Крестьянский вопрос

Видя заботы Екатерины об устройстве дворянского и городского сословий, естественно предположить, что и крестьянское сословие так или иначе привлекало к себе внимание императрицы. Действительно, в бумагах Екатерины сохранились проекты улучшения быта крестьян. Екатерина много думала об освобождении их от помещичьей власти, причем предполагала сделать это освобождение постепенно. В Наказе она писала, что «не должно вдруг и через узаконение общее делать великого числа освобожденных»; сообразно с этим она предполагала, например, объявить свободными только тех крестьянских детей, которые родились после жалованной грамоты дворянству, а не все крепостное крестьянство сразу. Однако этот проект, как и все подобные ему, остался без исполнения.

Крестьянский вопрос в глазах Екатерины представлял громадные трудности, и она не видела возможности примирить интересы крестьян, ожидавших свободы, со стремлениями помещиков, не умевших и не желавших вести свое хозяйство без дарового крестьянского труда. Императрица охотно поднимала в обществе вопрос об уничтожении крепостного права, ища содействия себе в этом деле со стороны самих дворян. Но общего сочувствия она не встречала и оставалась без поддержки. Поэтому политика правительства в отношении крепостного права была неопределенной и двойственной. Когда Екатерина считала возможным дать ход своим личным воззрениям, ее мероприятия носили либеральный, освободительный характер. Когда же императрица встречалась с вожделениями дворянского сословия, желавшего дальнейшего развития помещичьих прав, она им уступала[20]. Вступив на престол по желанию дворянской гвардии и правя государством с помощью и посредством дворянской администрации, Екатерина не могла порвать союз с главенствующим в стране дворянским сословием и поневоле вела дворянскую политику в вопросе о крепостном праве. По общему признанию, в царствование Екатерины II, вопреки либеральному настроению императрицы, крепостное право достигло наибольшего расцвета; оно превратилось в полное право собственности на людей и представляло собой вопиющее общественное зло, благодаря частым и грубым злоупотреблениям некультурных помещиков.

Вполне естественно, что это зло вызвало осуждение со стороны наиболее просвещенных и гуманных людей того времени. Они ставили перед обществом и правительством вопрос о том, возможно ли долее терпеть в государстве крепостное право и не следует ли искать способов улучшить положение крестьян. Сама императрица была в числе первых, возбудивших крестьянский вопрос. В первоначальной редакции своего Наказа она уделила ему много внимания и резко высказывалась против «рабства», в пользу крепостных. Противодействие придворных, читавших Наказ в рукописи, заставило Екатерину сократить многое из того, что она писала о крепостном праве; но все-таки освободительная тенденция в напечатанном Наказе оставалась достаточно ясна.

Когда в знаменитой комиссии 1767–1768 гг. некоторые из депутатов (дворянин Коробьин) начали речь об улучшении быта крепостных крестьян, Екатерина не только не остановила обсуждения этого острого вопроса, но явно взяла сторону противников крепостного права и резко отзывалась о крепостниках, защищавших право на крестьян. Так впервые в России крестьянский вопрос получил гласность и подвергся официальному обсуждению. В то же время императрица постаралась поднять этот вопрос и частным образом. В начале ее царствования в Петербурге было основано «вольное экономическое общество» для поощрения полезных знаний в области сельского хозяйства. По негласному почину императрицы, в этом обществе был поставлен на обсуждение вопрос о крепостном труде и крепостной зависимости. В области этого вопроса была даже предложена тема для сочинений на премию об обществе, причем премированным оказалось сочинение, написанное в освободительном духе.

Так одновременно с расцветом крепостного права в жизни начинался против него протест. Пока он был отвлеченный, идейный. На практике задача крестьянского освобождения была еще непосильной для того времени. Никто тогда не мог себе представить, какой бы вид приняло государственное и землевладельческое хозяйство, если бы в его основе не лежал даровой крестьянский труд, если бы пришлось оплачивать всякую услугу. Никто не был уверен, что порядок в государстве устоит, если сразу освободить миллионы дворянских «подданных». Пугачев, освобождавший бунтом этих «подданных» крестьян, ужасал всех и заставлял бояться даже и законного освобождения. Под влиянием кровавой Пугачевщины, а позднее под впечатлением Французской революции, императрица сама стала осторожнее в крестьянском вопросе. Когда один из «птенцов» ее же просветительной эпохи, молодой дворянин Радищев, получивший образование за границей, выпустил книгу «Путешествие из Петербурга в Москву» (1790) и в ней сделал много резких выходок против крепостного строя, Екатерина отнеслась к нему сурово. Она отдала его под суд, и Радищев был сослан в Сибирь за те самые мысли, с какими раньше выступала сама императрица.