Внутренние дела при императоре Павле

Намерение императрицы Екатерины лишить Павла престола осталось, однако, без исполнения, и после ее кончины Павел воцарился беспрепятственно. Немедля начались новые порядки. При дворе, в войсках и в управлении произошел ряд резких перемен. Исчезли любимцы Екатерины, и вокруг нового императора стали новые люди. Павел Петрович не одобрял системы управления, действовавшей при его матери, и, кроме того, боялся влияния революционной Франции. Поэтому все его распоряжения были направлены к тому, чтобы укрепить власть и дисциплину в государстве и исправить все то, что, по мнению Павла, было приведено в беспорядок при Екатерине. Однако новый государь не имел опыта в управлении и не обладал государственными познаниями, так как Екатерина всю жизнь старательно отстраняла его от дел. Поэтому меры Павла были неудачны и очень мелочны. Они не заменяли Екатерининского порядка никаким другим твердым порядком, вносили путаницу в государственную жизнь и очень раздражали общество.

Преданный военному делу, император Павел произвел большие перемены в обмундировании и обучении войска. Им была введена неудобная немецкая форма взамен екатерининской русской; служебные требования стали чрезвычайно строги и мелочны; взыскания — до жестокости суровы. Солдат томили учениями и парадами, строго наказывали; но военная подготовка их от этого не стала лучше. Тяжесть военной службы и строгости заставили дворян бежать от службы и вызывали их неудовольствие. Знаменитый Суворов не скрывал своего осуждения новым порядкам и был за то сослан в свое новгородское имение (село Кончанское). Многие офицеры, не умевшие удовлетворить требованиям новой службы, не только увольнялись с позором, но даже ссылались в Сибирь. Военная служба потеряла всякую привлекательность и перестала считаться почетной; ее начали избегать.

Строго осуждая порядок Екатерининского управления, Павел думал, что Екатерина своим потворством дворянству и либеральною слабостью умалила царский авторитет и расшатала устои истинного порядка. Поэтому он старался возвратить государство в прежний самодержавный вид. Одним из самых важный условий правильного государственного устройства Павел почитал твердое престолонаследие, которого тогда в России не было вследствие закона, изданного Петром Великим в 1722 г. Право царствующего монарха произвольно избрать себе наследника грозило при Екатерине самому Павлу лишением престола.

В 1797 г. император Павел издал, в отмену Петровского указа, особое «учреждение об Императорской фамилии», в котором: 1) устанавливался порядок наследования престола «по праву естественному» — от отца к старшему сыну (а в случае бездетности государя — к старейшему его брату), и 2) определялись «уделы» (имения и доходы) членов государевой семьи, а также порядок внутренних отношений в Императорской фамилии, титулы и гербы великих князей. Для управления имений и доходов, назначенных к составлению уделов, был образован особый «департамент уделов» (теперь «главное управление уделов»). Земли и капиталы, переданные в его управление, были выделены из состава государственных земель и доходов. Таким образом, учреждение об Императорской фамилии определило твердым законом положение династии в государстве и в этом отношении было очень важно и полезно. Но это был единственный твердый закон, данный императором Павлом. Остальные его распоряжения, направленные к тому, чтобы поднять значение верховной власти и водворить строгий порядок в делах, вовсе не достигали цели.

Павел имел в виду ограничить самоуправление сословий, созданное Екатериною, и потому во многом приостановил действие жалованных грамот 1785 г., умалив данные сословиям права и льготы. Учреждения 1775 г., еще не всюду введенные ко времени его воцарения, при нем не имели дальнейшего распространения и развития. Напротив, Павел уменьшил число образованных при Екатерине губерний и прекратил их дальнейшее открытие. Вопреки распоряжениям Екатерины, он восстановил отжившие коллегии. Однако все эти меры не создали новой системы управления и не только не укрепили порядка, но расшатали его и вызвали общее недоумение и неудовольствие. В администрации водворился хаос, потому что император Павел, сокрушая порядки предшествующего царствования, сам не обладал твердыми и умелыми приемами управления и действовал часто под влиянием мимолетных настроений и гневного раздражения. Ограничивая льготы высших сословий, он как будто бы имел в виду облегчить положение низших классов и в частности улучшить быт крепостных.

В 1797 г. он издал указ о «барщине», который устанавливал, что крестьян нельзя заставлять работать на помещиков в праздники и гонять на барщину более трех дней в неделю. Этот указ был понят как ограничение крепостного права. Но вместе с тем сам же Павел очень сильно содействовал росту крепостного права тем, что необыкновенно щедро жаловал отдельным дворянам в награду населенные земли и обращал живших на них казенных крестьян в частную собственность. За четыре года своего царствования Павел раздарил таким образом 600 тыс. душ. Нельзя поэтому удивляться, что при императоре Павле крестьяне, получившие было светлую надежду на облегчение своей участи, стали волноваться и устраивать крупные беспорядки, как только увидели, что эта надежда не сбывается. В общем мероприятия императора Павла, имевшие в основе определенную цель — уничтожить излишнее влияние дворянства на ход управления и восстановить блеск самодержавия, — производили впечатление чего-то невыдержанного и непоследовательного, чего-то враждебного не только почившей императрице Екатерине, но и всему русскому обществу.

В особенности же острый характер имели те распоряжения императора Павла, которые были направлены на борьбу с влиянием французской революции. Еще до воцарения Павла события, грозно, потрясавшие старый порядок и низложившие монархию Бурбонов, заставляли русское правительство думать о подавлении революции. С этой целью Екатерина вошла в союз с Англией, Австрией и Пруссией и приказала Суворову готовить войска для похода на французов. В то же время она запретила своим подданным сношения с Францией и сохранила право въезда в Россию лишь за теми французами, которые остались верны своей династии. Император Павел по вступлении на престол отменил предположенный поход Суворова, но еще более усилил разного рода полицейские меры, направленные против «якобинского духа», то есть против всякого рода заимствований из Франции и разных знаков сочувствия французам. Преследовались и запрещались не только прямые сношения с Францией, возбранялась почти всякая возможность общения со всей западной Европой. Выезд русских подданных за границу стал почти невозможен; иностранцев в Россию пускали только по особому высочайшему разрешению.

Запрещено было русской молодежи учиться в «иностранных училищах» (университетах). Запрещен был ввоз из-за границы книг и нот. Закрыты были все частные типографии, и для печатания книг установлена была строжайшая цензура. Запрещены были костюмы и шляпы, напоминавшие французские моды, а также ношение трехцветных лент на французский манер. Жестокое гонение постигало всех тех, кого император Павел подозревал в революционных мыслях, в «пагубном вольномыслии». По самым ничтожным поводам он ссылал в Сибирь или отправлял в тюрьму совсем невинных людей. Царствование Павла получило поэтому название «царство страха» и действительно наполняло смятением всех, кто по службе или же случайно мог попасться на глаза императору.

Раздражительность и жестокость императора Павла с течением времени стали принимать характер явной болезни. Императрице Марии Федоровне стоило все больших и больших усилий смягчать и успокаивать тяжелые припадки гнева, каким подвергался ее супруг. Но пришло время, когда ее доброму влиянию на Павла наступил конец. С 1798 г. император Павел совсем отдалился от своей семьи и дурно стал относиться не только к своей супруге, но и к своим взрослым сыновьям, Александру и Константину. Судя по его гневным выходкам против собственного семейства, окружающие могли думать, что Павел становится опасным врагом собственной династии. Это помогло развиться заговору против Павла: заговорщики, руководимые петербургским военным губернатором графом Паленом, взяли на себя роль людей, желавших, для спасения династии и государства, устранить душевно больного Павла от власти и отдать его в опеку его старшего сына Александра. Но когда (11 марта 1801 г.) они явились к Павлу в его новом дворце (Михайловском замке) с предложением отказаться от власти, Павел встретил их с таким упорством и гневом, что в запальчивом объяснении был лишен жизни.

Так внезапно окончилось кратковременное царствование императора Павла.