Внутренние дела России при Екатерине I, Петре II и Анне Иоанновне

Во внутреннем управлении России в период временщиков надобно отметить прежде всего некоторые изменения в административных порядках Петра Великого. Было уже указано, что при Екатерине I был образован верховный тайный совет (1726), вследствие чего уничтожена должность генерал-прокурора и умалено значение сената и отчасти синода. В политическом отношении верховный тайный совет в глазах его учредителей был средством против временщиков, а потом и против самой самодержавной власти. В административном же отношении совет восполнял недостаток такого законодательного учреждения в системе Петра Великого, каким была до Петра боярская дума. Именно верховный тайный совет вел все управление государством, вследствие личной бездеятельности Екатерины I и Петра II. За то, что совет покусился на ограничение верховной власти, он был уничтожен (1730); права сената и должность генерал-прокурора были восстановлены; но тотчас же возникло подобное уничтоженному совету учреждение — кабинет. Оказалось, что и при императрице Анне надобно было сосредоточить руководство делами в одном «вышнем правительстве», так как сама императрица не занималась делами. Таким образом администрация Петра Великого была дополнена высшим законодательным учреждением. В составе этой администрации были произведены затем некоторые другие перемены с целью ее упрощения. В особенности упрощено было местное управление, так как губернские учреждения Петра Великого найдены слишком сложными и дорогими. К экономии должно было тогда стремиться потому, что народ был, можно сказать, разорен войнами начала XVIII ст. Приходилось облегчать и уменьшать податные тяготы, терпеть и прощать недоимки, давать большую, чем при Петре, свободу деятельности торговым и промышленным людям. Верховный тайный совет старался это делать с большим вниманием; наоборот, «бироновщина» не хотела знать народной бедности и жестоко тянула средства из народа.

В положении сословий в период временщиков также произошли некоторые перемены. Изменилось несколько положение шляхетства в том отношении, что дворянские служебные обязанности были облегчены, а землевладельческие права увеличены. Таким образом, общее положение шляхетства улучшилось. Причина этого, между прочим, заключалась в той роли, какую стало играть дворянское «гвардейство» в столице. Став там силой, на которую опиралась власть, гвардейские полки естественно получали награды за свою преданность и службу. Но так как гвардейство было дворянством, то и награды гвардии имели характер шляхетский, доставались всему дворянству. В 1730 г., встав против «затейки» верховников, дворяне в Москве стали писать свои проекты нового государственного устройства. В них, кроме пожелания, чтобы в управлении государством участвовало все шляхетское сословие, а не одни верховники, заключались еще и другие дворянские желания. Дворяне просили установления 20-летнего срока дворянской обязательной службы, открытия льготных школ для шляхетских детей, отмены закона о единонаследии в дворянских имениях, данного в 1714 г. Когда Анна восстановила самодержавие, то просьба об участии дворян в управлении упразднилась сама собой, так как сами же дворяне просили императрицу отменить ограничения. А все прочие просьбы шляхетства императрица сочла нужным удовлетворить ввиду заслуг шляхетства при уничтожении «затейки» верховного совета: 1) был установлен для дворян срок обязательной службы в 25 лет, так что в 45 лет дворянин уже был свободен от службы; сверх того, разрешалось в многолюдных семьях одному из братьев не служить вовсе; 2) был отменен закон 1714 г. о единонаследии, и дворянам возвращено право завещать свою землю всем сыновьям, причем как вотчины, так и поместья (то есть казенные земли) были обращены одинаково в собственность дворян под именем «недвижимых имуществ»; 3) был в Петербурге учрежден «корпус кадетов» (иначе «сухопутный шляхетский корпус») из двухсот молодых дворян, которые учились общим и военным наукам и получали право по окончании курса выходить на службу прямо в офицерские чины. Эти три меры внесли большое улучшение в шляхетский быт. Служба стала легче, землевладение свободнее; сверх того, часть дворян могла жить, по закону, вне службы и хозяйничать, тогда как ранее все дворяне поголовно и бессрочно были привязаны к службе. Таким образом, шляхетству стало лучше жить.

Напротив, крестьянам, владельческим в особенности, жить стало труднее. При немецком правительстве имп. Анны на крестьянские нужды обращали внимание лишь на словах, на деле же с крестьян нещадно взыскивали тяжелые подати. Так как с владельческих крестьян подати и недоимки должен был доставить казне владелец-помещик, то правительство давало помещикам все большую и большую власть над крестьянами. В законе не было еще общего определения крепостного права помещика на крестьян; но в жизни это право уже выросло, и для помещика его крестьяне были такие же «подданные», как в старину холопы. Крестьянин без разрешения помещика не мог предпринять ничего; казна не вступала с ним ни в какие отношения помимо его владельца, даже не принимала его в военную службу. Помещик мог переселить крестьянина с одной земли на другую; в случаях какого-либо неповиновения крестьян помещик мог требовать себе содействия властей.