Внешняя политика императора Александра I до 1812 г.

Вступая на престол, император Александр намеревался сохранять мир и нейтралитет. Он остановил приготовления к войне с Англией и возобновил дружбу как с этой державой, так и с Австрией. Отношения с Францией должны были стать от этого хуже, чем были пред кончиной императора Павла, так как Франция в то время находилась в острой вражде с Англией. Однако никто в России не думал о войне с французами в первые годы правления императора Александра. Война сделалась неизбежна только после целого ряда недоразумений между Наполеоном и русским правительством. Наполеон стал пожизненным консулом (1802), а затем императором Франции (1804) и таким образом превратил Французскую республику в монархию. Его громадное честолюбие раздражало Александра, а его бесцеремонность в делах средней и южной Европы казалась опасною и недопустимою. Наполеон, не обращая внимания на протесты русского правительства, насильственно распоряжался в Германии и Италии, и это заставило Александра постепенно готовить новую коалицию против Франции. Главными союзниками его были Австрия и Англия.

В 1805 г. открылась война с Наполеоном. Русские войска, под командой одного из учеников Суворова, Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова, двинулись в Австрию на соединение с австрийскими войсками. Но раньше, чем они достигли театра военных действий, Наполеон разбил и пленил австрийскую армию и взял Вену. Кутузов успел увернуться от неравного боя с Наполеоном и искусными маршами отвел свои войска назад, на север от Вены. Однако, вслед за тем, по личному настоянию императора Александра он принял бой с Наполеоном у г. Аустерлица, хотя и не верил в победу над французами своих усталых солдат и расстроенных неудачами австрийцев. Действительно, под Аустерлицем Наполеон разбил русских и австрийцев и принудил императора Франца к миру. Русская же армия должна была вернуться на русскую границу. Так окончилась кампания 1805 г.

В следующем, 1806 г. император Александр возобновил войну против Наполеона в союзе с Пруссией. Пруссия не дождалась русских войск и одна начала военные действия. Французы разбили пруссаков одновременно в двух битвах (под Иеною и Ауэрштедтом). Наполеон занял Берлин и овладел прусскими землями до самой Вислы. Прусский король (Фридрих-Вильгельм III) укрылся со своим двором в Кенигсберге и решился с русской помощью продолжать войну. Всю зиму 1806–1807 гг. шла кровопролитная борьба вблизи Кенигсберга. Русская армия под начальством Бенигсена оказала упорное сопротивление французам, между прочим, отразив армию Наполеона в большом сражении при г. Прейсиш-Эйлау. Но летом 1807 г. Наполеону удалось разбить русских под г. Фридландом, и война окончилась. Все Прусское королевство оказалось в руках Наполеона, а русская армия ушла на правый берег Немана, в русские пределы.

Император Александр заключил с Наполеоном перемирие и имел с ним свидание у г. Тильзита в павильоне, поставленном на плотах среди р. Немана. Настроенный ранее не в пользу Наполеона, Александр после первого свидания вошел с ним в дружбу. Оба монарха лично договорились об условиях мира. Александр настоял на том, чтобы не уничтожать Прусского королевства (как того хотел Наполеон); но он не мог сохранить за прусским королем всех его владений. У Пруссии была отобрана добрая половина земель. (Между прочим, из большей части тех польских областей, которые достались Пруссии при разделах Польши, было образовано «герцогство Варшавское», отданное саксонскому королю. Россия получила при этом от Пруссии Белостокскую область.) Кроме того, Пруссия подпала вполне влиянию Наполеона и должна была принять в свои города французские гарнизоны. Россия выходила из неудачной войны без потерь и унижения. Но император Александр, не ограничиваясь заключением мира, вступил с Наполеоном в союз, условия которого были тайно выработаны в Тильзите. Основой союза было признание за Наполеоном права господства на западе Европы, а за Александром права господства на востоке. Наполеон прямо указывал Александру, что Россия должна усилиться за счет Швеции и Турции, оставив Наполеону Германию и Италию. Оба государя согласились действовать сообща против Англии, и Александр принял измышленную Наполеоном «континентальную систему». Она состояла в том, что континентальные страны отказывались от торговых сношений с Англией и не пускали в свои гавани английских кораблей и товаров; Наполеон думал достигнуть этим путем экономического разорения Англии. Тильзитский мир и союз был укреплен в следующем году (1808) при дружеском свидании Александра и Наполеона в германском городе Эрфурте. Это была минута наибольшего сближения России с Францией.

Как естественные последствия Тильзитского союза явилась война императора Александра со Швецией. Поводом к ней был отказ Швеции приступить к союзу против Англии. Русские войска в 1808 и 1809 гг. вытеснили шведов из Финляндии после ряда упорных боев (из которых самым значительным был удачный для русских бой при с. Оровайсе). Зимою, совершив труднейший переход по льду, русские отряды под начальством генералов Багратиона и Кульнева взяли Аландские острова, а оттуда перешли на шведский берег и таким образом перенесли войну в самую Швецию. Швеция была вынуждена к миру и по договору 1809 г. (во Фридрихсгаме) уступила России Финляндию до р. Торнео. Еще до заключения мира, овладев Финляндией, император Александр объявил о ее присоединении к России. Весною 1809 г. в г. Борго были созваны депутаты от финляндских сословий на общий сейм. Император Александр сам открыл сейм манифестом и речью, в которых удостоверял, что желает сохранить в силе местное устройство, «религию, коренные законы, права и преимущества» жителей «великого княжества Финляндии». Таким образом, с присоединением этой провинции к России в ней было установлено особенное управление, основанное на начале широкого местного самоуправления.

Вражда Турции к России, не прекращавшаяся со времен императрицы Екатерины II, усилилась, по разным случайным поводам, в первые годы царствования Александра. Открытая же война началась с 1806 г. и шла с перерывами до 1812 г. Наполеон, склонный сначала поддерживать Турцию, отрекся от нее в Тильзите, предоставив России свободу действий на Балканском полуострове. Русские не раз переходили через Дунай и достигали Балкан. Но только Кутузову удалось (1811) решительным ударом (при Слободзее, на левом берегу Дуная) уничтожить турецкую армию и принудить турок к миру. По мирному договору 1812 г. (в Бухаресте) Россия приобрела Бессарабию (земли между реками Днестром и Прутом).

Таким образом, начав с решительных действий против Наполеона, Александр силою обстоятельств был приведен к союзу с ним. Желая сохранить мир, он втянулся в многолетние войны, и притом, вследствие союза с Наполеоном, воевал с державами, с которыми ранее не желал воевать. Со Швецией он начал войну самостоятельно; а когда Наполеон совершил новый разгром Австрии (1809), Александр послал на австрийские границы свой корпус для помощи новым своим союзникам-французам против старых своих союзников-австрийцев. Перемена в политике Александра произошла, словом, настолько резкая, что вызвала общее удивление и ропот в России. Русские люди не понимали, как мог император Александр дружить с «исчадием революции», Наполеоном. Русских обижало и раздражало появление в Петербурге после Тильзита французского посольства, его развязное и самоуверенное поведение, его влияние на Александра. Принятие Александром континентальной системы нанесло большой вред русской торговле: сократился вывоз русского сырья, которое вывозили главным образом англичане. Упадок торговли повлиял на падение государственных доходов. Не имея денег, казна выпускала массу ассигнаций и этим обесценивала их: курс ассигнаций упал до того, что бумажный рубль стоил не более серебряного четвертака. Понятно, как росло вследствие этого народное недовольство. В довершение всего многих очень смущали слухи о том, что Сперанский тайно готовит реформы во французском духе, переводит французские законы, укрепляет французское влияние в России. Настроение общества было очень возбуждено, вражда к Наполеону росла, и император Александр не мог не видеть, что его политика не встречает никакого сочувствия в его государстве.

С другой стороны, новый союзник императора Александра, Наполеон, совсем не оправдывал приязни к нему русского государя. Хотя он и был внимателен и любезен при личных встречах, тем не менее, действовал своекорыстно и бесцеремонно. Так, он высказывал неудовольствие на Александра за то, что тот недостаточно строго выдерживал континентальную систему и мало помогал французам против австрийцев; а сам, со своей стороны, не помогал русским против турок и не соблюдал интересов России и Александра. Он подавал полякам надежды на восстановление Польши. В Германии он отнял владения у дяди Александра, герцога Ольденбургского[24], и не вознаградил его другими землями. Вместе с Ольденбургским герцогством было присоединено к Франции все побережье Немецкого моря до Эльбы и вся Голландия, причем это было сделано не в силу Тильзитского трактата и без соглашения с Россией. Совершая грубые захваты немецких земель и располагая в немецких городах свои гарнизоны, Наполеон все более и более придвигал свои войска к русским границам и, таким образом, принимал по отношению к Александру угрожающее положение.

Александр с 1810 г. чувствовал разочарование в своей дружбе с Наполеоном. Она не приводила к добру. Недовольство подданных, торговые потери, расстройство финансов, удары самолюбию и угрозы миру, — вот что стяжал Александр этой дружбой. Охладев понемногу к Наполеону, Александр начал протестовать против его действий и начал постепенно готовиться к войне на тот случай, если Наполеон нападет на него. В свою очередь, Наполеон вел приготовления для вторжения в Россию. Обе стороны старались скрывать свои военные приготовления и обвиняли друг друга в стремлении уничтожить дружбу и нарушить мир.

Так подготовлялась война между Россией и Франциею. Причина ее лежала в глубокой противоположности стремлений французской и русской политики. Наполеон стремился к мировому владычеству и желал подчинения России его видам. Александр не только не считал возможным подчиниться Наполеону, но сам желал влиять на дела Европы как преемник Екатерины, при которой Россия достигла необыкновенных политических успехов и большого международного значения. Со стороны Франции продолжался еще завоевательный порыв; со стороны России сказывалось чувство национальной силы и гордости. Франция желала господства над Россией, Россия — равенства с Францией. Борьба была неизбежна, и обе стороны имели к ней достаточные поводы.