XX
Москва при правлении Александра II, Александра III и Николая II

После заключения Парижского мира и коронации нового Государя, среди сверхнародных элементов, повеяло новым духом; Московское общество, в клубах, открытых домах, и московская печать, сильно заговорили о преобразованиях, главным базисом которых должно было стать освобождение крестьян от крепостной зависимости. Однако инициатива этого важного дела принадлежала самому Государю. 30-го марта 1856 года, принимая в Москве предводителей дворянства, Александр Николаевич передал им, что положение крестьян не останется неизменным и что дворянству необходимо принять это в соображение. Большинство московского дворянства стало на сторону этого преобразования и из своей среды выставило таких работников по подготовке этой реформы, как князь Черкасский, Юрий Самарин и другие. 5-го марта 1861 года, в прощеное воскресенье, был объявлен в Москве манифест, 19-го февраля, изложенный, по поручению Государя знаменитым митрополитом Филаретом. Вопреки опасениям мирно прошло в Москве и объявление манифеста, и его осуществление в Московской губернии. Точно также высшие слои московского общества очень сочувственно относились и к дальнейшим реформам этого царствования, как создание нового гласного суда, земство, городовое положение, всеобщая воинская повинность, расширение свободы печати и проч. Было, конечно, недовольство ими в крайне консервативных кругах и в радикальных элементах. Последние жаждали полного ниспровержения существующего государственного и общественного строя, по теоретическим тенденциям, не находящим осуществления и на своей родине, западе, где они остаются мечтаниями разных революционеров. Однако московские революционеры выставили из своей среды таких людей крови и насилия, как, Каракозов, Нечаев и Гартман. Но это были элементы наносные, чуждые коренной Москве.
Государь же был не склонен делать уступки, даже умеренным западникам и желал оставаться на национально-исторической почве. В одном из московских адресов (он был написан М. Н. Катковым) было сказано: "В твоих, Государь, новизнах наша старина слышится"...
И Москва чутко откликалась на национальные тоны царствования императора Александра II. Уже выбор им для коронации своей дня Бородинской годовщины звучал этими тонами. Тоже послышалось в Москве и при восстановлении на Варварке палат бояр Романовых, где была колыбель родоначальника Царствующего Дома Михаила Феодоровича. Особенно силен был в Москве подъем национального чувства, когда поляки, поддерживаемые Наполеоном III и англичанами, подняли мятеж ради отбудования не только своей отчизны, но и всей западной России с Киевом и Смоленском. Выражением воззрений коренной Москвы явился в это время М. Н. Катков, в своих Московских Ведомостях, ярко и сильно разработавших польский вопрос, в его кровавой призрачности. Государь, вопреки господствовавшим в Петербурге космополитическим веяниям, враждебным русскому патриотизму, мощной политикой своей одобрил стремления и настроения Москвы. И в семидесятых годах Москва, выразителем, воззрений который стал И. С. Аксаков, горячо стала на сторону славян Балканского полуострова, поднявшихся против угнетавших их турок. Сербы начали войну с ними, благодаря поддержке Москвы и денежными средствами и добровольцами, и во главе, своей армии поставили генерала М. Г. Черняева. Когда сербы были разгромлены, император Александр II прибыл в Москву и в Кремлевском дворце объявил собравшимся чинам и сословиям, что он, щадивший долго русскую кровь, потребовал теперь от Турции, чтобы она прекратила войну с Сербией и обеспечила славян от угнетения. Москва с энтузиазмом отнеслась к скоро начавшейся нашей войне с турками в 1877-1878 годах, которая привела к созданию Болгарии, расширению Сербии и Румынии и улучшению положения всех христианских подданных Турции.
Вообще в Москве в это царствование поднялось национальное самосознание, которое поддерживали в ней Катков, Аксаков, Самарин, Погодин, Гиляров и другие, боровшиеся против петербургского космополитизма и западничества. Сильно поднялось здесь национальное направление в печати, вызвавшее к бытию ряд новых периодических изданий, как "Русская Беседа", "День", "Москва", "Москвич", "Современные Известия" и друг.
Число учебных заведений у нас быстро множилось: возникли Лицей Цесаревича Николая, Техническое училище, Петровская Земледельческая Академия, Комиссаровское и Дельвиговское училища, несколько гимназий, два реальных училища, женские гимназии, Филаретовское училище и целый ряд городских школ, основанных Думою, по новому городовому положению...
В это же царствование открыт был Румянцевский Музей с огромной библиотекой, возникло Московское Археологическое Общество, основанное графом Уваровым, в связи со всероссийской художественно-промышленной выставкой, в Москве, по поводу 200-летия с рождения Петра Великого, основан был Политехнический Музей; положено было основание ставшему под Августейшее покровительство Наследника Цесаревича Александра Александровича Историческому Музею; открыть был Зоологический сад.
Для лечения Москвичей возникали новые больницы, как Вторая городская, Сокольническая (Дервизовская) и Щербатовская (на Садовой) и друг., а также целый ряд благотворительных учреждений разного назначения.
Москва обогатилась еще двумя новыми памятниками. На Тверском бульваре был поставлен, изваянный Опекушиным прекрасный памятник А. С. Пушкину, а на Лубянской площади - павшим под Плевной гренадерам.
В это царствование к Москве подошли новые железные дороги, как Нижегородская, Рязанская, Троицкая, Курская и Брестская, что значительно усилило промышленность и торговлю Москвы. В ней возникло много новых фабрик, заводов, банков, начиная с конторы государственного банка, и разных акционерных предприятий.
В это время в Москве утрачивает свое прежнее преобладающее значение дворянство, отливавшее отсюда в свои поместья, на земскую службу и в Петербург на государственную. Подъем русского национального направления стал сказываться на московском зодчестве, которое стало клонить в постройках к Русскому стилю. В этом стиле были выстроены Исторический, Политехнический и Художественно-Промышленные Музеи. Даже начали и частные домовладельцы строить свои дома в этом стиле.
Еще более значения для воскрешения в Москве русского народного духа имело царствование Императора Александра III. Покровительство этого Государя всему русскому национальному еще более подняло в Москве ее исторический дух и ее предания. Это сказалось на новой всероссийской выставке 1882 года (на Ходынском поле), где дано было преобладание чисто русским произведением искусства и промышленности. К коронованию Государя в 1883 году наш Кремль приведен был в лучший порядок, были реставрированы соборы и была расписана стенною живописью Грановитая палата, в том виде, в каком она была встарь, при царе Алексее Михайловиче; стали открываться, под руководством знатока истории Москвы И. Е. Забелина, одна за другою палаты Исторического Музея с русскими древностями, устроены были новые помещения для патриарших библиотеки и ризницы. Императорские театры отданы были в заведывание А. Н. Островского и А. А. Майкова, что сказалось на наших сценах падением Итальянской оперы и переводных драматических пьес, замененных произведениями русской оперы и русской драмы. Стали возникать частные театры русского характера. Московской Консерватории дарованы были значительные средства на постройку нового большого здания. П. М. Третьяков открыл для публики свою грандиозную галерею Русской Живописи. Картинные выставки стали давать несравненно более чисто русского характера произведений. Здания в русском стиле стали все чаще воздвигаться в Москве. Укажем на городскую думу, торговые ряды на Красной площади. И дома частных лиц больше и больше стали красоваться русскими фасадами и орнаментами. Москва, впервые, после Петра I, стала решительнее входить в самое себя, возвращаться к своей исторической самобытности, освобождаясь от чужого, наносного. Во главе Москвы, ее Генерал-губернатором и Командующим войсками ее округа был поставлен связанный своим детством с нашей столицей, горячий ревнитель Русской Истории Великий Князь Сергей Александрович. При нем в Кремле построен был и открыт памятник Царственному Москвичу Императору Александру II, и стало легче дышать и развиваться коренной Москве. В это же царствование московское купечество, обогащенное покровительственной системой, на свои пожертвования выстроило целый ряд университетских клиник на Девичьем поле
Ныне Царствующий Государь Император Николай Александрович, следуя по стопам Своего Родителя, с выдающеюся любовью относится к своей древне-престольной столице, что он выразил уже вскоре после восшествия Своего на Всероссийский Престол, когда, сопровождая гроб Своего Родителя Императора Александра III, прибыл вместе с ним в Москву и когда именно в ней наметил место для памятника Царю Миротворцу, на который с поразительным изобилием потекли всенародные пожертвования. После Своего Священного Коронования Государь Император со всею Своею Августейшею Семьей много раз посещал нашу столицу. Двукратно Он жил здесь на Страстной неделе и проводил с москвичами дни светлого праздника. Эти пребывания отмечены были поучительными для всех москвичей и не москвичей, посещающих сердце России, Высочайшими паломничествами по всем святыням и историческим достопамятностям нашим. Достопримечательно, что Его Величество Своим посещением подземелья Чудова монастыря привлек впервые взоры всех к давно забытому месту мученической кончины святейшего патриарха Гермогена. Еще более памятны недавние посещения Москвы Государем Императором с Его Августейшей Семьей и другими Особами. Так в мае 1912 года, в присутствии Их Величеств был открыт и освящен памятник Царю-Миротворцу, Императору Александру Александровичу.
После этого, но уже по отъезде Царственных Гостей против дома Генерал-губернатора открыт памятник умершему в Москве, народному любимцу генералу М. Д. Скобелеву.
В августе того же года Их Величества, после чествования столетия Отечественной войны 1812 года в Бородине, прибыли на юбилейные празднества в Москву. Из ряда тогдашних торжеств особенно выдался величественный крестный ход на Красную площадь, 30-го августа. В это время с особого возвышения при громадном собрании духовенства, войска и народа был прочитан следующий Высочайший Манифест:
"Вспоминая ныне великий подвиг народа Нашего, Мы призываем всех верных Наших подданных, вместе с Нами, возблагодарить Господа Сил за милость, явленную Им Отечеству Нашему в годину испытаний, и вознести к Престолу Всевышнего горячую молитву: да пребудут во веки веков в памяти народной высокие примеры военной и гражданской доблести предков в Отечественную войну; да воодушевятся сими примерами верные сыны России в доблестном служении Родине и да окажет им Всемогущий святую помощь Свою..."
В 1913 году Патриарх Гермоген, этот священно-мученик, в пасхальные дни был причтен к лику святых, а его церковное прославление было совершено 12-го мая. В настоящем же 1914 году будет совершенно открытие его мощей, почивающих в Успенском соборе.
В 1913 году, празднованием трехсотлетия с воцарения Родоначальника Дома Романовых завершился в Москве целый ряд юбилейных чествований, начатых 19-го февраля 1911 года празднованием пятидесятилетия с освобождения крестьян, в память коего на Миусской площади заложен строящийся на всенародные пожертвования собор во имя Св. Александра Невского,- ангела Царя-Освободителя.
Романовские же юбилейные торжества начаты были в Москве с 21-го февраля, т. е. с того дня, когда был избран на царство первый Государь из Царствующей Династии Романовых. В память этого в прежней Романовской вотчине селе Покровском (ныне Покровская община сестер милосердия), на пожертвования московских монастырей, устроена большая, прекрасно оборудованная больница. В марте же 1913 года, в митрополичьих покоях Чудова монастыря была устроена выставка церковно-исторических памятников царской эпохи Романовского периода. Здесь были собраны драгоценные вклады первых Государей этой династии в разные храмы. Из выставленных здесь вещей многие представляли собственноручную, нередко художественную работу Русских Цариц и Царевен. Продолжавшаяся до октября месяца выставка эта привлекла живое внимание не только москвичей и приезжих из разных концов России, но и множества иностранцев, восхищавшихся драгоценными памятниками нашей старины.
Средоточием же юбилейных Романовских торжеств в Москве были майские дни пребывания в древне престольной столице Их Императорских Величеств, с Их Августейшею Семьей и Особами Императорского Дома. Грандиозен был въезд Царственных Гостей в Кремль с Александровского (прежде Брестского) вокзала чрез всю Тверскую улицу в вековечные стены Кремля. У Спасских ворот Их встретил величавый крестный ход, с Московским Митрополитом Макарием во главе. Отсюда сопровождаемый святынями Государь пешком направился в Архангельский собор на поклонение гробнице своего прародителя Царя Михаила Федоровича, где он Своею рукою затеплил сооруженную на личные Свои средства драгоценную лампаду и где над гробницами
первых представителей Царствующего Дома Великий Князь Петр Николаевич соорудил прекрасную сень в древнерусском стиле. На следующий день происходил Высочайший выход в Кремле, при чем, Их Величества молились в Успенском соборе. На следующий день Государь Император с Августейшими дочерьми подробно осматривал Романовскую выставку.

Статистика показывает, что у нас на 100 человек приходится 92 русских, православного исповедания и только 8% инородцев и инословных. Значить Москва по-прежнему неизменно остается православно-русским городом.
Указывают еще и на то, что самая внешность Москвы быстро меняется, особенно с начала XX века. При этом имеют В виду, что у нас слишком спешно множатся громадные дома, американского типа, от 7 до 11 этажей, тогда как до этого Москва любила невысокие особняки и из высоких допускала только трехэтажные дома. Много Москва сменила у себя архитектурных мод: ренессанса, барокко, рококо, ампира и даже декадентства. Ненадолго, конечно, удержится здесь и мода американская: Москва не обратится ни в Нью-Йорк, ни в Чикаго с их небоскребами; она останется русским городом в самом устройстве своих жилищ. Недаром небоскребы, затемняющие соседним домам свет солнечный и ослабляющие циркуляцию воздуха, вызывают против себя большой ропот.
Вообще, оглядываясь на семивековое прошлое Москвы, убеждаешься, что сила ее, легко переживающая всяческие перемены, невзгоды и беды, почерпается из исторических глубин всея Руси, ее великих государства и народа, из недр Русской земли. Велика сила Москвы, в ее громадном населении, в обилии в ней просветительных и благотворительных учреждений, удобствах и удовольствиях своей жизни, в богатствах своих промышленности и торговли, но еще большая сила и власть Москвы
заключается в ее истории, в мощи ее государственно-церковных зданий.

Недалек и восьмивековой предел исторической жизни Москвы: от него отделяют нас всего только 33 года. Пожелаем же ей и до 1947 года по-прежнему сохранять упругость своей народной самобытности. "Москва, Москва! Как много в этом звуке для сердца русского слилось, как много в нем отозвалось…", - говорит А. С. Пушкин.

 

 

 

 

 

ТИПЫ НОВЕЙШИХ МОСКОВСКИХ ПОСТРОЕК

 

 

 

 

В оглавление