присылали из Москвы, набирали людей из казаков и местных поселенцев. К концу XVI в. все «поле», до верховий рек Ворсклы и Северского Донца, было занято крепостями и вошло в состав Московского государства. Этим приобретением достигалась не только большая безопасность от татар, но и возможность заселить богатые черноземные пространства средней России. Казачество, которое не хотело подчиниться государственной власти, ушло к югу и сосредоточилось на низовьях Дона и Донца, отчего и называло себя «низовым». Мало-помалу оно составило организованную общину («круг») с выборными атаманами во главе.