Времена меняются

В 1402 году умер главный соперник Витовта на востоке – Олег Рязанский, и литовский князь снова двинул свои войска на Смоленск. Первая осада города в 1404 году завершилась для Витовта неудачно. Литовское войско семь недель безуспешно осаждало крепость, обстреливая ее из пушек, а затем отступило. Отразив натиск, смоленский князь Юрий поехал в Москву за поддержкой. В отсутствие князя некоторые недовольные им смоленские бояре, желавшие сами править городом, тайно призвали Витовта. Когда войско литовского князя вновь подошло к стенам Смоленска, бояре открыли ему городские ворота и сдали город вместе с княгиней. Войдя в Смоленск, Витовт казнил всех бояр Юрия. Надежды же изменивших бояр на управление городом не сбылись, поскольку Витовт везде поставил своих наместников, хотя и даровал горожанам некоторые льготы, чтобы привлечь их на свою сторону. Так один из крупнейших русских городов на 110 лет вошел в состав Великого княжества Литовского.

Часы в Москве. В 1404 г. «на Москве Лазарь Сербин поставил часы в Кремле»

После падения Смоленска границы подвластных Витовту территорий вплотную приблизились к московским владениям. Москва, от которой литовские рубежи находились теперь всего в двух сотнях километров, продолжала безмолвствовать. Видимо, Василий все еще соблюдал договоренность с Витовтом о разделе сфер влияния. Но Витовт про этот договор, похоже, забыл. Ободренный смоленским успехом, он в следующем году напал на Псковское княжество, определенно входившее в сферу влияния Москвы. Псковичам с помощью новгородцев удалось отбиться. Но ни те, ни другие не надеялись справиться с Литвой собственными силами и потому послали просить защиты у московского князя. Реальная опасность перехода огромных русских территорий на севере под власть Литовского княжества заставила Василия Дмитриевича пересмотреть союзные отношения со своим вероломным тестем. На сей раз Москва стала вооружаться, разорвала союз с Витовтом и открыто выступила против Литвы. В 1406 году московское войско, на помощь которому прислал свои полки и ордынский хан Шадибек, встретилось с армией Витовта на реке Плаве. Но битвы не произошло. Было заключено временное перемирие. Однако уже в следующем году литовские войска взяли Одоев, а московские вторглись в литовские владения и захватили город Дмитровец. Витовт «со многой силою» встретил Василия Дмитриевича у Вязьмы, но сражаться не стали и снова взяли перемирие.

В этом же году, 1 сентября, московский князь снова пошел против своего тестя. Противники встретились на Угре: «на одном берегу – Василий, на другом – Витовт во главе литовцев, поляков, жемайтов, немцев и татар». Настала решительная минута, когда могли повернуться судьбы народов Восточной Европы. Однако после нескольких стычек ни одна из сторон не решилась форсировать реку на глазах армии неприятеля. Видимо, и те и другие прекрасно помнили, чем кончилось такое форсирование для татар при Воже. Простояв много дней друг напротив друга, враждующие стороны заключили перемирие. Оно предусматривало установление границы по реке Угре. В следующем году Витовт еще дважды вторгался во владения Московского княжества. Только в 1409 году «псковичи взяли мир с Витовтом и с немцами».

Осада города. Миниатюра из Лицевого свода XVI в.

Впоследствии Витовт уже не предпринимал серьезных наступательных движений против Московской Руси. Важной причиной, вынудившей Витовта пойти на мировую, была нестабильность в его собственном княжестве. Московско-литовский конфликт вызвал там серьезное брожение и дал возможность многим русским князьям, недовольным польско-литовским сближением, открыто поддержать Москву. Любое крупное поражение Витовта от князя московского могло вызвать в Литовском княжестве выступление сторонников русской ориентации, которых там было немало. Кроме того, у Витовта оставались напряженные отношения с братьями. Один из них – Свидригайло находился в московских владениях и с нетерпением ждал возможности свергнуть своего соперника. Немалую роль играл и моральный надлом Витовта после пережитого страха на берегах Ворсклы. Так что у литовского князя имелось достаточно причин проявлять осторожность.

Кроме того, Ливонский Орден, помогавший Витовту воевать против Москвы, требовал от великого князя литовского Жемайтию (часть Литвы, граничащую с Ливонским Орденом). Витовт, нуждавшийся в помощи немцев, обещал им эту область. Немцы исправно воевали за него и под Ворсклой, и под Смоленском, и в стычках с Москвой. Но Витовт выполнять свое обещание не спешил. Более того, он послал жалобу Римскому папе, в которой писал, что поскольку Литва находится теперь в лоне католической церкви, ливонские рыцари не имеют права совершать на нее набеги и требовать ее земель.

Папа урезонил крестоносцев, и они на время притихли, но вскоре опять принялись требовать Жемайтию, грозя войной. Витовту было трудно воевать на два фронта, и он окончательно примирился с Москвой. А конфликт с Ливонским Орденом кончился в 1410 году Грюнвальдской битвой.

Тем временем на востоке сгущались тучи. Во время битвы 1396 года при Никополе цвет европейского рыцарства был легко разгромлен армией турецкого султана Баязета. Через два года объединенные силы Литвы и ряда соседних с ней западных держав потерпели полное фиаско под рекой Ворсклой, не сумев победить войска истощенной и практически разрушенной Тамерланом Золотой Орды. Таким образом, Европа показала, что совершенно неспособна защитить себя от военной угрозы с Востока. И тем, что она не была покорена одним из восточных владык, ее жители обязаны лишь случайному стечению обстоятельств.

После успешного похода в Индию, завершившегося в 1399 году, Тамерлан начал подготовку к длительной войне на Западе. В 1400 году он двинул свою армию на Ближний Восток. Там он разгромил армию турецкого союзника – египетского султана, взял Дамаск и Мосул, а затем и Багдад. После этого Тамерлан двинул свою армию на Турцию.

Под Анкарой, в 1402 году в яростной схватке сошлись армии двух крупнейших завоевателей своего времени – победителя Европы – Баязета и победителя Азии – Тимура. Численность сражающихся армий исчислялась сотнями тысяч.

Часть армии Баязета, состоявшая из туркмен и татар, перешла на сторону Тамерлана. Видимо, хорошо поработали агенты Железного хромца. Впрочем, немаловажным был еще и тот фактор, что Тамерлан, содержавший все время огромную армию, тем не менее исправно платил ей жалование. Такое могли себе позволить далеко не все азиатские владыки, а европейским королям в начале XV века о подобном приходилось только мечтать.

Итак, часть турецкой армии перешла на сторону Тамерлана. Яростнее же всего с Тамерланом сражались сами турки, янычары, набранные из европейцев, и двадцатитысячный сербский корпус, входивший в армию Баязета. Однако после жестокой схватки войска Тамерлана стали одолевать. Часть турецкой армии обратилась в бегство, но сам султан Баязет счел для себя позорным отступать и, заняв с главными силами оборонительную позицию на возвышенности, окруженный со всех сторон войсками Тамерлана, сражался до последней возможности. Лишь после полного разгрома своих сил он попытался спастись, но уже не сумел, был захвачен и, связанный, приведен в тот же день к Тамерлану.

Сохранилась такая история о первом свидании этих двух соперников славы и могущества: «Тимур, призвав Баязета в день его пленения, посмотрел на него очень внимательно и рассмеялся. Турецкий султан сказал ему в негодовании: «Тимур! Не смейся над моим несчастьем. Бог раздает государства; Он может и у тебя отнять то, что дал тебе сегодня». Тимур, приняв тотчас же ласковый и серьезный вид, сказал: «Я это знаю. Не дай Бог, чтобы я захотел насмеятся над твоим несчастьем! Когда я увидел тебя, вот что заставил подумать меня твой вид: как видно, Бог ни во что не ставит государства, ибо Он их отдает таким уродливым существам, как я с тобой. Ты – кривой, ая – хромой».

Тамерлан проявил уважение к попавшему в плен противнику. Он общался с Баязетом почтительно и постоянно держал его при своем дворе, однако назад, на родину, не отпустил.

Во время войны с Турцией Тамерлан вступил в дружественную переписку с рядом европейских владык, в том числе и с королем Франции Генрихом IV. В Париже византийское посольство, отправившееся туда, чтобы просить о помощи против турок, узнало радостную весть о разгроме империи Баязета I войсками Тимура. Однако византийские феодалы не сумели воспользоваться этой передышкой для укрепления своего государства. Распри в их среде продолжались. Во внутренние дела Византии постоянно вмешивались венецианцы и генуэзцы, вражда между которыми также не прекращалась. Но тем не менее Византийская держава просуществовала еще почти 50 лет. Туркам было не до нее.

А король Испании поспешил направить посланников к новому повелителю мира – Тамерлану. До нас дошла книга испанского посла Г. Клавихо «История Тамерлана», в которой он красочно рассказывает о дворе нового повелителя Азии в годы его наивысшего расцвета.

Вот так, придя из глубин Азии, Железный хромец спас Европу от турецкого нашествия. После войны с ним Турция долго не могла оправиться, и ее властители на время перестали помышлять о новых захватах на Европейском материке.

Разгромив Турцию, Тамерлан обратил свой взор на Восток. Следующий свой поход он готовил на Китай. Зимой 1405 года великий завоеватель двинул армию из Самарканда к восточным границам своих владений, но, заболев лихорадкой, скончался в том же году.

Примерно в это же время погиб и его противник, наш старый знакомый, хан Тохтамыш. Удрав из Литвы от преследовавших его татар Едигея, злосчастный хан нашел себе приют в верховьях реки Тобол. На месте его новых владений позже возникло Сибирское ханство. Вражда между Тохтамышем и Едигеем, чьи владения простирались между реками Волгой и Уралом, не прекратилась. Они то и дело совершали набеги друг на друга и плели интриги. Судя по сообщению Клавихо, Тохтамыш снова подружился с Тамерланом, надеясь от него получить помощь против Едигея. Впрочем, Тамерлан теперь был умнее. Он не давал усилиться ни одной из враждующих сторон, предпочитая, чтобы они сражались не с ним, а друг с другом.

Тохтамыш был убит в 1405 году во время одного из набегов Едигея на его владения.

1405-1406 годы можно считать условным рубежом, на котором заканчивается эпоха Куликовской битвы. К этому времени ушли из жизни почти все главные действующие лица, участвовавшие в золотоордынской гражданской войне 1359-1380 годов и так или иначе повлиявшие на один из ее драматических эпизодов – Куликовскую битву.

На политическую арену вышли другие лидеры. Изменяется соотношение сил в мире. Меняются сами эти силы. Лишилась своей государственной независимости Литва, присоединившаяся к Польскому королевству. Окончательно потеряла свой политический вес Византия, полностью зависящая теперь от военной и финансовой помощи извне. На время утратила наступательный потенциал растущая Турецкая держава.

Государство Тамерлана в начале XV века оказалось самой сильной в военном отношении державой Евразии. Впрочем, для Руси и для Европы такое положение дел было спасительным. Европа получила еще век передышки перед предстоящей борьбой с Турецкой империей.

Золотая Орда была разорена среднеазиатским завоевателем. Единственной не пострадавшей ее частью оказалась Русь. Соотношение сил в Золотой Орде, таким образом, резко изменилось. Ни один из последовавших за Тохтамышем ханов не смог надолго восстановить единство державы. Власть о рдынских ханов над Русью все в большей степени становилась номинальной. Ордынский выход из налога, собираемого сильной центральной властью, превратился во взятку, которую богатые русские княжества давали воинственным степнякам, откупаясь от возможных набегов.

Русские князья теперь все чаще самостоятельно решают вопросы войны и мира. Власть ханов постепенно становится фикцией. На месте Золотой Орды возникают несколько суверенных государств: Казанское и Крымское ханства, Литовское, Московское, Рязанское, Тверское княжества и множество других более мелких владений. Каждое из этих государств пытается выстроить собственную систему власти.

Но владычество Золотой Орды не прошло бесследно для Руси. Произошло взаимопроникновение культур. Русский язык обогатился многими татарскими словами, которые сейчас мы уже воспринимаем как исконно русские – «ямщик», «сундук», «кулак», «караул», «таз», «чашка», «алтын», «башмак», «собака», «тулуп», «калита», «карман»… список можно продолжать очень долго.

Восточная мода также прижилась на Руси: русские начали носить кафтаны с запахом, сапоги татарского кроя, тюбетейки на Руси их называли тафьи или скуфьи).

Многое Московское государство переняло от Золотой Орды в военном искусстве и государственном устройстве. Царская пышность, раболепство и беспрекословное повиновение государю не были свойственны домонгольской Руси. Все это русские великие князья получили от ордынских ханов.

Познакомившись с монгольским уголовным правом, русские князья приняли некоторые его принципы. В домонгольской Руси на преступников налагался денежный штраф в пользу пострадавшего или его родственников. Законным признавалось право кровной мести за убитого, а вор мог быть убит на месте, если его поймали с поличным. Но если дело доходило до суда, то преступник платил штраф и возмещал украденное.

Смертная казнь и телесные наказания применяемые только к рабам в Киевской Руси) были включены в право Московии под влиянием монголов. Вспомним, что в 137 9 году в Москве был казнен Василий Вельяминов – это была первая публичная смертная казнь на Руси. В соответствии с Двинской уставной грамотой 1397 года, выданной московским великим князем Василием Дмитриевичем, каждый вор должен был быть заклеймен; третья кража каралась смертной казнью.

На основе монгольских принципов была создана в конце XIV – начале XVI века система налогообложения и организации армии Московского государства.

Как показала история, Московское княжество оказалось более жизнеспособным государством, чем Золотая Орда, и в жестокой конкурентной борьбе сумело объединить вокруг себя те земли, которые позже стали Великой Россией. Но это уже совсем другая история…


Как правильно заказать курсовую работу.