Второй и Третий разделы Польши. Итоги внешней политики Екатерины II

Не успела императрица Екатерина окончить вторую Турецкую войну, как события в Речи Посполитой потребовали ее нового вмешательства в польско-литовские дела. Отторжение польско-литовских земель в 1773 г. болезненно поразило патриотизм польской шляхты. Польские патриоты сознавали бессилие своего государства и недостатки его устройства, приведшие Речь Посполитую к унижению и позору. Среди шляхты постепенно создалось движение в пользу реформ. Образцом будущего строя для передовых поляков служила Франция, в которой назревал тогда демократический переворот и начиналась великая революция (1789). Руководящие свои начала они черпали из круга освободительных идей французской литературы «просвещения». Подготовив переворот и воспользовавшись случайным благоприятным составом сейма, партия реформы на сейме 3 мая 1791 г. провела новую конституцию Речи Посполитой. Принятая в одном заседании сейма без обсуждения и прений, эта конституция существенно изменила государственный строй Польши и Литвы.

По «конституции 3 мая», престол Речи Посполитой становился наследственным (причем его предполагалось передать Саксонскому дому). У короля и его министров сосредоточилась власть исполнительная; власть законодательная предоставлялась сенату и сейму. В состав сейма вводились депутаты третьего, городского сословия. Право останавливать сеймовые постановления посредством liberum veto отменялось: дела должны были решаться по большинству голосов. Шляхта сохраняла свое господствующее положение в государстве; но право конфедераций отменялось. Смягчалась прежняя замкнутость шляхты: богатые горожане, приобретавшие землю, входили тем самым в состав местной шляхты. Крепостное право на крестьян не отменялось, но закон предоставлял землевладельцу способы к освобождению или к улучшению быта его крестьян. Провозглашалась свобода вероисповедания, но за католичеством оставалось положение господствующей религии в государстве. Новый порядок несомненно улучшал политический строй государства и отличался умеренностью, даже сохранял шляхетскую окраску. Однако против него восстали все те, кто слепо дорожил прежним господством панов и безначальной шляхты. Открылось междоусобие.

Немедленно после обнародования новой конституции консервативные круги польской знати и шляхты составили сильную конфедерацию (в м. Тарговицах) для защиты своих прав, ограниченных новым законом. Конфедераты отправили послов к императрице Екатерине, прося ее, по договору 1768 г., выступить на охрану старого порядка Речи Посполитой. Екатерина послала в Польшу и Литву большую армию, которая поддержала конфедератов и заняла Варшаву (1792). Ввиду смуты в Речи Посполитой, прусский король (Фридрих-Вильгельм II) нашел предлог ввести и свои войска в западные ее провинции. В 1793 г. между соседними Польше и Литве державами состоялось соглашение о новом отторжении польско-литовских земель. В особом манифесте императрица Екатерина объяснила, что смуты в Польше приняли характер весьма опасный и находятся в связи с ужасами французской революции, а потому императрица, король прусский и римский император не видят иного пути и средства для восстановления порядка, кроме ограничения пределов Речи Посполитой. От сейма, собранного в Гродне, потребовали согласия на уступку земель. Сейм понимал, что сопротивляться невозможно по недостатку сил. Он, скрепя сердце, соглашался на уступку своих русских областей России, но ни за что не хотел отдавать коренные польские земли в пользу Пруссии. После долгих споров с послами русским и прусским члены сейма решились вовсе замолчать — и, не отвечая на вопросы председателя и дипломатов, сидели до глубокой ночи в «немом заседании». Тогда их молчание принято было за «знак согласия», и уступка земель объявлена состоявшеюся. Такое поведение сейма лучше всего показывает меру отчаяния сеймовых послов, не могших спасти свою родину.

Второй раздел земель Речи Посполитой произошел между Россией и Пруссией (Австрия за допущение этого раздела выговорила себе земельное вознаграждение в Германии). Россия получила Волынь, Подолию и Минскую область; Пруссия — Данциг и земли Великой Польши (1793). В уцелевших частях Речи Посполитой был восстановлен старый, доконституционный порядок управления, и Речь Посполитая стала формально в зависимость от России, так как король обязался не объявлять войны и не заключать ни с кем договоров без согласия императрицы Екатерины. Варшава была занята русскими войсками.

Конечно, польская патриотическая шляхта не могла примириться с происшедшим. Удалившиеся из Польши в Западную Европу вожаки той партии, которая создала «конституцию 3 мая», начали там готовиться к борьбе с державами за независимость и целость Речи Посполитой. В Варшаве и Кракове образовались тайные комитеты, которые поднимали к восстанию население как уцелевших, так и отторгнутых областей. Уже в 1794 г. восстание началось в Кракове, Варшаве, Вильне и других городах. В Варшаве образовалось временное правительство. Оно захватило в плен короля, объявило войну России и Пруссии и провозгласило диктатором и главнокомандующим генерала Тадеуша Костюшко, одного из самых популярных и талантливых патриотов. Русские войска, бывшие в Варшаве, были выбиты оттуда с большим уроном (было вырезано ночью до 2 тыс. русских солдат).

Императрица Екатерина очень серьезно отнеслась к происшедшему и послала против восставших своих лучших генералов, графа Румянцева-Задунайского и графа Суворова-Рымникского. По дряхлости первого из них главное руководство военными действиями перешло к Суворову. Он быстро направился к Варшаве и туда же велел идти генералу Ферзену с уцелевшими от Варшавской резни полками. Под Варшавой решилась судьба Речи Посполитой. Ферзен разбил и взял в плен Костюшку в битве под Мацейовицами (недалеко от Варшавы); а сам Суворов после страшного по кровопролитию штурма взял предместье Варшавы Прагу (1794). Варшава сдалась; вожаки движения бежали из Польши. Русские и прусские войска усмирили весь край, а затем последовало окончательное уничтожение Речи Посполитой (1795). Король отказался от престола и переехал на житье в Петербург, где вскоре и умер. Россия, Пруссия и Австрия произвели последний, третий раздел польско-литовских областей. Россия получила Литву и Курляндию, Пруссия и Австрия поделили прочие области (причем Варшава отошла к Пруссии, Краков и Люблин — к Австрии).

Нельзя не удивляться необыкновенным успехам императрицы Екатерины. В 1767 г. собранное ею в Москве представительное собрание поднесло ей, между прочим, титул «великой». Екатерина не употребляла этого титула, и он не удержался за ней в потомстве так, как удержался за Петром Великим. Но когда речь идет о великих приобретениях императрицы Екатерины, многие дают ей этот исключительный титул, потому что в своей внешней политике Екатерина была прямой продолжательницей Великого Петра.

В течение нескольких веков, с того момента, когда выяснилась объединительная роль Московского государства, главной целью его политики была борьба: а) с немцами и шведами на западе за приобретение естественного рубежа, каким был морской берег; б) с Литвой на юго-западе за обладание промежуточными русскими землями и в) с татарами и турками на юге и юго-востоке за свободу и безопасность русской жизни. Борьба шла много веков без видимых результатов или же с малыми результатами. Гений Петра Великого поднял силы его государства на такую высоту, что оказалось возможным достигнуть решительного успеха на западе и пробиться к морю. Но занятый борьбой за Балтийское поморье, Петр должен был пользоваться силами Литвы и Польши и не мог одолеть татар и турок. Он оставил потомству окончание борьбы на юго-западе и юге. Екатерина сумела закончить эту борьбу с положительным успехом: она возвратила от Речи Посполитой ее русские земли (за исключением Галиции) и довела русские границы до Черного и Азовского морей. Таким образом, Петру Великому удалось разрешить одну из вековых задач русской политики, а Екатерине — две остальных. Со времени Екатерины русская политика входит в новую эпоху своего развития и начинает преследовать новые задачи. В этом — значение знаменитого «века Екатерины».