Оглавление

 

ИЗ ИСТОРИИ МОСКВЫ
1147-1913

ИЛЛЮСТРИРОВАННЫЕ ОЧЕРКИ
В.В.НАЗАРЕВСКОГО

В 1896 году мы выпустили в свет свою книгу: "Из Истории Москвы. 1147-1703. Очерки, с 212 рисунками". В несколько лет это издание разошлось все и стало библиографическою редкостью, но спрос на него все еще продолжался. Это побуждало нас повторить наше издание, но мы были отвлечены от исполнения этого печатанием нашего курса "Русской Истории. 862-1894" и, только окончив его, получили возможность заняться и названной книгой.
Пересмотр ее побудил продолжить ее с 1703 года, когда из Москвы перенесен был центр нашей государственной жизни в северную столицу - Петербург, до настоящего переживаемого нами времени.
Работая над этим, мы отказались от предлагавшегося нам с разных сторон плана превратить нашу книгу в исторический путеводитель по Москве, "в своего рода гид", который бы стал практическим руководством для осматривающих ее экскурсантов.
Признавая необходимость в издании и такого отдельного, краткого и справочного руководства, мы полагаем, что раньше экскурсионных обозрений Москвы, еще до пользования таким справочным изданием, необходимо пройти систематически, в главных чертах, всю историю Москвы, от самого ее основания до нынешнего периода ее жизни. Тогда только обозрение ее вещественных памятников, столь важных для изучения нашей истории, за 7,5 веков, даст всю свою пользу.
Основываясь на этом, мы оставили за своим пересмотренным и дополненным изданием характер книги для чтения в школе и дома, книги полезной особенно для тех, кто проходит в основных чертах курс Русской Истории и готовится к экскурсиям по Москве, для ознакомления с ее вещественными историческими памятниками.
История Москвы, в ее памятниках, имеет свою обширную литературу и может быть изложена в многотомном издании, в роде того, начало которому положено покойным И. Е. Забелиным, который, однако, разработал одну только историю московского Кремля в увесистом фолианте. Но такие издания, как бы ни велик был их научный интерес, доступны лишь десяткам и, много, сотням читателей, уже основательно подготовленных в истории и археологии.
Мы же в своей книге даем сравнительно сжатое, научно-популярное издание. Особою заботою нашею было систематически иллюстрировать его снимками с памятников, скрывающимися во множестве малодоступных специальных изданий.
Правдивы слова И. Е. Забелина, которые мы привели в первом издании нашей книги:
"Москва, в своем составе вся сложена из памятников своей истории. Ее Кремлевские святыни, ее круговые стены, каждое ее урочище, каждый храм, каждая улица и площадь хранят в себе целые повести о радостях и печалях этого средоточного города, об его тревогах в дни бед и общего горя, об его торжестве в славные дни одоления врагов или избавления от наступавшей погибели". Но вместе с тем эти памятники, кроме освещения общего хода нашей истории, прекрасно иллюстрируют эволюционные переменны нашего быта и движете нашей культуры.
Период нашей Истории, от 1147 года до 1703 года, до основания Петербурга, и создал Москву во всех ее самобытных особенностях, отпечатлел на ней своеобразный ее тип, отличающий ее от всех древних и новых Русских городов. В этом воплотился свой исторический гений или дух Москвы, который, как незримая сила, больше, чем все другое, дает ей характер, если не средоточия государственной власти, то центра нашей жизни, с ее национальной мыслью, с ее народными чувствами и стремлениями, с особенностями русского быта. Громадная, по своему населенно, сильная своими промышленностью и торговлей, Москва все же сильнее всего этого своими историческими преданиями, которые делают ее принципом нашей жизни. Вот отчего соприкосновение с нею в каждом русском, велик ли, или мал он, поднимает и крепит русские чувство, мысль и волю. Здесь, а не в другом месте, бьется сердце России...
Мы будем удовлетворены, если читатели, следя, по нашему изданию, за минувшими судьбами Москвы, обновить в себе национальное сознание. Здесь, а не в других наших центрах, выковалась государственность Русского народа, сложилось великое Русское Царство, выработались разные стороны нашего быта, коими до сих пор объединяется и укрепляется громадная Россия. Правду сказал поэт:
Любовь к отчизне, как струя,
От сердца к сердцу пробегает,
По целой Руси из Кремля.
В дополнение к сказанному нами в 1896 году, считаем нелишним присоединить несколько слов о культурном значении Москвы.
То, что дали Руси Новгород, Киев и Владимир, как наши государственные центры, Москва не только сохранила, но и развила и видоизменила, создав из всего переданного ей свою руководящую идею, которая не утратила в нашей жизни своего значения и при переживаемом новом петербургском периоде нашей истории, даже в XX столетии.
Наши западники все еще склонны утверждать, что Москва или пользовалась только чужим, заимствованным, или создавала свое отрицательное и неуклюжее. Но объективное и всестороннее исследование показывает, что всему полученному по наследству она давала свои очень ценные видоизменения, а в своем новом создала много такого, что имеет положительное значение вклада в историю культуры.
Укажем некоторые примеры. Если русское зодчество переработало византийские архитектурные мотивы в свой особый стиль, то этим мы обязаны не Киеву и Владимиру, а Москве, которая создала храм Василия Блаженного,
Коломенский дворец, царские терема и множество изящных храмов Романовской эпохи. Не то же ли нужно сказать и о нашей живописи и орнаменте. И здесь византийские и восточные стихии подверглись русификации и дали много прекрасных образцов, в произведениях таких московских художников, какими были Андрей Рублев, Симон Ушаков и царские писцы, создатели орнаментированных рукописей чудной красоты. Точно также эмалевое и чеканное дело и другие отрасли производств в Москве разве не представили весьма много нового? Если сойти с западнической точки зрения, изменяешь свой взгляд и на московскую письменность, которая еще ждет своей оценки. Но то, что она дала в тяжелые времена монгольского ига и в XVI и XVII веках, из коих последний был отмечен Смутным временем, право, не так малоценно, как казалось до сих пор, Московские, летописи, проникнутые идей государственного единства, жития святых, произведения митрополита Макария Иосифа Волоцкого и Нила Сорского, переписка Курбского с Иоанном IV, творения св. патриарха Гермогена, письма царя Алексея Михайловича и проч. и проч. доказывают, что Москва не стояла в деле письменности на одном месте, а постоянно двигалась в своем просвещении и даже не оказалась неспособной к усвоению образованности, основанной на возрождении наук, и искусств, как то показывает Славяно-греко-латинская академия, давшая России такого ученого и писателя, каким был наш великий Ломоносов и глубоко образованных иерархов.
Очевидно, Москва не коснела в застое в культурном отношении. Не случайно же она была родиной Михаила Феодоровича Романова, царя Алексея Михайловича, Петра Великого, местом воспитания Ломоносова, родиной Суворова и Пушкина, местом работ Карамзина и множества других носителей нашего просвещения в многоразличных отраслях его проявления.

В оглавление