Князь Великий в Малой Руси Владимир IV, сын Рюрика II

Избрание государя. Михаил, кн. черниговский. Владимир Рюрикович смоленский после разбития полков их ночью отлучился от Мстислава и, собрав бегущих своих и других князей войск до 5000, отошел к Донцу. На него гнавшие татары неоднократно нападение чинили, но он мужественно их 2 раза победил, много коней и ружья отнял, и был еще более в безопасности, и коней в пищу войску довольно имел, даже дошел во область Черниговскую и шел к Смоленску, не ведая о великом князе Мстиславе Романовиче. Но киевляне, уведав об убиении великого князя, тотчас на вече избрали по старейшинству Владимира Рюриковича и послали за ним наскоро. Которого, догнав у Старо дуб а, прилежно просили, чтоб немедля пришел в Киев и принял престол отца своего и оборонил землю Русскую от язычников. Он же, хотя тяжко ранен был, но, не смея не прислушаться к молению их, возвратился в Киев и прибыл июля 8-го дня, где принят был с радостию и плачем великим всего народа. А Михаил Всеволодич остался от него в Чернигове после Мстислава, старшего его брата, но, боясь татар, пришедших за ними, уехал в Новгород. Новгородцы же весьма обрадовались, что Бог его спас от погибели с прочими. Он же, не долго быв в Новгороде, поехал к зятю своему, великому князю Юрию, во Владимир, взяв с собою (гостей) купцов знатных новгородских, которых князь великий Юрий в Торжке ограбил, и просил за них прилежно. Юрий же, послушав просьбы его, велел им имение их, что было в целости, отдать и шурина, угостив довольно, отпустил с честию.

6733 (1225). Михаил из Новгорода. Михаил Всеволодич черниговский, слыша, что татары далеко ушли, придя в Новгород со всеми товарами и пожитками, отданными от Юрия, стал на Ярослава дворе. И созвав на вече всех новгородцев, представил им ограбленных гостей и их имение, объявляя, что он из-за их к нему любви у зятя выпросил и все в целости отдает, чтоб то все его к ним доброжелательство ведали и впредь в памяти имели, за что ему новгородцы всенародно благодарили. Потом говорил им, чтоб они на него не сердились, что он не может Чернигов, свое наследие, без князя и без войска оставить, а быть в Новгороде, и из-за того намерен ехать туда немедля, а новгородцам не только дает свободу для купечества и других промыслов приезжать, но обещает их охранять как своих подданных, «и черниговские люди да ездят к вам невозбранно и да будет область Новгородская и Черниговская за едино». Новгородцы с плачем его просили, чтоб не отъезжал, но видя его нужду в том, одарив много, отпустили с честию и послали знатных людей проводить его до Чернигова.

Антоний в Новгород. Антоний архиепископ, уведав о смерти Митрофана, приехал из Перемышля снова в Новгород.

Война литвы. Аитва побеждена. Умер Давид торопецкий. Литва, собравшись в 7000-х, пришли на области Новгородские и Торопецкую. И не дойдя за 3 версты до Торжка, купцов побрали и многие волости пожгли. Князь Ярослав Всеволодич, услышав о том, опасаясь за свою область по Волге, немедленно пошел с войском. Также Владимир ржевский с сыном и с новоторжцами, с коими было некоторое количество новгородцев, а торопецкий князь Давид с торопчанами позади литвы. И догнав их на Ловати близь Русы, учинили бой жестокий, где литвы побили до 2000 и полон весь возвратили, а прочие разбежались. Из русских же убит князь Давид торопецкий и меченосец Ярославль Василий.

Новгородцы, слыша про Ярослава, близь Русы победившего литву, послали его звать в Новгород на княжение, обещав ему прежние его убытки заплатить, и целовали ему крест, что его изгонять и досады чинить не будут. Он же вину их, что прежде ему учинили обиду и что на литву в помощь ему войска не послали, отпустил и поехал в Новгород, а новгородцы встретили его и приняли с честию великою.

6734 (1226). Умер Симон, еп. суздальский. Мая 22-го преставился Симон, епископ суздальский, сначала оставил епископию и был в затворе (622).

Распря черниговских. Митрополит послом. Рассуждение о несогласии князей. Пророчество от обстоятельств. Митрофан, еп. суздальский. Олег Игоревич курский, возвратясь от Калки с малым войском и видя Чернигов без князя, ибо он был старейший в роде, взял оный, а Михаилу Всеволодичу давал удел. Михаил, почитая себе за обиду отцовского лишиться, но не имея силы оное войною достать, послал просить зятя, великого князя Юрия, в помощь. И Юрий, собрав войска, пошел на Олега. О чем уведав, князь великий Владимир Рюрикович послал к Юрию митрополита Кирилла. Митрополит, придя, говорил Юрию, великому князю: «Князь пречестный, ты довольно знаешь, как отцы, деды и прадеды ваши расширили и населили землю Русскую не иным чем, как любовию и согласием в братии, тем страшны они были всем окрестным; и когда совокупно против неприятелей русских воевали, всех побеждали, и никто против них воевать не смел и не мог. Когда же междоусобие начали, брат на брата воевали, тогда неприятели, придя, иногда поляки, иногда венгры, половцы, литва и болгары землю Русскую разоряли, пределы древние отнимали и обладали ими или опустошали. От чего ныне так многих слез и стыда достойная русским от татар погибель случилась, как единственно от несогласия князей, которого без плача вовеки и после нас воспоминать не смогут. И сие всяк знает, что одному трудно против многих обороняться, как бы он храбр и силен ни был. Так вам трудно и неудобно, враждуя между собою, против других воевать и свои земли защищать. К тому же время настоящее особенно требует в вас согласия, поскольку с одной стороны татары, а с другой литва пределы Русские губят. А ты внутри беспокойство хочешь начать, но тебе бы должно других унимать и обидимого оборонять, помня слова Христовы: «Если царство разделится само в себе, не может устоять». Мы можем видеть, что вы дотоле будете друг на друга воевать, пока не придут другие народы и всеми вами вместе овладеют и себе покорят. А ежели будете жить в мире и любви по закону Божию и согласно о пользе русской вместе прилежать, то никто вам не может зла учинить. Ныне же Олег на войне за отечество много войска своего потерял и не может воевать, но любовно просит оставить ему его владение по старшинству в покое. Но шурин твой Михаил требует неправо, не взирая на крестные грамоты отцов и дедов своих, и начинает войну против него, для чего и тебя как сильнейшего в князях призвал. Я прошу покорно и молю оставить вражду и жить в мире». И едва митрополит упросил, чтобы помирились. Олег уступил Михаилу Чернигов, взяв другие города, как при отце его было. И митрополит поехал с великим князем во Владимир и марта 4-го поставил Митрофана, игумена рожественского, на епископство суздальское.

В то же время Юрий, великий князь, послал братьев своих Святослава и Ивана с войсками на мордву. И оные, перейдя за Волгу, разорив многие их волости и набрав пленников, возвратились. Битвы же не имели, ибо мордва не хотели против них в бой вступить.

Аюбецкий союз с новгородцами. В Новгород прибыли послы из Любека, привезли товара такое множество, какого никогда не привозили, и просили от братии своей многих городов и земель о любви и приязни. И новгородцы приняли их в любовь и учинили договор, что всем купцам туда и оттуда ходить с товарами и торговать, где и сколько кто хочет, не платя (мыта) пошлины, а в строении церквей отказали (623).

Война на емь. Князь Ярослав ходил в ладьях в Невское озеро на емь и, повоевав много, взяв от еми дань, возвратился (624).

6735 (1227). Волхвы обманщики. Явились в Новгород волхвы 4 человека, многие обманы и лживые знамения делая. Новгородцы же, взяв их, пред народом и Ярославом обличили и, сделав струб, всех сожгли. Смотри во изъятии № 3.

Пожар во Владимире. Училище Константиново. Библиотека сгорела. Мая 11 учинился во Владимире великий пожар и сгорело 27 церквей и двор блаженного великого князя Константина Всеволодича и церковь, построенная в нем, архангела Михаила со всею богатою утварью. В нем же трудились иноки русские и греки, учащие младенцев, и погорели книги многие, собранные сим Константином Мудрым (625).

Князь великий Юрий по согласию со Владимиром Рюриковичем отпустил племянника своего Всеволода Константиновича в Переяславль Русский на княжение.

Января 6-го дня преставился Владимир Всеволодич московский, постригшись пред смертию, и положен во Владимире (626).

Мария, княг. Василька. Брак Василька Константиновича. Брак Всеволода Константиновича. Юрий Всеволодович, видя племянника своего Василька Константиновича в возрасте, по завещанию отца его послал с боярами своими в Смоленск, Чернигов и к другим князям под видом свидания выбрать себе невесту, где полюбится. Он же избрал дочь Михаила Всеволодича черниговского, шурина Юриева, Марию и о том возвестил стрыю своему. И хотя надлежало невесту привести к жениху и венчанию быть во Владимире, однако ж князь великий по настойчивой просьбе шурина своего соизволил венчанию быть в Чернигове и послал туда сына Всеволода и бояр своих и ростовских знатнейших с женами. И венчан был января 10-го дня. А февраля 5-го дня прибыл Василько во Владимир и принят был стрыем с великою радостию. Юрий же, великий князь, одарив провожавших и угостив, отпустил обратно, а Василька послал в Ростов проводить сынов своих Всеволода и Владимира с боярами. Они же, придя в Ростов 25 февраля, устроили великое веселие. А после праздника Пасхи князь великий женил и другого племянника Всеволода Константиновича, взял за него дочь Олега Всеволодича северского.

6736 (1228). Умер Мстислав Мстиславич галицкий, Данил Романович князь галицкий. Князь Мстислав Мстиславич галицкий шел в Киев к великому князю Владимиру, но в пути разболелся и умер, а в Галиче сел Даниил Романович владимирский, сын Романа Мстиславича.

Умер Давид муромский. Давид, князь муромский, скорбев более года, постригся и преставился, а после него остался на княжении сын его Юрий.

Родилась Феодора. Князю великому Юрию родилась дочь и нарекли ее во святом крещении Феодора.

Война на мордву. Святослав Всеволодич в Переяславле. Князь великий Юрий, совокупясь с братьями Ярославом и Святославом, а также племянники их Василько и Всеволод да князь Юрий Давидович муромский пошли на мордву Пургасову и, много оных повоевав, возвратились. И потом отпустил князь великий брата Святослава в Переяславль Русский, а племянника Всеволода отпустил в Ярославль.

Умерла Евдокия княгиня Святослава III. Князь Святослав Всеволодич по просьбе княгини своей Евдокии Давидовны отпустил ее в монастырь постричься и дал ей имение довольное. Она же, едучи к братьям в Муром, на пути постриглась и преставилась.

Антоний, еп. новгородский в Хутынь. Антоний, архиепископ новгородский, оставив правление, пошел в затвор в Хутынь монастырь.

Война еми. Полон побит. Ижерцы. Ярослава злоба на Плесков. Псковичей страх напрасный. Дубровна. Славна. Торговище. Дороговизна. В том же году приходили емь в ладьях по (Невскому) Ладожскому озеру воевать области Новгородские. И августа 6-го новгородцы, получив о том известие, собравшись, в насадах пошли с князем Ярославом к Ладоге. А посадник ладожский Владислав, не ждав Ярослава, собравшись с ладожанами, пошел на емь, где оные стояли. И найдя на них, бился, но из-за наступлением ночи и потому что люди его не все приспели, не могши их осилить, отошел к острову. А емь остались на берегу, имея полону много, ибо воевали около берегов, придя в насадах, и прислали к посаднику просить мира, чтоб их с насадами отпустил, а полон обещали отпустить. Владислав им ответствовал: «Наутро о том буду с вами говорить». Емь, поняв из того, что наутро биться хочет, побили всех пленников и, сжегши ладьи свои, ушли лесами. Тогда новгородцы стояли на озере и, слышав то, что емь полон побили, учинили вече, хотели посадника Судимира убить, положив на него вину, что не скоро шел. Но князь Ярослав сохранил его в своем насаде. И возвратились новгородцы, не ожидая ладожан, но ижерцы, утаясь от них, пошли на перехват еми и, встретив их бегущих, много избили, а остаток их корела по лесам и полям побили. И так все 2000 еми погибли, немногие разве домой пришли. Князь Ярослав пошел из Новгорода в Плесков с посадником новгородским Иваном и тысяцким Вячеславом, положа намерение идти со псковичами на рижан. Плесковичи, услышав, что Ярослав идет к ним, не прислав известия, возомнили, что хочет им вред учинить, ибо некто злой человек рассеял, якобы Ярослав везет оковы и хочет лучших людей, заковав, взять в Новгород, заперли град и Ярослава не пустили. Ярослав же стоял на Дубровне и, видя такую противность, возвратился в Новгород. И созвав вече в дом владыки, объявил о сопротивлении плесковичей, говоря, что он никакого зла на них не мыслил и желез для кования не имел, а имел в коробах подарки, сукна, парчи и овощи, чем знатнейших псковичей жаловать, «но они меня обесчестили». И жаловавшись на них, просил управы. А сам послал в Переславль и привел свое войско, сказывая, что хочет идти на немцев к Риге, а на самом деле хотел плесковичей обмануть и за обиду свою отмстить. И поставил полки оные около Новгорода в шатрах, а иных в Славне по дворам и на торговище. Тогда была дороговизна тяжкая, мяса и рыбы мало было, покупали хлеб по две куны, кадь ржи по три гривны, пшеницы по пять гривен, крупу по семь гривен; и сия дороговизна продолжалась три года.

Плесковичей союз с рижанами. Псковичам Ярослав приказ. Плесковичей извинение. Псковичей ответ. Выговор обид новгородцев. Плесковичи, слышав, что Ярослав привел на них войска, боясь его, учинили мир и союз с рижанами (627), исключив из оного Новгород и положив так: если новгородцы пойдут на Плесков, то рижане обещали всею силою помогать; а если литва пойдут на рижан, то плесковичи им будут помогать, а новгородцам на рижан помогать не будут. И дали по 8 мужей знатных в залог. Новгородцы, уведав о том, стали на Ярослава роптать, что без причины хочет на Плесков воевать, а объявляет им, якобы хотел на рижан идти. Ярослав, видя, что оное может быть не к пользе его, послал к плесковичам Мишу Звонца, велел им говорить: «Весьма мне дивно, что вы с неверными мир и союз учинили, а меня, князя вашего, принять не хотели. Ныне пойдите со мною на войну, а я обнадеживаю вас, что вам никоего зла не мыслил и не хочу, только отдайте мне тех, кто меня вам оклеветал». Плесковичи прислали в Новгород гречина с приказом к Ярославу: «Кланяемся тебе, князь Ярослав, и братии нашей новгородцам и вам на ваши слова ответствуем: на войну с вами не идем и братьев наших, которые правду говорят, не отдадим. Что мы с рижанами мир и союз учинили, в том нам нет порока, ибо все мы, верные и неверные, – человеки, от единого Адама дети, и нам нет с ними никоей разности. Того ради улюбили лучше пожить в покое и любви, нежели во вражде и войне. Злу же их и беззаконию не прилепляемся, но хотим в мире со всеми жить добро. Ты, князь, умный и смышленый, помысли и рассуди, ежели сии рижане беззаконные, как ты их называешь, видя наше состояние смиренное и любовное, познают истину и обратятся на путь спасения, то нам будет честно и полезно. А если даже и пребудут в том, как они есть, нам нет от них ни вреда, ни бесчестия.

Вы же нас много обидели, к Колываню ходя, взяли серебро, сами возвратились, не учинив правды, по общему согласию города не взяли и нам ничего не дали. Так же у Киси и Медвежьей Головы вы учинили. А они братию нашу за то на озере побили. Вы, только начав войну и получив добычу, отходите, а мы всегда остаемся с ними во вражде. Ежели вы вздумали идти на нас, мы против вас со святою Богородицею и поклоном, а не с оружием и злобою, поскольку новгородцы издревле братия наши. Так вы нас посеките, а жен и детей плените, ежели вы беззаконные».

Лотиглы. Либъ. Новгородцы, выслушав речь псковичей, на вече сказали Ярославу, что они без псковичей на рижан не идут. И хотя князь их усиленно к тому склонял, но они не послушали и еще более просили, чтоб он свои полки отпустил, что он принужден был учинить и отпустил. А псковичи тогда привели было немцев, чудь, лотиглу и либь, но, получив известие о новгородцах, что они воевать не хотят, всех, одарив, отпустили, а которые брали от Ярослава дары и вести пересылали, тех выгнали, сказав им: «Вы нам не братья (628), пойдите к вашему князю». И о сем в Новгороде учинилось в народе великое беспокойство и на Ярослава нарекание.

Ярослав из Новгорода. Ярослав Всеволодич выехал из Новгорода в Переславль и с княгинею, а в Новгороде оставил двух сыновей, Феодора и Александра, с боярином Феодором Даниловичем и судиею Якимом.

Дожди. Беспутство новгородцев. Архиепископ изгнан. Мятеж. Вода великая. Новгородцев безумство. Сей осенью были дожди великие от 6-го августа по 6-е декабря. От сего учинился в безумных новгородцах великий ропот на архиепископа Арсения, якобы из-за него дождь был. Созвали вече и, пойдя в дом архиепископа, говорили: «Ты выслал Антония на Хутынь, а сам сел, купив у князя дарами». И выгнали его, как злодея, едва спасся от смерти, запершись в церкви Софийской, и уехал на Хутынь. Наутро же возвели снова Антония. Но зло то тем не кончилось, ибо весь град пришел в мятеж, разграбили дом тысяцкого и других знатных людей, обвиняя их, якобы они князя на зло приводили, не рассудив и не разумея князя Ярослава великого в мыслях беспокойства. От дождей же вышесказанных учинилось великое вод разлитие в реках и озерах. И когда лед уже на Ильмени замерз и стоял три дня, тогда пришел ветер полуденный, и, взломав лед, внесло в Волхов, и 8-го декабря выломило моста 9 быков (городен). Из-за этого волнующийся народ не мог кровопролития учинить, ибо все готовились, вооружась, на междоусобие, но не могли из-за реки учинить. Однако ж от разлития вод и смятения народа многое разорение и беспорядки учинились. Сие видя, немедленно знатные, согласясь, послали снова Ярослава просить, но с безумным предложением, чтоб ему самому не судить и судей от себя не определять, а судить выбранным от концов новгородцам. Ярослав же, обругав требование их, послал в Новгород и велел сынам своим и боярам выехать к себе, которые благополучно прибыли к нему в Переславль.

Новгородцы, учинив вече, снова послали звать князя Михаила черниговского. И когда послы шли мимо Смоленска, услыша князь смоленский, что Ярослава новгородцы оскорбили, велел послов оных, поймав, посадить под стражу. А Михаил тогда был с сыном своим в Брыни (628а) и, уведав, что новгородцы за ним послов послали и оные в Смоленске пойманы, поехал наскоро малыми дорогами к Новгороду.

6737 (1229). Михаил черниговский клятву новгородцам дал. Заговор вольности новгородцам. Рост за долги. Епископы по жребию. Ростислав Михайлович. Князь Михаил Всеволодич прибыл в Новгород в субботу Фоминой седмицы апреля 21-го дня. Новгородцы же весьма обрадовались, что их желание исполнилось, и, приняв его с честию, учинили ему клятву, а он им на всем том, что новгородцы желали и чего прежде не один князь не делал. Он дал свободу (смердам) простому люду пять лет подати не платить; кто сбежал на чужую землю, велел жить, кто где ныне живет; которые чем должны, но не платили, лихвы, как прежние князи уставили, (лихву полетную) рост погодный за прошлые годы не требовать (629). Он же, видя, что Антоний из-за болезни служить не может, говорил новгородцам: «Вы видите, что на Антония архиепископа Бог послал наказание и служить не может, а без владыки быть невозможно; того ради ищите себе на место его достойного из попов, диаконов или чернецов». Тогда один сказал князю: «Есть диакон в монастыре Юриеве, именем Спиридон, весьма того степени достоин». Другие представили Иосифа, попа владимирского, иные игумена гречина. И поскольку не могли все на одного согласиться, положили из оных трех избрать жребием. И написав все три имени каждого порознь на одинаковых хартиях, положили на святую (трапезу) престол и, взяв из покоя княжеского княжича Ростислава, велели ему, войдя в алтарь, снять одну из тех хартий. Он же вынул имя Спиридоново (630). Тогда послали за ним в монастырь и, взяв его, посадили в особых покоях, до тех пор пока не отправился в Киев.

Война мордвы. Пургас кн. Мордва побита. Мордва с князем их Пургасом пришли к Новгороду Нижнему многим войском и стали приступать. Нижегородцы же, выйдя из града, напали на них ночью и многих побили, а они зажгли монастырь св. Богородицы и ушли прочь. Петрушев же сын с половцами перехватил их на пути, всех побил, а Пургас едва с малым числом людей ушел за реку Чар.

В том же году жита не родились и была дороговизна во всей земле Русской.

Ярослава беспутство. Сейм во Владимире. Ярослав Всеволодич по смущению клеветников злобствовал тайно на брата Юрия, якобы Михаил Всеволодич в Новгороде посажен, а он изгнан по промыслу Юриеву. И так как он сам один ничего учинить против Юрия не мог, то, послав тайно в Ростов Василька и Всеволода, поссорил со стрыем их великим князем Юрием и, приобщив их к себе, готовился на войну. Юрий, уведав о том тайно, не хотел верить, однако ж, желая испытать истину того, послал к ним и другим братьям, чтоб съехались на совет сентября к восьмому числу, объявив им, что имеет с ними о весьма нужном деле советоваться. Ярослав весьма не хотел ехать, но, уведав, что Константиновичи ростовские без отрицания поехали, и сам приехал. И когда съехались, князь великий представлял им о некоторых между ними враждах во владениях и увещевал к примирению и доброму согласию. Потом спрашивал у них о причине, за что на него восстают без всякой от него причины. Они же, познав коварство клеветников, просили его о прощении, что он охотно им обещал, и они крест ему все целовали на том, чтоб иметь его отцом. После чего того же 8-го сентября, в день Рождества Богородицы, праздновали, и учинил Юрий для них великий пир у епископа Митрофана, потом у Юрия. И веселясь целую седмицу, разъехались с любовию.

Кирилл,, еп. ростовский. В ту самую седмицу епископ Кирилл ростовский, оставив епископию, пошел снова в Суздаль в монастырь и тут скончался. Болезнь его была тяжкая, лицо все побагровело, нос и губы весьма отолстели. Пришло же ему и другое несчастие, что все свое имение великое погубил в один день некою тяжбою.

Скупость. Князь судит епископа. Он был весьма богат, более всех прежде бывших епископов ростовских, потому что много чрез всю жизнь как мог собирал, а жалел оное и для себя употреблять. Бил челом на него некто в обиде своей великому князю. Он же велел судить брату Ярославу, и Ярослав, обвинив епископа, все его имение отдал за убытки обиженным (631).

Мучение Аврама болгарянина. Пожар в Великом граде. В сие время в Великом граде болгарском замучен был благочестивый христианин, болгарянин родом, именем Аврамий; купец был знатный, ездил по разным странам купечества ради и, научась вере Христовой, крестился сам и других поучал. Болгарский князь и старейшины, уведав о том, весьма на него рассвирепели за поругание веры их и принуждали его, отринув христианство, хранить веру их нечестивую. Он же никак того учинить не восхотел и за то мучен был тяжко, наконец, апреля 1-го дня отсекли ему главу. Но Бог учинил им тяжкое отмщение, вскоре выгорел оный град Великий со многим неисчислимым богатством.

Послы от болгар. Коренев остров. Граница с болгарами. Договор с болгарами. Суй на границе. В то время князь болгарский, уведав про великую скудость в Руси жит, прислал к великому князю Юрию Всеволодичу послов для учинения мира, князь же великий принял их с честию. И прислали с обеих стран послов, знатных людей, на отдельное место близ границы Русской на остров, именуемый Коренев (632). И оные учинили мир на 6 лет, купцам ездить в обе стороны с товарами невозбранно и пошлину платить по уставу каждого града безобидно; (бродникам) рыболовам ездить с обеих сторон до межи; и иметь любовь и мир, пленников всех освободить; а если будет распря, судить, съехавшись судьям от обоих на меже.

Голод. Жита от болгар. Дары князя болгарского. В сие время голод был во всей Руси 2 года, и множество людей помирало, а более в Новгороде и Белоозере, но болгары, учинив мир, возили жита по Волге и Оке во все грады Русские и продавали, и тем великую помощь оказали. Князь же болгарский прислал в дар к великому князю Юрию 30 насадов с житами. Это князь великий принял с благодарением, а к нему послал сукна, парчи с золотом и серебром, кости рыбьи и другие изящные вещи.

Волок Аамский к Белой Руси. Князь Михаил Всеволодич прислал из Новгорода к Ярославу Всеволодичу переславльскому, чтоб он отдал Волок Аамский, который он взял от области Новгородской силою. Ярослав ответствовал ему, чтоб он сидел в Новгороде и доволен тем был, что имеет, а он Волока не отдаст. И если хотят мир иметь, то он на том с ними учинит, что владеть каждому тем, кто чем владеет.

Спиридон, архиеп. новгородский. Декабря 17-го дня Кирилл митрополит поставил в Новгород архиепископа Спиридона и отпустил в Новгород.

Война литвы на Новгород. Аюбие. Морева. Селигер. Аитва побита. В январе пришла литва в область Новгородскую и разоряли Любие, Мореву и Селигер. Новгородцы же, собравшись, гнали за ними и, догнав, многих побили и полон свой отбили (633).

6738 (1230). Брак Всеволода Юриевича. Василько Константинович ростовский с братиею выпросили у стрыя своего великого князя Юрия Кирилла, игумена рожественского, в Ростов в епископы и послали его в Киев. Которого митрополит Кирилл, поставив, отпустил в Ростов.

Князь великий женил сына своего Всеволода на дочери великого князя русского Владимира Рюриковича. И был брак во Владимире с великим веселием.

Землетрясение. Затмение солнца. Было землетрясение великое во области Русской, в Суздале, Владимире, Переяславле и во всей Северской земле, в самую обедню. Многие церкви каменные развалились, и огнь, падший с небес, видим был у реки Лыбеди, обвалилась же трапезная в Печерском монастыре, в котором приготовлен был стол на обед для праздника и зван был на обед князь великий Владимир и митрополит Кирилл. В Переяславле же церковь святого Михаила расселась надвое (634). Было же затмение солнца мая 14 дня от самого утра до полудня, и осталось его как луна 7-ми дней.

Подстриги Ростислава Михайловича. Мая 19 дня пришел в Новгород из Киева архиепископ Спиридон. И тогда князь Михаил Всеволодич учинил подстриги сыну своему Ростиславу в церкви святой Софии, которому тогда было 7 лет.

Ростислав Михайлович в Новгороде. Новгородцы понуждали князя Михаила на войну против Ярослава переяславского, имея вражду о Волоке Ламском. Но князи Юрий Всеволодич и Владимир Рюрикович, уведав о том, послали к обоим от себя бояр, и митрополит Кирилл от себя Порфирия, епископа черниговского. И те, придя, умирили их. Тогда князь Михаил, оставив в Новгороде сына Ростислава, сам отъехал в Чернигов.

Церковь Юриевская. Князь Святослав Гавриил Всеволодич, как выше сказано, разрушив прежнюю ветхую, построенную в Юриеве дедом его церковь, построил новую, весьма дивную резаным камнем. Мастер был болгарский (635). И освятил оную епископ Митрофан, где были князь великий Юрий и другие, веселились 3 дня.

Новгородцев от Бога наказание. Мороз жита побил. Дороговизна и голод. Ростислав Михайлович из Новгорода. Грамота Михайлова отринута. Ярослав в Новгород. Александр в Новгороде. В Новгороде был мятеж великий, грабили дома и побивали людей. Бог же, смиряя беззаконие их, навел на них гнев свой праведный и сделал землю их пустой. Сначала послал на них дожди великие и наводнение, как было во дни Илии, и ждал их на покаяние. Потом послал мороз, который побил во время цветения жита и все плоды земли их. И было нам горе великое. Покупали хлеб по восемь кун, овса кадь по 13 гривен, ржи по 20, пшеницы по 30, крупы по 50 гривен. И разошлись люди из града, ибо многие стали умирать. К тому учинилась распря между посадником Водовиком и Стефаном Твердиславичем, многие дома разграбили и людей между собою побили. После многого же смятения отпустили княжича Ростислава, сказав ему: «Отец твой обещал нам с войсками в помощь на обижающих нас прийти сентября к 14-му дню, а ныне уже Миколин день (декабря 6), а от него и известие не пришло. Того ради, иди к отцу, а мы себе князя сыщем». И отпустив его, послали просить Ярослава Всеволодича переславльского, на которого прежде воевать хотели за Волок Ламский. Ярослав, выслушав присланных от новгородцев, сказал им, если данную Михаилом неистовую грамоту отринут и учинят ему клятву по прежнему обычаю, то он к ним пойдет и от неприятелей их немцев своими войсками оборонять будет; если же от оной не откажутся, то не пойдет. Послы послали наскоро в Новгород, и новгородцы, многие распри имея, в конце концов принуждены были оную грамоту отменить и отдать ему, а сами учинили Ярославу клятву по-прежнему (636). Потому Ярослав пришел в Новгород декабря 30-го дня и, учинив в Новгороде распорядок, оставил сынов своих Феодора и Александра, сам возвратился марта 25-го в Переславль.

Людей едят. Голод же утеснял сильно новгородцев, и хотя Ярослав всем купцам с житами ехать дал волю, но того весьма мало было, и от того люди не только коней, но друг друга, убивая, ели и, где слышали хотя бы малый избыток, отнимали, детей своих иностранным продавали и даром отдавали, только бы оных не уморить.

Умер Мстислав Давидович. В марте месяце преставился в Смоленске князь Мстислав Давидович, внук великого князя Ростислава.

В том же году стараниями епископа Митрофана начали в Суздале расписывать церковь святой Богородицы.

6739 (1231). Жита из-за моря. Открыл Бог милосердие свое. Как только лед прошел, пришли немцы из-за моря в Новгород на многих судах с житами, мукою и всякими овощами и учинили великое избавление граду сему, поскольку были уже все при конце жизни. И от сих жита стали много дешевле.

Родился Ярослав Борис Васильевич. Апреля 25 князю Васильку Константиновичу ростовскому родился сын и нарекли его при крещении Борис, а княжеское Ярослав.

Война Ярослава с черниговскими. Ршенеск. Можайск. Князь Ярослав переяславльский с племянниками своими Константиновичами пошел с войсками на князя Михаила черниговского. И войдя в землю его, сжег город Ршенеск и стоял под Можайском. Все жита и овощи потравил, опустошил и села пожег, возвратился, не взяв Можайска и не учинив мира. Тут был убит боярин его Иван Боша да Подвойский Андай, и других много побито.

Пожар в Новгороде. В Новгороде был пожар, погорело домов и церквей много по обе стороны, и людей погорело и потонуло немало.

Послы духовные. Митрополит послом. В то же время пришел во Владимир к великому князю Кирилл митрополит и ко всем князям белорусским от великого князя Владимира Рюриковича, а от черниговского князя Михаила епископ Порфирий да с ним игумен спасский с Берестового и стольник Владимиров Петр Аренович говорить о мире Михаила с Ярославом, ибо Михаил неправ был пред Ярославом и Ярослав снова готовился на него с войсками. Князь же великий послал за братией, и, съехавшись, увещевали его к миру, и Ярослав, послушавшись брата и митрополитовой просьбы, примирился с Михаилом. И послы оные возвратились с радостию.

Апреля 6-го поставлен Кирилл епископом в Ростов. И возвратясь в Ростов, освятил церковь святой Богородицы августа 14 дня.

6740 (1232). Брак Владимира Константиновича. Женился князь Владимир Константинович, взял дочь Игоря рязанского Надежду.

Татары на нижних болгар. Болгары просят помощи. Нижние болгары татарами покорены. Татары пришли на Волгу в Нижние Болгары в великом множестве и воевали с оными, а к Великому граду не доходили. Болгары же прислали к великому князю Юрию объявить, что пришел народ неведомый и язык, коего прежде не слыхали, весьма сильный, и просили, чтоб послал к ним помощь, обещая все его убытки заплатить. Князь великий, собрав братьев и племянников, советовался. И слыша, что татар сила велика, а болгар обессилеть полезным полагая, отказали им в помощи. Татары, попленив, покорили себе нижних болгар и грады их великие все разорили (637).

Князь великий Юрий послал Всеволода, сына своего, на мордву, и с ним князя Федора Ярославича да рязанских и муромских князей. Они же, пойдя, многие мордовские волости пожгли, множество мордвы побив и в плен взяв, возвратились.

Святослав Трубецкий. Мятеж в Новгороде. Распря Ярослава со псковичами. Дороговизна в Плескове. Юрий, шурин Ярославов. Медвежья Голова. На средоговение приехали из Чернигова ушедшие новгородцы к Новгороду, Борис Ингоревич, посадник Михаил с братом и Водовик Петр, Глеб Семенов, брат Борисов, и Миша с князем Святославом Трубецким (638), и были в селе Буице. Оные новгородцы призвали его, обещав в Новгороде князем посадить. Святослав, послав тайно проведать в Новгород и познав, что оные новгородские вельможи солгали и звали его сами по себе без согласия прочих, немедля возвратился в Русь. А новгородцы оные уехали в Плесков и, взяв Ярослава людей, Вячеслава Борисовича, били его и оковали. В Новгороде же в отсутствие князя учинился мятеж великий, ибо Ярослав был тогда в Переславле. Затем же вскоре Ярослав, придя, успокоил и немедленно переловил плесковичей и посажал на городище, а во Псков послал сказать, чтоб его пойманных людей отпустили, а оных бы пришлецов выслали. Но плесковичи стали за них крепко и требовали, чтоб прислать из Новгорода ушлецов тех жен и пожитки. А они обещали Вячеслава отпустить. И так были в несогласии все лето. Ярослав не пустил во Псков ни с каким товаром, отчего учинилась в Плескове дороговизна, покупали берковец соли по семь гривен и более. Плесковичи же, видя такую трудность, отпустили Вячеслава, а Ярослав велел жен Борисову, Глебову и Мишину отпустить, но совсем не примирились. Зимою же плесковичи послали к Ярославу просить прощения и сына его Феодора к себе на княжение. Он же сына им не дал, а послал к ним шурина своего князя Юрия. И Юрий немедля, собрав плесковичей, пошел в Ливонию, где, взяв град Медвежью Голову, посадил в нем плесковичей. Тогда плесковичи выслали от себя Бориса с его товарищами новгородцами.

Святослав Мстиславич смоленский. Мор в Смоленске. Святослав Мстиславич, внук Романов, придя, хотел после смерти Мстислава Давидовича княжить в Смоленске, но смоленчане его пустить не хотели. Он же июля 24-го оный силою взял и многих смоленчан побил, сел на престоле отца своего. Тогда же от великого голода был в Смоленске мор великий, мало людей осталось, в одни 4 общие могилы положено тел 32000, кроме тех, что у церквей погребали.

Умер Антоний архиеп. Преставился Антоний архиепископ в Хутыне монастыре, в затворе будучи.

6741 (1233). Венгры побеждены. Данил Романович, имея о Галиче с королем венгерским войну тяжкую и победив венгров в горах, учинил с ним мир. Отрекся король по грамоте Мстислава от Галича.

В Суздале окончено расписывание церкви святой Богородицы.

Умер Феодор Ярославич. В Новгороде преставился князь Феодор Ярославич июня в 10 день и положен в Юриеве монастыре. Сей князь намерен был жениться, и невеста уже привезена была, князи, на веселие званные, съехались, но он заболел тяжко и вскоре скончался, чем учинил вместо веселия печаль и плач великий. Князь же Ярослав, отдав все дары невесте его, с честию к отцу отпустил.

Умер Кирилл митрополит. В Киеве преставился Кирилл митрополит, родом был грек из Никея града, много ученый и философ славный.

Борис Игоревич к немцам. Изборск взят. Тесово. Борис Игоревич, выгнанный из Плескова, бывши в Новгороде, ушел к немцам и, совокупясь с оными и с князем Ярославом Владимировичем, внуком Мстислава Романовича, пришел внезапно на Изборск и, оный взяв, им овладел. Плесковичи, уведав, немедленно пришли и город обступили, князя Ярослава с некоторыми главными поймали, немецкого воеводу Данила убили, а некоторые немногие ушли. Пойманных же послали к князю Ярославу, которых он, оковав, сослал в Переславль в заточение. Вскоре потом немцы неожиданно напали в Тесове на Кирилла Свининича и, отведши его в город Медвежью Голову, держали в оковах от 15 августа до Великого поста.

В Суздале отделана церковь святой Богородицы и вымощена красным мрамором, присланным от князя болгарского (639) в дар великому князю.

6742 (1234). Война в Ливонии. Победа над немцами. Князь Ярослав Всеволодич, совокупив войсками новгородские и псковские, ходил на немцев к Юрьеву и, не дойдя до города, стали. Немцы, собравшись из Юриева и Медвежьей Головы, напали на передовую стражу Ярослава и бились с оными, гнавшись за ними до полков. Тогда князь Ярослав, выстроясь, пошел против них и, разбив, гнал до реки Омовжи (640). Немцы же, обломившись на льду, многие потонули, много же немцев и чуди побито и пленено, прочие, большею частию раненые, ушли в города и заперлись. Потом князь Ярослав, распустив войска в набеги за добычей, всюду в области их пленил, жег и разорял. Немцы, видя такую над собою беду беспомощную, прислали знатных людей просить о мире. И Ярослав, рассудив, учинил с ними перемирье на три года и, взяв дары многие, возвратился. И новгородцы все знатные пришли здоровы, только из низовских некоторое количество было побито (641).

Старая Руса. Нападение от литвы. Ловатъ р. Дубровна. Литва неожиданно, придя к Русе, напала и уже вошла до торжища. Рушане же собрались, (огнищане) крестьянство, (гридьба) дворяне, купцы и гости в садах, и выгнали литву из посада, сражаясь крепко до поля. И тут побили некоторое количество литвы, а рушан убили только 4 человека, в том числе храброго попа Петрила. Они же окаянные пограбили монастырь святого Спаса, иконы ободрали и четырех монахов убили. Ярослав, получив о том известие, собрав войска сколько мог, пошел в насадах к Русе, а другие пошли на конях, и пошли за ними в погоню по Ловати. И когда были у Муравнина, тогда в Людин конец возвратились, поскольку у них запаса не было. А князь, отпустив их, пошел далее и догнал литву на Дубровне в Торопецкой области. Тут бился с ними и Божиею помощию победил, многих побил и пленил, взял у них 300 коней и весь пожиток. Более же ушли лесами, покидав оружие, щиты, мечи и весь убор их. Многих же их, и по лесам гнав, побили. Новгородцев убито 10 мужей, Федор Яневич, сын тысяцкого, да щитник Гаврила Негутин с другими.

6743 (1235). Распри князей. Льстецов возмущение. Война Владимира с черниговским. Михаил черниговский побежден. Коварство черниговских. Измене возмездие. Галичане разбиты. Киев взят. Владимир пленен. Вот приближается время, когда было нужно о грехах прежних каяться, любовь совершенную и мир князям русским иметь, тогда диавол еще более всеял клеветы, вражды и междоусобия в них, по пророку, говорившему: «Господа не призывающие, там убоятся они страха, где нет страха». Где потребно было смирение и покорность, там хотел каждый изъявить мужество и храбрость, не помня и не разумея слов самого Господа Христа о знамениях, предшествующих дню страшному, как например восстанет царство на царство и язык на язык, будут землетрясения и знамения на небесах. Не все ли сие видели и не покаялись, но на большее зло устремились, возмутили злые льстецы князей, каждый своего князя выхвалял, говоря: тебе по достоинству будет Русской землей и Киевом владеть, ты старейший в братии, у тебя войск много, они дают победы прежде, нежели неприятеля видят, и прежде, нежели победили, уже области и богатства других делят. О горе льстецам и клеветникам тем, которые для получения себе чести или имения к неправедным войнам и пролитию крови христианской и погублению людей, государству нужных, князей возмущают и землю Русскую губят. Ибо возмутили сначала князя великого Владимира Рюриковича на князя Михаила черниговского и на Изяслава Мстиславича смоленского, сказывая, якобы оные вошли в согласие против него и ждут удобного времени, и чтоб он их в том упредил. По такому смутителей представлению призвал князь великий Данила Романовича галицкого с войсками и, собрав войско великое, пошли к Чернигову. Михаил, уведав о том, послал в Смоленск к Изяславу просить помощи, который вскоре пришел. Князь великий с прочими, придя к Чернигову, многие волости пожег. Михаил же и Изяслав, выступив против них, учинили жестокий бой, но были сбиты и едва смогли отступить к Чернигову. Тогда Изяслав смоленский поехал сам к половцам, оставшимся около верховий Донца, чтоб оных привести, а Михаил, видя, что силою противиться не может, искал хитростию избавиться, послал к Данилу Романовичу якобы просить о мире, а при том подкупить бояр его и советников, чтоб он отстал от Владимира. Данил, советуя великому князю и прося о мире, но видя, что оный не приемлет такого, как Михаил хочет, отступил от Владимира по совету злых своих советников. Михаил, уведав о том, тотчас выступил против них, но не смея на Владимира нападения учинить, ночью напал на полки Даниловы, так оные разбил, что едва Данил сам спасся, а Владимир, не ожидая себе такого ж приключения, возвратился в Киев. Но тем зло оное не кончилось, ибо вскоре Изяслав привел множество половцев (642), и пошли с Михаилом к Киеву. И после жестокого приступа, взяв Киев, пленили князя великого с княгинею, и взяв их, половцы отвезли в свою землю. И учинив великое Киеву разорение, половцы возвратились со множеством пленников и богатством.

Изяслав в Киеве. Война Ярослава на черниговских. Ярослав второй раз в Киеве. Михаил отдал Киев Изяславу Мстиславичу, сам пошел за Романом к Галичу и, выгнав оного во Владимир, сам Галичем обладать стал. Владимир же, сидев на Киеве 10 лет, оный, слушая льстецов, потерял. И сам в плене быв, через некоторое время освободясь за откуп, возвратился в Русь. О сем уведал Ярослав Всеволодич, собрал новгородцев и, взяв помощь от племянников Константиновичей, со всеми своими переславскими войсками пошел на Михаила. К Киеву идучи, область Черниговскую, где не было кому оборонять, разорял и, тяжкие откупы с городов взяв, пришел к Киеву. Сам сел на Киеве, а в Новгороде оставил сына Александра и, одарив, новгородцев отпустил. Но не долго держав, учинил с Изяславом договор, что тот за Владимира откуп заплатит и Смоленск ему отдаст, сам возвратился.

Умер Ингорь рязанский. Юрий, кн. рязанский. Олег Ингоревич рязанский. Преставился в Рязани кроткий и благочестивый князь Ингорь Ингоревич, после него остались 2 сына, Юрий и Олег.

Примечания

622. Сей есть Симон, историк русский, о котором Патерик Печерский сказывает.

623. Любек от любви, славянское. Любек город есть в древней Вандалии, которого имя уверяет, что от славян построен. Немцы же, не зная, от чего сие имя дано, потому что писатели их языка славянского не разумели, различно толковали. Оный город вольность от цесаря в 1226-м или 27-м получил. Обязательство же оного с другими городами о купечестве, которые ганзейские именовались, 1254-го последовало, где и новгородская контора особая учинена, между которыми Любек был главный, а посему любчане с новгородцами прежде других союз купеческий имели, например любчане в Новгороде до Святослава были, н. 141, а сие взаимное обязательство со всеми Ганзейскими градами, ибо послы были именем всех. Что же о церкви отказали, явно, любчане просили иметь в Новгороде папежскую, и потому им отказано.

624. В сем году Кельх сказывает, что рыцари при Кокенгаузене русских победили и около 300 человек на месте побили. Сие, может, то же, что здесь в 1224-м, ибо после нашествия татар не имели новгородцы случая к Ливонской войне, а более, как видим, упражнялись с литвою и емью.

625. Великого сожаления достойно, что сия преизящная библиотека сгорела, особенно его История и описание земель, как Симон сказывает, погибло; и хотя, может, что-либо из оной или списки в других руках уцелели, но беспутство Георгия, великого князя, привело к тому, что, не послушав советов мудрых, гордостию безумною презрел силу несравненную татар, все государство к невозвратному убытку в разорение привел и все такие древности погубил.

626. Постригание пред смертию в таковой обычай у князей вошло, что, почитай, все принимали, думаю, из-за того, что верили, якобы оное от всех грехов очистить или жизнь продлить могло. Сие то некоторые нерассудные или коварные льстецы для обогащения монастырей распространяли. Но сие бы не дивно, если бы кто по жизнелюбию учинил. Только видим противное, как например царь Борис, приняв отраву смертельную, велел себя постричь и в тот же день умер. Здесь может всякий рассудить, что его пострижение ни греха самоубийства очистить, ни жизни продолжить могло. Князь великий Ростислав в 1167-м хотя так же желал пред смертию постричься, но благорассудный духовник ему воспретил, н. 494. Князь великий Иоанн Третий понуждающему митрополиту отказал, и даже просторечно, но весьма изрядно изъявил, что во оном никакой пользы быть не может. Сие, думаю, более от робости и слабоверия происходило, ибо по писанию святому достаточно веры и надежды на Бога к нашему спасению. Робость же есть нерассудность, что человек, будучи в превеликом страхе, хватается за вещи нисколько не полезные, как человек утопающий хватается за плавающую солому, который, если бы не был в великом страхе, мог разуметь, что оная ему нисколь не поможет.

627. О сем союзе псковичей с рижанами Кельх не упоминает. Однако ж сие вероятно потому, что в Псковском и Новгородском древних летописцах написано и обстоятельства не сомнительны.

628. Из сего всего видно, что во псковичах более умных и правдивых людей было, и лучший порядок поддерживался, нежели в Новгороде, ибо в Новгороде, конечно, таких сомнительных, но притом весьма невинных людей побили бы, как часто случалось. Потому псковичи вольности их до времен наших сохраняли; я помню в 1699-м их головы, или бурмистры, судили граждан и наказывали, только для пытки и смертной казни отсылали к воеводе. В гарнизоне хотя два полка стрельцов было, но из граждан имели два полка, и с оными внешнюю крепость содержали, полковников и пр. к оным сами определяли.

628а. Брынь тогда город ли был или волость, как ныне, неизвестно. Ныне же Брынские леса в Брянском уезде довольно известны, о них и в Большем чертеже упомянуто. А о селении ни о каком не объявлено.

629. О грамотах Ярослава Великого, якобы оный новгородцам многие вольности дал, многократно они упоминают. Только их нигде не видимо, кроме некоторых договоров с князями, как и сей учинил, чего они у Ярослава Второго выпросить не могли, да хотя им оный Михаил дал, только Ярослав после, н. 636, оную от них взял. Лихва полетняя, годовой рост, которое по 10 на сто издревле уложено, а после пяти лет рост к капиталу прикладывай, о чем царь Иоанн Васильевич весьма благорассудно устав учинил. Но при сочинении Уложения царя Алексея Михайловича оное весьма полезное государству дело испорчено. Петр Великий определил нечто указами, а потом Уставом вексельным о росте между купечеством узаконили. Но много между прочими осталось не изъяснено.

630. Избирание по достоинству бывает двух видов, одно на счастие положась, другое на рассуждение людей. Что же до избрания церковно-начальников относится, то первоначальная церковь возлагала это на народ той церкви. Затем духовные, по причине несогласий в народе, возымели случай против законов соборных власть сию похитить. В чем некоторые государи благоразумно, как глава собрания и народа, себе определение главных церквей начальников, епископов и пр. возвратили и в прочих, кроме монастырей, прихожанам, а в монастырях монахам оставили. Новгородцы ранее прочих всех сие всенародное епископов избрание имели. Жребии же разными образами определяемы бывают, о чем я в законе гражданском пространно показал.

631. Сие, что Ярослав епископа судил, есть в трех точно манускриптах, а в прочих кроме суда упомянуто, в Никоновском совсем изъято, из-за того что оное домогательству власти церковноначальников противно, н. 314, 326, 477, 489.

632. Коренев остров ныне неизвестен, но река Корсика впала в Волгу с левой стороны выше града Василя около 15 верст, и против оной остров немалый. Может, сие тогда за границу сочтено.

633. О литве выше, н. 583, из польских историков показано, что имя их у русских давно известно и войны на них были. Но что Кадлубек написал, якобы имя их в начале 12 века после Христа впервые услышали, которому их писатели нерассудно поверили, о князях же их и завоевании ими русских владений хотя в годах погрешено, однако же все в том, почитай, согласуют, что их князи, после прихода татар усилившись, некоторыми местами овладели. Кромер и Вельский, почитай, ничего от Кадлубека и Длугоша не поправили, а Стрыковский так как наиболее о Литве прилежал, так и сие, кн. 21, гл. 6, виршами хотя пространно, но весьма сумятно описал и выводит неправость прежних писцов о Литве, что они впервые в 1205-м стали быть знатны. Ссылаясь на русских летописцев, гл. 9, пишет: «Летописцы литовские старые, без доказательств писанные, когда людей искусных недоставало, так сказывают: во владение Монтвиля, сына Гимбутова, восстал царь татарский Батый и всю землю Русскую завоевал, престольный град Киев, разорив, пуст оставил, что князь Димитрий из Киева в Чернигов уехал, и в то время князь жмудский сына Эрдевиля отправил, который Новгородок, Брест и Мелник (Минск) захватил».

Сие Стрыковскому неправо показалось, и из-за того свои доводы указывает так: «Однако сие иначе было, ибо из достаточных историков и существа обстоятельств явно, что оное прежде Батыя учинилось, поскольку Батый в 1240-м в 600 000 войска Руссию и Польшу, Мораву, Шлонск до Бреславля и Лигница захватил, но Литва (чего за презрением истории сами знать не могли) сначала из оного подвластия и рабства русского освободились в 1211-м, а по другим исправнейшим в 1218-м, когда первый раз татары пришли, что комета в 1211-м предвестила», стр. 259. Далее, гл. 10, пишет: «Монтвиль, князь жмудский, в год 1216, услышав, что татары мощь русскую переломили, собрав войска с Живибундом, Дорспрунговым потомком, князем литовским, видя время удобное, послали войско на грабление русских стран, которые, много опустошив и пограбив, возвратились. Собрался на них Ярослав Всеволодич, князь новгородский, и, догнав их на Двине, поразил, где князь Давид торопецкий убит (сие по Русской в 1225-м показано), но вскоре потом другое войско, на полоцких воевавшее, Мстислав Давидович смоленский у Полоцка победил и бесчисленное множество литвы побил, иных в озерах потопил. Также в 1212 году князи Черниговские, идя в Польшу, многие места разоряли», стр. 253. Далее: «Во время владения в Жмудии Монтвиля, сына Гимбутова, когда Батый, придя, русских в 1212-м победил, вскоре Монтвиль, собрав войско с Живибундом Дорспрунговичем литовским, совокупив войска жмудские, литовские и курландские, отправил с сыном Ердевилом; он же, перейдя реку Вилию и Неман, нашел место на горе, где был престольный город русских князей Новгородок, от Батыя разоренный, и тут Ердевиль столицу себе основал и, обладав великой частью русских земель, стал писаться великим князем Новгородским. Потом также нашел пустое место, где, построив город, Гродно именовал. И стал быть князь русский», стр. 266. Вот как описывает Стрыковский. Из сего довольно погрешности в летах польских писателей, а также басня о Полемоне Римлянине обличается: 1) Сия басня в 1 части, гл. 32, показана. Полемона последнее пришествие к пруссам указывают около лета Христова 70 при Нероне, а также и Дорспрунга, его товарища. Сказывают про детей Полемоновых Кунас и Спера; Кунасовы дети, а Полемоновы внуки Кернус и Гимбут, стр. 82. Дорспрунгов сын Живибунд, стр. 84. И потому они жили каждый не меньше 500 лет, а Дорспрунгу и его сыну приходит до 600 лет, что, думаю, и сам бы Стрыковский, рассмотрев, за басню причел, 2) Он сказывает, что Новгородок от Батыя разорен и вся земля Русская в Литве была пуста. Что явная неправда, ибо Батый в Русь пришел в 1237-м, как он сам выше сказание Кромера о годах порочит, и сам согласно с русскою взятие Киева в 1240-м положил. Батый же не только в Литве, но и у Смоленска не был, 3) Он же выше говорит, что черниговские князи в 1218 году Польшу воевали. И оное после нашествия татар уже быть не могло. 4) Он же говорит, город Гродно задолго прежде татар существовал, и князь гроденский в первом сражении против татар был. Сие, видится, для отнятия претензии русской на те места поляками и литвой вымышлено.

634. Трясение в земле Суздальской и Владимирской. Чтоб оное так далеко к северу и еще в таких равнинных местах произошло, весьма сомнительно, и скорее, что ни прежде, ни после такого приключения много сот лет в сей стране не бывало. Из-за того, думаю, правильнее сказать, что оное было в земле Червенской около Владимира, но незнающий переписчик или из глупого тщеславия Суздальскую именовал, как и выше о построении Владимира, н. 196. Ибо в Киеве и Червенской Руси, а также и в других русских пределах, как например в крепости святой Анны, Кизляре и Астрахани, Иркутске и Нерчинске землетрясения приключаются, думаю, и в Оренбурге приключиться могут. К северу же никогда не бывают.

635. Церковь сия в Юрьеве Польском до сих пор стоит, сделана из белого камня и вся резана, на которой имя князя Святослава Гавриила, и ту подпись разобрать не без труда. Сия есть по ее древности и особой архитектуре во всех русских строениях изящнейшая.

636. Выше, н. 629, Михаил грамоту или запись нерассудно новгородцам дал, по чему довольно видимо, что они от Ярослава I и его наследников не имели, да и Михаилом данную Ярослав II истребил. Следственно, все о тех их данных вольностях, как папе от Константина на Рим, вымышлено ложное.

637. Сия присылка была от верхних болгар, к которым татары пришли, одолев уже нижних. Нижних же болгар Карпеин, бесерменами именуя, гл. 5, кратко описал, что хан их Алты со всем родом искоренен, а статья V: «Батый, сын Тосхуса, первый от хана Оккодая послан был против великого Судана и бесерменов, которые были магометане, говорили языком команским, т. е. сарматским. Сей народ побежден и приведен им был под иго, ему же он долго противился, ибо они кругом их града Сумеркеня сделали великие рвы и покрыли землею, в которых татары, впадая, погибали. Но, наконец, татары остереглись и, наполнив оные рвы землею, град взяли. Рубрик, гл. 49, оный город именует Сумеркент на острове Волги, который татары доставали 8 лет, и после взятия Батый близ оного построил Сарай, или дворец, который и в русских Сарай и Золотая Орда именован, гл. 25. По летам же видимо, что Тосхус в оные восемь лет победил русских и половцев на Калке и сам убит, н. 621. Что и Абулгази утверждает, сказывая, что он умер у каракипчаков.

638. Трубецкой точно в летописи попа Иоанна новгородского, а также и в Нижегородском указано, в других только имя Святослав, а прочее пропущено. В Крекшинском трубческий, но поскольку Трубческа города прежде нигде не упомянуто, то, может быть, ошибка в том или другом. Род же князей Трубецких вместе с Хованскими, Куракиными и Голицыными, также Вельскими и Мстиславскими, а в Польше Черторыских, Сангушек и Вишневецких производят от Карибута литовского. Но подлинно о сих Трубецких и прочих их в России средствах по историям польским и гербовникам не находится, а о Мстиславских довольно явно из оных, что от русских князей произошли. Однако ж сии роды давно в России в великой чести и с привилегиями находятся.

639. Мрамор красный где бы болгарский князь взял, неизвестно, ибо ныне оного нигде в близости не находится, разве что доски полированные, каковых в развалинах их домов немало находят, не ведающий разности писатель мрамором именовал.

640. Амовжа река течет при самом Дерпте, или Юрьеве, немцы именуют Ембах, а древние тамошние жители – Емма Егги, что по-русски Материнская река.

641. О сей битве с немцами хотя Кельх не упоминает, но в русских во всех и с разными обстоятельствами описано, особенно у Новгородского попа Иоанна, жившего в то время, из которого сие в точности взято.

642. Хотя о битве на Калке сказано, что татары половцев всех побили, однако ж видно, что татары, потеряв на оной множество людей, далее не продолжая, к Волге возвратились, н. 621, 637. Может, половцы оставшиеся, собравшись снова, в немалом числе были, но побитые, и о нападении их уже не упоминается.