Польское восстание 1830–1831 и вопрос об Унии

Было уже указано, что возбуждение умов в Царстве Польском началось тотчас по введении в действие дарованной Александром I «учредительной хартии». Польские патриоты мечтали о восстановлении Речи Посполитой в ее старых пределах — «от моря до моря»; иначе говоря, они желали присоединения к своему Царству литовских и русских областей, принадлежавших Польше до раздела 1773 г. С другой стороны, они были недовольны русской властью, и в частности цесаревичем Константином Павловичем, который был главнокомандующим всех польских войск и, живя в Варшаве, сильно влиял на ход управления вообще. Пределы своей конституционной свободы поляки считали слишком узкими. Одни из них желали прямо республики (демократическая партия с историком Лелевелем во главе); другие же стояли за реформу конституции и расширение прав нации (аристократическая партия, в которой виднейшее место принадлежало бывшему любимцу Александра I, князю Адаму Чарторыйскому). В польском движении отразилось влияние подобных же движений, происходивших тогда на западе Европы. Патриоты, недовольные постановлениями Венского конгресса и реакционной политикой «священного союза», начали упорную борьбу за национальное объединение и народную свободу в странах, разделенных между многими правительствами и управляемых в реакционном духе (Германия, Италия). Как на западе, так и в Польше движение руководилось тайными обществами, патриотическими и революционными. Они существовали в польских войсках и среди молодежи, подготовляя отложение от России и внутренний переворот. Французская и Бельгийская революции 1830 г. своим успехом дали толчок польскому движению, и в конце 1830 г. в Варшаве началось открытое восстание. Цесаревич Константин Павлович едва избежал смерти от рук заговорщиков, офицеров и черни и благополучно ушел из Варшавы с теми русскими войсками, которые при нем состояли. Отступление слабого русского отряда сначала из столицы Польши, а затем и из Царства в русские области подняло дух восставших и позволило им организовать в Царстве свой порядок. В Варшаве было устроено временное правительство с диктатором во главе. Оно пробовало добиться от императора Николая независимости Польши и присоединения к ней Литвы и Западной Руси; но, не получив на это никакой надежды, созвало сейм. Сейм решился низложить династию Романовых с польского престола и таким образом сделал войну неизбежной.

Император Николай отправил (1831) в пределы Польши большую армию под начальством графа Дибича. Дибич нанес польским войскам и польскому ополчению сильное поражение под Варшавою (у с. Грохова), но не воспользовался победою и затянул войну. К тому же военным действиям препятствовала страшная эпидемия холеры, прошедшая тогда по всей России. (От нее скончались в русской армии цесаревич Константин и граф Дибич.) Новый главнокомандующий граф Паскевич повел дело энергично и быстро: он подошел к Варшаве и взял ее штурмом, после чего загнал в Пруссию и Австрию остатки польских войск и таким образом овладел Царством. Польша была завоевана русским оружием и потеряла возможность сохранить свою конституцию.

Учредительная хартия была отменена; сейм уничтожен; уничтожено отдельное польское войско; отменено особое финансовое устройство; закрыты высшие учебные заведения (Варшавский университет). Царство Польское было разделено на губернии и включено в состав империи. Особою грамотою, получившей название «органического статута» (1832), был определен новый порядок управления Польши. Во главе Царства был поставлен наместник (граф Паскевич-Эриванский, получивший титул «князя Варшавского»); он управлял с помощью «совета» из главных чиновников края. Важнейшие дела и законодательные вопросы рассматривались в «государственном совете Царства Польского», составленном из лиц по назначению государя. С течением времени русский элемент в крае усиливался все более и более: русские люди назначались на польские должности, русский язык признан обязательным в деловых сношениях, русским раздавались земли в польских областях. Самое управление принимало все более и более характер общерусский. Польша теряла все остатки политической особенности и обращалась в русскую провинцию.

То же направление имела политика императора Николая в литовских и западно-Русских областях. Восстание из Царства Польского распространилось на те области, которые отошли от Польши к России по разделам XVIII в. Польское панство и шляхетство, составлявшее в этих областях высший землевладельческий класс, сохраняло свои связи с Польшею и поддерживало польский дух в местной общественной жизни. При императоре Александре I правительство не обращало внимания на преобладание польского элемента в западно-Русском крае. Князь Адам Чарторыйский, имевший звание попечителя Виленского учебного округа, деятельно и без всяких препятствий учреждал в округе польские школы с целью окончательной полонизации Литвы и Белоруссии. (Таким же колонизатором русских земель, Волыни, Украины и Подолии, явился польский патриот Чацкий, бывший там наблюдателем, или «визиатором», училищ при Александре I.) Немудрено, что основанный в Вильне (1803) университет обратился в очаг польского национального движения и стал центром польских патриотов, мечтавших о возрождении Речи Посполитой. При университете образовались патриотические польские общества, подготовившие участие университета в польском восстании. (Одним из виднейших вожаков восстания в Польше был виленский профессор истории Лелевель.) Когда восстала Польша, началось движение и в литовских областях. Но оно не имело успеха, так как русские войска, занимавшие Вильну, дали отпор отрядам повстанцев и вытеснили их из края. После подавления восстания Виленский университет был закрыт, и правительство приняло ряд мер для уничтожения польского влияния в крае. Оно обратило внимание на образование юношества в русском духе и вместе с низшими русскими школами открыло в Киеве русский университет (1834). Было конфисковано много земель у мятежных польских владельцев и передано в русские руки. Были приняты меры для улучшения быта православно-русских крестьян, живших на панских землях. Наконец, дан был ход делу присоединения к православной церкви так называемых «униатов».

Уния, введенная в западной и южной Руси в конце XVI в., вызвала тяжелую борьбу православного населения за свою веру. Православие не было истреблено вовсе; но все-таки большинство западно-русского дворянства и большое количество крестьянства перешло в унию и стало под сильное влияние католической иерархии. Гонения за веру в Речи Посполитой продолжались до самых разделов, и униаты страдали от них едва ли менее православных. Заступничество императрицы Екатерины II, а затем переход униатов в русское подданство после польских разделов — прекратили давление на униатов католического духовенства. Началось сближение униатского духовенства с православным. В среде самих униатов возникла мысль о прекращении зависимости от папы и о восстановлении более тесной связи с православием. Эта мысль понемногу перешла в решимость вовсе упразднить унию и воссоединить униатов с православной церковью, от которой униаты когда-то были оторваны. Носителем идеи воссоединения был один из униатских архиереев — епископ Литовский Иосиф Семашко. После усмирения Польского восстания он встретил со стороны государя и синода большое сочувствие. В 1839 г. в г. Полоцке все униатские епископы постановили просить у императора Николая «дозволения им присоединиться к прародительской православной всероссийской церкви». Государь дал это дозволение, и синод торжественно совершил акт воссоединения униатов. Уния прекратилась везде, за исключением Холмской епархии, где население оставалось в унии до 70-х годов XIX в., частью же остается и теперь.

Таковы были последствия польского движения 1830–1831 гг. Польское государство погибло после неудачного восстания; польская народность понесла тяжелые жертвы и разорение; польскому влиянию в Западной Руси нанесен был тяжелый удар.