Просвещение

Вся деятельность Петра В. была направлена к тому, чтобы открыть для его государства возможность просвещения. Стремление к морям, сближение с иноземцами, переделка внутренних порядков на европейский лад — все это имело целью усвоить Руси блага общечеловеческой культуры. Вся работа Петра точно соответствовала тому девизу, который был вырезан на одной из частных печатей Петра Великого: «Аз бо есмь в чину учимых и учащих мя требую». Именно потому, что вся жизнь, личная и общественная, для Петра была сплошным учением и усвоением полезных знаний и навыков, самая наука представлялась Петру прежде всего с практической ее стороны. Выучиться чему-нибудь необходимо было для жизни, для дела, для того, чтобы тотчас приложить знание на практике. Дворянин должен был знать грамоту и счет — для пользы службы, к которой он готовился смолоду. Для пользы службы надо было дать служащим техническую выучку. Так возник при Петре ряд практических школ для преподавания знаний по грамоте русской, по иностранным языкам, по математике, морскому делу, инженерному делу, счетоводству и т. д. Узкопрактический характер этого элементарного обучения создал общее мнение, что просвещение при Петре было исключительно утилитарным, руководилось только соображениями практической пользы.

Но Петру очень свойственна была мысль о необходимости просвещения и науки вообще. Он принимал меры и к тому, чтобы, независимо от надобностей данной минуты, вообще поднять культурный уровень общества. Для этого, например, Петр заботился о переводе с иностранных языков разного рода полезных книг и об издании их в свет. Переводить он приказывал общедоступным разговорным языком, а не высоким славянским книжным слогом. Печатать же книги Петр приказывал новым упрощенным шрифтом («гражданской азбукой»), причем сам придумал форму этого нового шрифта. Для распространения в обществе политических сведений и новостей, а также разного рода правительственных извещений Петр начал издавать в Москве «Ведомости о военных и иных делах» (1703). Эти «Московские Ведомости» были первою русскою газетою. В конце своего царствования Петр задумал и совершенно подготовил учреждение в Петербурге академии наук для научных исследований и обучения наукам. В эту академию были вызваны ученые из Германии в надежде, что они со временем подготовят и русских ученых.

Петр думал не только об образовании, но и о воспитании русских людей, о создании новых форм общественности и сближении русских нравов и обычаев с европейскими. Перемена костюмов и причесок была первым шагом в этом направлении. Чтобы научить, как держать себя в обществе по-европейски, учтиво и прилично, Петр приказал перевести и напечатать особое руководство хорошего тона: «Юности честное зерцало или показание житейского хождения». Петр охотно устраивал разного рода публичные церемонии и праздники, показывая народу образчики общественных торжеств на европейский лад. В особенности любил он уличные маскарады, состоявшие из мифологических и этнографических шествий и картин, и сам лично принимал участие в этих шуточных торжествах. (Надобно, впрочем, заметить, что по грубости нравов той эпохи подобные торжества иногда переходили в мало назидательный разгул.) Самым же оригинальным средством перевоспитать общественные нравы при Петре явились «ассамблеи». Это были публичные собрания, которые, по приказанию царя, устраивались по известной очереди в домах знатных и богатых людей. На ассамблеи все дворяне и знатные горожане могли являться без зова со своими семьями. Петр желал, чтобы от ассамблей не уклонялись, и потому на ассамблею многие ездили и возили своих жен и дочерей иногда и против воли. Самая ассамблея состояла в том, что гости беседовали, танцевали, играли в разные игры, пили и ели. Церемоний при этом не было, и хозяева даже не встречали гостей.