Князь Великий в Белой Руси Георгий III, сын Всеволода III

Князь Юрий Всеволодич в тот же день, после кончины брата Константина, принял престол великого княжения Белорусского и племянников своих принял с великою любовию и многими слезами, сожалея о смерти брата и сиротстве сих малых детей. И взяв их, содержал как своих детей в доме своем до полугода. И потом отпустил их в Ростов, послав проводить их сына своего и бояр. Тогда особенно о них печалился и почасту посылал бояр надзирать за их учением и содержанием, а кроме того сам желал о них ведать всегда.

Умер Ростислав Михаил Рюрикович. Марта 3-го дня преставился в Турове Ростислав Михаил Рюрикович, зять великого князя Всеволода Юриевича.

Умер Константин Давидович. Декабря 12 преставился Константин Давидович, внук Ростислава Мстиславича.

Умер Василий Мстиславич. Мстислав Мстиславич, идя из Новгорода в Торжок, поймал Борислава Некошича по оклеветанию и великое богатство его разграбил. В то время разболелся в Новгороде сын его Василий и умер.

Мстислав Мстиславич из Новгорода. Святослав Мстиславич. Пришел из Владимира в Новгород архиепископ Митрофан. А князь Мстислав Мстиславич отъехал в Русь и, войдя в согласие с племянником Владимиром Рюриковичем смоленским и Васильком полоцким, пошли к Галичу. А новгородцы взяли на княжение сына его Святослава Мстиславича.

Война на Галич. Коломан из Галича. Мстислав в Галиче. Владимир Рюрикович со Мстиславом как только пришли близко Галича, королевич Коломан вышел против них со всеми войсками. И был между ними бой жестокий, и разошлись ночью. Но королевич, усмотрев, что галичане не бились как надлежит, опасаясь еще раз в бой вступить, чтоб галичане, изменив, на него нападения не учинили, в ту ночь отошел к Галичу и со всеми своими ушел в Венгры. А Владимир, уведав о том, оставив Мстислава в Галиче, сам с Васильком, не веря галичанам, стал в области Галицкой. И едва три месяцы минуло, королевич пришел снова с великим войском. Мстислав, видя, что удержаться трудно, вышел из Галича ко Владимиру и с ним возвратился в Смоленск, а королевич снова сел. И было от венгров галичанам тяжелее, нежели прежде (602).

Война болгар на югров. Унжа гр. Болгары, собрав войска, пошли Камою вверх на югров. И был между ними жестокий бой, едва югры могли удержаться. Болгары же, поворотив, взяли град их Унжу лестию (603).

Война половцев на Рязань. Проняр. Рязанские беззаконные князи Глеб и Владимир, избившие братию, приведя множество половцев в область Рязанскую, стали села жечь и пленить. (Юрий же) Ингорь Ингоревич, вскоре собрав войска, пошел с братиею на них. И, догнав их выше Прони реки, славно победил, так что их едва половина ушла, и оные проклятые братоубийцы бегом спаслись с половцами.

Родился Феодор Ярославич. Князю Ярославу Всеволодичу переславльскому родился сын, и нарекли его во отцово имя Феодор.

Антоний, архиеп. из Новгорода. Митрофан снова в Новгороде. Мстислав Мстиславич, придя в Киев, послал в Новгород и взял старшего сына Святослава, а в Новгороде оставил младшего сына Всеволода. Тогда немцы из Ливонии прислали послов просить о мире и свободе пленных, а дани платить не хотели, называя себя слугами Божиими и людьми вольными, а Ливонию они войною взяли. И новгородцы, им во всем отказав, стали на войну в Ливонию готовиться (604). Антоний, архиепископ новгородский, видя, что прежний архиепископ Митрофан возвратился, выехал в Торжок, осердясь на новгородцев, а новгородцы взяли снова Митрофана и послали к Антонию, чтоб он шел, куда хочет. Но Антоний, поворотившись, пришел в Новгород. И было о том несогласие великое. Князь Всеволод, предупреждая смятение, объявил им обоим, чтоб шли в Киев к митрополиту, и которого он определит, того примут. И послали с ними бояр.

6727 (1219). Война на болгар. Устюжна. Святослав Давидович муромский. Олег Юриевич муромский. Ашля гр. Бой с болгарами. Самострелы великие. Ермил Охотич храбрый. Вавило храбрый. Приступ. Ашля взята. Князь великий Юрий послал брата своего Святослава со всеми войсками на болгар, а Ярослав переславльский послал воеводу своего, а также и Василько Константинович послал воеводу со всеми ростовцами и устюжанами (605), князь Давид муромский послал сына Святослава, а Юрий сына Олега. И съехались все на Волге на устье Оки, и пошли вниз в насадах и ладьях. И пройдя их малые города, дошли против Ашлю (606). Тут вышли из ладей на берег, и князь болгарский не умедлил против них с великим войском выступить. Святослав выстроил полки свои: на правой стороне ростовцев, а на левой польские и переяславльские полки, сам стал с муромскими князями и владимирцами в средине; а один полк, собрав из всех, оставили у ладей и пошли на гору к лесу. И как только на поле выступили, встретили их болгары с конницею и пехотою. И хотя их было множество великое, но Святослав, видя, что их устроение было не хорошо, пошел на них с поспешанием. Болгары, сошедшись и пустив по стреле, не учинив прямого бою, побежали к городу и, войдя, затворились, а возле него был острог великий крепкий, из дуба сделанный, а за тыном два оплота, а между ними вал и ров глубокий меж тыном и оплотом. Святослав, обступив град, с одной стороны учинил сильный приступ. Но болгары из-за оплота сквозь тын бились и, ездя по валу на конях, чрез тын стреляли. Князь Святослав, рассудив, что трудно в одном месте одолеть, развел войска вокруг града и велел на три места приступать, послав наперед пехоту с секирами и огнем, а за ними стрельцов, копейщиков и самострелы великие, мечущие великие камни и огнь. И был бой великий, до тех пор пока с великим трудом тын на двух местах не подрубили и, вал прокопав, не взошли на оный и стали, закрывшись досками из первого оплота, поскольку далее пробиться было невозможно. Некоторые, не могши терпеть столь великого труда и опасности от многого стреляния болгарского, хотели уже отступать. Был тут на валу Ермил, сын Охотин, дворянин Васильков, который, видя, что людей много напрасно гинет, сжалился о том и говорил своим: «Братия, стыд нам великий, если отступим, а стоять на сем месте нет пользы, но весьма досадно видеть, что неприятели над нами ругаются. Я лучше хочу с честию умереть и славу князей и Русской земли сохранить, нежели со стыдом отступить, а вы что рассудите». И взяв меч в руку, огонь в другую, бросив доску, перескочил чрез оплот, а за ним не умедлил брат его Вавило. И начали сечь болгар. Товарищи же их, смотря с вала, удивлялись и стали им помогать и, приступив ближе, разметали оплот и зажгли самый град. Болгары же прежде, нежели к Ермиле довольно в помощь пришло, обступив множеством, обоих братьев убили. Тогда град весь загорелся, и был дым и жар великий, из-за которого болгары отступили от вала, а русские, не могши терпеть дыма и жара, поскольку ветер был на них, а кроме того жаждою истомлены были, сели от многого труда отдыхать под валом и послали за водой, которую дождавшись, снова несколько ободрились. Святослав и прочие князи, всюду ездя, своих ободряли и к приступу понуждали, но из-за великой силы болгар и крепости неудобно было никоим образом града взять. И хотя со стороны Святослава крепость была взята, но из-за жара и дыма идти внутрь было неудобно. Того ради взял он всех людей с сего места, завел по ветру, где князь муромский приступ имел, и, совокупно с оными пойдя ко вратам градским, тотчас тын подсекли и, оплот проломив, стену градскую зажгли. И так с обоих сторон вошли. Князь болгарский, видя, что оборонять невозможно, ушел из града с войском, а русские, войдя, сколько захватили, тех побили и в полон побрали, много же их погорело, поскольку из-за бури угасить огня и уйти не могли. Сие учинилось июня 15 дня.

Музыка в войске. Святослав, сжегши град и взяв имение многое и пленников, возвратился и пошел вверх по Волге, имея у себя весьма много раненых. Болгары, уведав о том, в Великом граде и прочих городах собравшись великим множеством, пришли к насадам русским на берег. Святослав велел также своим устроиться и, ударив в трубы, бубны и зурны, пошли в насадах к берегу и, выступив из ладей, стали выстраиваться, ожидая от них нападения. Но болгары, отступив от брега, хотели русских выманить на гору, а сверху привели многие насады. Что уразумев, Святослав сел снова в насады и пошел к другому берегу, чтоб стрелы болгарские не могли доходить. А болгары, стоя на берегу и видя большое число своих в плену, не могли ничего учинить, поскольку с их насадами, которых хотя было много, не смели наступить. И Святослав, миновав болгарские насады, остановился на устье Камы. Тут пришел воевода Васильков Воислав Добрынич с ростовским войском и множество полона привел, который шел по Каме и многие города болгарские разорил и попленил. И Святослав, видя, что болгары на него не идут, пошел далее вверх по Волге ко Владимиру. И когда пришел близко, встретил его брат, князь великий Юрий, со многими боярами у Боголюбского и воздал Святославу, а также муромским князям и воеводам всем и всему войску честь великую, учинив пиры на три дня, и отпустил их по домам.

Церковь Юриевская. Святослав, придя во град свой Юриев, от имения болгарского начал строить церковь святого Георгия каменную.

Требование дани от болгар. Болгары просят мира. Мир с болгарами. Князь великий Юрий, желая болгар более покорить, стал сам собираться, чтобы весной с большими войсками идти. Но болгары, уведав о том, прислали послов с просьбою о мире. Только князь Юрий им отказал, требуя от них каждогодней дани, чего болгары никак учинить не хотели. И так, отпустив послов, зимою стал собираться и послал в Ростов к племяннику своему Васильку, чтоб он с войсками сам пришел в Городец, как только лед вскроется, а сам пошел на Оку. Тогда пришли к нему другие послы болгарские. Но Юрий и тех отпустил, не учинив мира, потому что оные были не от Великого града. Василько, придя в насадах со всем своим войском, остановился у Городца и к стрыю Юрию прислал с известием. И по оному Юрий сам пошел в Городец к Васильку. Тогда пришли третий раз послы от болгар из Великого града со многими дарами и преизящными вещами. Князь же Юрий, послушав просьбы их, учинил с ними мир на прежних договорах, каковы учинены были при отце его. И взяв от них клятву, послал к болгарам своих послов привести князей их к клятве, а сам возвратился во Владимир.

Война на Галич. В том же году Мстислав Романович, князь великий, с племянником своим Мстиславом Мстиславичем и другими князями, собрав войска, пошли к Галичу. А королевич, не смея против них выйти в поле, укрепился в Галиче. И русские князи, придя к Галичу, бились половину дня, но видя, что град доставать трудно, пошли по области, многие села и города пожгли и сколько венгров где нашли, побрав в плен, возвратились. И так галичанам от обоих было тяжкое утеснение и разорение, поскольку им как венгры, так и русские князи не верили.

Война с Ливонию. Пертов. Либы. Пертов взят. Новгородцы с князем их Всеволодом с немалым войском пошли в Ливонию к Пертову, отправив пред собою разъезды немалые. А немцы, собрав литву и либов, шли против них и, встретив разъезд русский, бились жестоко долгое время, до тех пор пока полки русские не приспели. Тогда стали русские одолевать и победили совсем, побив много немцев, литвы и ливонцев, приступили к городу, где, стояв 2 седмицы, град взяли и, дань собрав от земли, со многим полоном возвратились (607).

Княгиня великая Лгафия. Преставилась в Ростове великая княгиня иночица Агафия Константинова и погребена в Ростове в церкви святой Богородицы января 20-го дня.

Митрофан, еп. в Новгород. Антоний, еп. Перемышля. Концы новгородские. Архиепископы новгородские Митрофан и Антоний имели суд у митрополита Матфея в Киеве, каждый хотел в Новгороде быть, не жалея имения собранного. И после долгого времени Митрофан оправдан, отпущен в Новгород, а Антония послал на епископию в Перемышль.

Всеволод Мстиславич ездил из Новгорода в Смоленск, и оттуда был в Торжке, и возвратился в Новгород. Тогда оклеветали пред ним злые люди посадника Твердислава. Он же велел звонить на вече на Ярославов двор, а посадника Твердислава больного привезли на санях. Народ сошелся на вече с оружием все пять концов: Торговый конец, Плотничий конец, Людин конец, Словенский конец и Неревский конец, каждый со своими боярами, своим полком. И был шум и крик великий о посаднике, одни его много обвиняли, а другие оправдывали во всем. Князь, видя, что более за Твердислава стоят и биться за него хотят, послал на вече и велел его освободить. Этим все утишились.

Сентября 7-го дня освящена церковь каменная в монастыре Рождества святой Богородицы.

Война половцев на Рязань. Проклятый братоубийца Глеб рязанский снова пришел с половцами, желая Рязанью обладать. Но Ингорь, выйдя, его встретил и, победив, прогнал.

Родился Александр Невский. Мая 30 родился князю Ярославу сын и наречен во святом крещении Александр.

Аркажий монастырь. Новгородский посадник Твердислав, будучи скорбен и не желая более трудностей и беспокойств терпеть, тайно ночью уехал в Аркажий монастырь и постригся, а новгородцы отдали посадничество Иванку Дмитрову.

Умер Матфей митроп. Преставился Матфей, митрополит всея Руси, в Киеве.

Война в Ливонию. Кисъ. Новгородцы, злобствуя на князя Всеволода и учинив вече, выслали его вон и послали архиепископа Митрофана и посадника Иванка во Владимир к великому князю Юрию просить у него на княжение к себе сына. Он же послал к ним сына своего Всеволода, которого приняв с честию и собрав войска, вскоре пошли с ним в Ливонию к Киси (608). Оные же, послав, привели литву в помощь ко граду. А новгородцы, придя, литву и ливов, победив, разогнали и, землю их повоевав, а города не взяв, возвратились.

Галичан просьба на венгров. Принуждение папистов к вере. Сейм в Киеве. Совет князей на венгров. Галичане, не терпя великого в вере от венгров утеснения, прислали к великому князю Мстиславу Романовичу двух знатных человек с жалобою на короля Коломана, что, преступив свое клятвенное обещание, веру их порицает, церковь соборную в латинскую обратил и священников оной изгнал, многих бояр и купцов богатых замучил, имение их ограбил, а иных и умертвил, понуждая к вере папежской. Князь великий, посланных разослав, созвал всех князей на совет в Киев и, объявив им все о галичанах, требовал их совета и помощи. Они же после довольного рассуждения согласились все идти на Галич и прилежать оный от папистов освободить, посадить русского князя или принудить Коломана принять веру русскую, а папистов всех выгнать. И начали войска собирать. Из-за того Мстислав послал к Коломану в Галич сказать, чтоб скорее, оставив веру папежскую, принял греческую и папистов попов всех выслал, церкви взятые возвратил и у епископа власти не отнимал. А если того не захочет, велел ему, мирные грамоты отдав, войну объявить.

Война на венгров. Стража разбита. Теребовль взят. Венгры побиты. Бой с венграми и поляками. Бой у Галича. Хитрость Мстислава. Поляки побеждены. Знамя королевское поляков обмануло. Венгры побеждены. Коломан, получив сие, послал к венграм к отцу просить помощи, а также и в Польшу к князю Лешку. И оные немедля пришли с великими войсками. А князь великий хотя имел с прочими более 50 ООО, но к тому нанял половцев 25 ООО и пошел в Персопницу, где совокупились все князи: Владимир Рюрикович из Овруча, Ростислав Давидович смоленский, Мстислав и Ростислав Мстиславичи с туровскими полками и луцкими, Ярослав Мстиславич переяславльский и Мстислав черниговский, и Даниил владимирский, всех князей было 17. И пошли, разделясь, полками: Мстислав Мстиславич с братом и другими пошел впереди, с ним же некоторое количество половцев, Владимир Рюрикович и Ростислав Давидович справа, а Мстислав черниговский с братиею слева, в средине шел князь великий и с ним все половцы. И когда пришли на реку Сыреть, тут встретили стражу венгерскую. И Мстислав Мстиславич с Ростиславом, напав на них, некоторых побил, других пленил, остальные ушли к полкам. Тогда князь великий уведал, что князь польский Лешек пришел со всеми поляками в помощь венграм, и боясь, чтоб русские войска множества войск неприятельских не устрашились, велел пленников взятых сослать в Луцк, обозы оставил в Теребовле, который венгры оставив хотели уйти, но русскими перехвачены, частию побиты, частию пленены. Сам же всю ночь шел, чтоб придти неожиданно, пока венгры с поляками не соединились. Тогда Мстислав прислал с известием, что венгры и поляки за горою стоят, захватив высокие места, а со стороны их болото великое. Князь великий созвал всех князей и воевод, с которыми распределил полки, переменив прежнее; на правой стороне Мстислав черниговский, на левой поставил Мстислава и Ростислава Мстиславичей, впереди Владимир Рюрикович, с ними младшие князи, сам стал в средине. И так пошли к полкам неприятельским. Как только солнце стало восходить, приблизились к неприятелю. Венгры стояли в бронях, как лед блистающие, на правой стороне стоял князь польский Лешек с его полками, король в средине с венграми, а на левой воевода венгерский Батур с галичанами. И сначала поляки напали на Мстиславичей и едва оных не сбили. Половцы, приспев, стали крепко помогать, так что поляки принуждены были остановиться. На другой стороне у галичан ни с которой стороны крепко не наступали, поскольку болото мешало. Напротив, у великого князя с венграми была прежестокая битва. Мстислав Мстиславич, видя своих многих уже побитых, поручив брату Ростиславу управление, чтоб он как возможно с половцами поляков удерживал, пока он что-либо может сделать. И отъехав к половцам, позади из-за тесноты места стоящим, взяв лучших 2000 половцев и малую часть своих надежных, въехал в ров и, обойдя в тыл полякам, немедля на них напустил. Поляки, подумав, что тут в леску сила великая, обратились на Мстислава, а Ростислав, видя их отворотивших, со всеми полками жестоко напал, и смяли поляков. Тогда взяли главное польское знамя и оное держали поднятым. Поляки, видя оное, думали, что тут Лешек, и бежали к оному, а русские ловили их, как птиц на притраве. Тогда венгры Владимира Рюриковича сбили, и едва князь великий удержался со своим полком, сражаясь крепко. Тогда черниговский князь Мстислав галичан сбил и, не гнавшись за ними, поворотил в тыл венграм. Также и Мстиславичей полки, которые за поляками не гнались, на венгров наступили и смяли полки венгерские, рубили кругом и пленили. Король Коломан, видя крайнюю своих погибель, ушел в Галич и заперся.

Умер Игорь Романович. Умер Святослав Владимирович. Мстислав ранен. Владимир ранен. На сем бою одних венгров побито было более 20 ООО, в плен взято 3000. Тут же взяты епископ венгерский и воевода их Батур и весь обоз венгерский и польский со многим богатством. Поляков же лишь 3000 побито, но пленено более, поскольку скоро могли бежать. От русских убиты князь Игорь Романович, брат великого князя, и Святослав Владимирович, и более 3000 русских, да половцев до 1000. Многие же князи русские ранены были. Князь великий пробит был копьем в бедро, Владимир Рюрикович двумя стрелами уязвлен и в ногу копьем, Мстислав Мстиславич двух коней погубил, но от раны Бог избавил. Также и воеводы некоторые знатные побиты, другие ранены.

Коломан просит мира. Окончив сию победу, пустив половцев за венграми и поляками, сами со всеми полками Галич обступили и стояли 17 дней, приступая каждодневно. Между тем перекапывали реку. И когда воду от города отняли, в тот же день учинился жестокий в городе пожар, а полки шли на приступ. Коломан, видя свое несчастие, выслал знатных мужей просить мира.

Договор. Коломан пленен. Князь великий созвал всех князей, объявил им о присланных от Коломана и, советуясь с присланным, положили Коломану и его отцу отречься вечно от Галича, заплатить за убытки 7500 фунтов серебра чистого (15 000 гривен) и, пока не заплатит, быть ему и с женою у великого князя, пленных с обеих сторон освободить, попов латинских, от которых так много галичан погибло, отдать на суд епископу галицкому. И оное присланные написали, и с этим послали своих бояр к Коломану. И оный, утвердив договор клятвою, велел ворота отворить. После чего Мстислав Мстиславич послан был в город, взял Коломана с женою и со всем его имением, вывел с честию к великому князю. И в тот же день Коломан послал в Венгры к отцу своему, прося о своем откупе. Галич же отдали за показанную храбрость Мстиславу Мстиславичу, польских пленников Владимиру Рюриковичу за многие его беды. Он же взял за них (2000 гривен) 1000 фунтов серебра. И так все разошлись, каждый в свое владение, а половцев князь великий, одарив и дав им по договору обещанное из пожитков венгерских и польских, отпустил чрез поля (609), а Коломана послал с достаточною стражею в Торческ.

Князь смоленский, войдя в согласие с Ярославом переяславльским, ходил на Полоцкую область при князях полоцких Борисе и Глебе и взял их 2 города и много области их повоевал.

6729 (1221). Новгород Нижний. Князь великий Юрий послал воевод своих с войсками и велел на устье реки Оки построить новый град, где издавна был град болгарский и от русских разорен.

Коломан выкуплен. Выкуп разделен. Брак Беля IVс Мариею, дочерью Мстислава. В Киев пришли послы венгерского короля, привезли к великому князю договоренное серебро и дары многие, при том прислал весьма дружеское письмо о свободе сына его, утверждая и обнадеживая, что он и его дети договор учиненный между ними цел сохранят. Князь великий, приняв послов как надлежит, послал сына своего в Торческ, велел Коломана со всем его проводить до границ венгерских с честию и всяким довольством. А серебро, оставив себе треть, две доли разделил и разослал всем князям, бывшим с ним у Владимира, кроме Владимира и Мстислава. И так сидел Коломан в Торческе год и два месяца. А когда прибыл в Галич, Мстислав Мстиславич принял его с честию, отдал дочь свою Марию за Беля венгерского, брата Коломанова, а Галич договорился уступить Коломану, взяв за оный серебро (610).

Новгородцев беспутство. Ярослав II в Новгород. Новгородцы, обезумев, стали советовать Всеволода Юриевича изгнать. Всеволод, уведав о том, уехал тайно к отцу своему со всем двором своим во Владимир. А новгородцы, видя, что их злость не скрылась, а кроме того многие, не ведая о том, опечалились и послали к великому князю Юрию, извиняясь, якобы от них сыну его никакой противности учинено не было. При том просили, если не хочет сына своего у них иметь, чтоб послал к ним брата Ярослава. И Юрий отпустил к ним Ярослава, которого новгородцы приняли с надлежащею честию.

Князь великий заложил в Суздале церковь святой Богородицы на месте прежней, которая от ветхости развалилась.

6730 (1222). Умер Митрофан архиеп. В Новгороде преставился архиепископ Митрофан июня 3-го дня. И в тот же день на вече избрали Арсения чернеца с Хутыни и ввели его во двор архиепископов.

Война в Ливонии. Колывань. Князь Ярослав новгородский, собрав войска, пошел с новгородцами и псковичами в Ливонию на немцев к Колываню (611) за то, что немцы велели ливонцам дань в Новгород не платить и сборщиков новгородских выгнали. И Ярослав, придя, всю область повоевал, а града не взял, но, взяв откуп великий златом, серебром и товарами, возвратился (612).

Сухость и жары. В сем году была засуха великая, отчего погорели многие леса и болота, и был дым потом долгое время по всей земле такой, что много дней солнца и звезд было не видно. И был в людях страх великий.

Комета. Сей же зимой видна была комета, звезда без сияния, от которой луч, как хвост, протягивался к полудни. Она восходила по захождении солнца, величина ее была более других звезд, только темная, как во облаке. И пребывала 7 дней. Потом явились от нее лучи и была заметна еще 4 дня, даже невидимой став (613).

Василько Константинович по совету стрыя своего ездил в Киев к деду Мстиславу и был в Чернигове принят с честию. Оттуда возвратился в Ростов.

6731 (1223). Кирилл митроп. Ноября 1-го поставлен в Константинополе Кирилл грек митрополитом в Киев и на всю Русь. Сей митрополит учен был во многих языках и науках, богословии, философии и всякой мудрости, чем весьма прославился.

Кирилл,, еп. ростовский. Января 6-го поставлен Кирилл епископ Ростову.

Юриев ливонский в осаде. Коварство немцев. Оплошность воевод. Юриев зажжен. Клятвопреступление немцев. Юриев взят. Умер Вячко Борисович. В том же году немцы с великим войском пришли к Юрьеву, обступили и крепко добывали. Но князь Вячек Борисович, поскольку был мудрый и в воинстве храбрый, мужественно град оборонял и, часто исходя из града, многий вред немцем чиня, с честию возвращался. С ним же были бояре новгородские, и псковские храбро ему помогали. И хотя немцы три раза присылали о перемирии и договоре, прося только град пустой, а людям давали волю тут остаться или идти вон, но сии и слышать о том не хотели, надеясь по обещанию новгородцев и псковичей помощь вскоре получить. Немцев же уличал он их договорами, что они от сих градов отказались и не воевать в том клялись и запись дали. А к новгородцам неоднократно писали с просьбою о помощи. Но поскольку у новгородцев с князем было несогласие и между собою распри великие, не могли о помощи Юрьеву согласиться и оказать, как того требовалось. Немцы, видя, что силою городу не могли ничего сделать, а людей на приступах уже много потеряли, учинили коварство в пересылке, уговорив некоторых юриевцев, которые прилежно князю и боярам о примирении советовали, чтоб людей напрасно не губить. Князь же, учинив совет с боярами, заключил перемирие с немцами. И положили немцем отступить от града далее и войны не иметь, в Новгород послать с тем известием, и если в 14 дней не будет отповеди, то город отдать и людям дать волю, кто хочет останется или выйдет в иное место со всеми их пожитками, куда захотят. И так договорясь, клятвою утвердили. И немцы немного отступили, а юриевцы, веря немецкой клятве, в стражах ослабели. Немцы, рассудив, что новгородцы города отдать не повелят и вскоре могут на помощь придти, усмотрев же, что стражи ослабели, не так хранят, как прежде было, на третий день после договора, ночью подкравшись к городу, зажгли. Тогда был ветер великий и ночь темная, от оного загорелось во граде несколько домов. Люди, не ожидая от немцев клятвопреступления, оставив стражи, унимали огонь, ломая строение, чтоб далее не пустить. А немцы, вооружась, учинили приступ и, скоро войдя во град, взяли князя Вячка и бояр, которые слезно их просили, чтоб как пленных не губили. Но они, несмотря ни на что, словно беззаконные рабы диавола, а не Божии, князя и бояр побили (614). Когда же пришло сие известие в Новгород, учинило всенародную печаль, и было споров множество, один другого обвинял.

Войнарусян с литвою. Русяне побеждены. Феодор, посадник Старой Русы, не обменявшись известиями с Новгородом и не прося помощи, собрав русских людей, пошел на литву. И сшедшись с оными, бился крепко, но литвы пришло много и сбили русян с коней, потом коней отбили. Федор, как мог, отходил лесами и в болота, но, потеряв много людей, едва отошли.

6732 (1224). Война в Ливонию. Ярослав из Новгорода. Всеволод Юриевич в Новгород. Новгородцы побеждены. Всеволод из Новгорода. Новгородцы выслали из Новгорода князя Ярослава Всеволодича второй раз. Он же возвратился в свой Переславль, а они выпросили у великого князя снова сына его Всеволода. И новгородцы, собравшись с войсками, пошли в Ливонию на немцев, желая Юриев возвратить. И придя в землю их, не взяв известия о войске, распустили коней в загоны. А немцы, совокупясь с ливонцами, придя на новгородцев, многих побили, и мало их возвратилось. Князь Всеволод Юриевич, недолго быв в Новгороде, уведав, что оные беспутные свое безумство в поражении от немцев его несчастию приписывают и хотят выслать, выехал тайно со всем двором и сел в Торжке, а к отцу послал с известием.

Война на Новгород. Денег перемена. Михаил Всеволодич черниговский в Новгород. Князь великий Юрий, уведав о том, тотчас собрав все свои войска, братьев и племянников присовокупив, пошел сам, с ним Василько Константинович и шурин его князь Михаил Всеволодич черниговский, и пришел в Торжок. А новгородцы, убоявшись, послали к нему двух знатных бояр просить, извиняясь, чтоб он послал к ним сына своего, «и мы его с честию держали, но он, не захотев быть в Новгороде, уехал». И просили, чтоб прислал к ним снова сына, Торжок им отдал и область их не разорял. Юрий ответствовал им, чтоб отдали ему Акима Иванькова, Никифора Дурова, Ивашка Тимошкинича, Гнездила Савина, Вятку, Иванча и Радку, а если оных не отдадут, то б ожидали его к Новгороду. Сия отповедь учинила великую в новгородцах распрю; не знали, что делать, боялись разорения и отдать было без великого в народе мятежа невозможно. Положили как возможно защищаться. Собрали свои войска и послали по дорогам великие заставы, велели оным укрепиться засеками, около Новгорода поставили острог. А к великому князю послали еще с просьбою, чтоб их не разорял и крови не проливал, а оных требуемых им, если они в чем виновны, обещались при его присланном судить и по вине без пощады наказать. Князь великий рассудил, что лучше с покоем без пролития крови их наказать и с честию возвратиться, послал с теми новгородцами тысяцкого черниговского Романа, велел им объявить, чтоб они князя себе приняли шурина его Михаила черниговского, чтоб заплатили за убытки с Торжка 3000, с Новгорода 7000 новою, а старою три тысячи пятьсот гривен серебра (615), а виновных наказали сами, чтобы впредь народ возмущать и о князе злословить не дерзали. Новгородцы долго не хотели Михаила Всеволодича, шурина его, принять и в пене просили убавки. Но видя, что неизбежно принуждены учинить, приняли князя Михаила с честию, злодеев дали тысяцкому Юриеву наказать, который так наказал, что два славных возмутителя дня в два померли. А Юрий, взяв серебро сполна, возвратился во Владимир.

Нашествие татар. Татар имя., Таурмены. Команы. Монги. Мефодий патарский. Етриская пустыня. Ясы, обезы, косоги. Половцы побеждены от татар. Котяк кн. Данил Кобякович. Юрий Кончакович. Свойство с галицкими. Половцы просят помощи. В том же году пришли народ незнаемый, безбожные агаряне, о которых подлинно никто не знает, какого они происхождения, откуда начало их и какой они веры. Они называются татары, кланяются солнцу, луне и огню. Некоторые между ними зовутся таурмены (616), иные зовутся команы, иные монги. Некоторые же сказывают, что в них много народов, от скифов восточных совокупленные, (617) и, других покорив, все вместе так называются. Мефодий, патарский епископ, свидетельствует о них, что они вышли из пустыни Етриской, лежащей в восточно-северной Азии, которых изгнал Гедеон, и надлежит им явиться в кончине лет и времен, и что они попленят всю землю от востока до Евфрата и от Тигра реки до Понтийского моря, кроме Эфиопии (618).

Слышали же мы много лет ранее, что они на востоке многие пределы и государства попленили, ясов, обезов и косогов покорив, пришли к Дону на половцев. Половцы, что были за Доном, как уведали, что татары Волгу перешли и все там повоевали, идут к Дону, бывшие там князи Даниил Кобякович, Юрий Кончакович послали всем князям до Днепра и за Днепр обвестить, чтоб все, совокупившись, пришли к Дону и могулов не пустили. Но князи принизили силу их, приказали, чтоб они отступили за Дон и могулов, пропустив, в степи увели. Но татары, захватив оных и догоняя чрез Дон, всех порубили или пленили, а многие возле моря от голода померли. Тогда Котяк, князь половецкий, с другими князями пришли в Русскую землю к валу половецкому близ Триполя, а Данил Кобякович и Юрий Кончакович были от татар за Доном побиты. Котяк же, оставив тут людей своих, поехал к зятю своему Мстиславу Мстиславичу галицкому и принес ему дары многие: кони, верблюды и прочее. И одарил его и всех князей русских, прося у всех помощи против татар, представляя, что «ныне сей народ, неведомый нам и никогда не слыханный, пришел на нас и нашу землю попленили. И если их великое множество все совокупно не удержим и вы нам не поможете, то потом, придя на вас, то же учинят. Того ради мы вам представляем, чтобы о том внятно рассудили, и как нас, так скорее себя от конечной погибели спасли». Потом прислали к великому князю в Киев о том просить.

Сейм о татарах. Союз против татар. Юрия презрение татар. Князь великий Мстислав Романович, слыша то, послал ко всем князям русским, червенским и северским, а также и к Юрию Всеволодичу, созывая всех на съезд со всеми их войсками, объявляя им про столь великого и свирепого народа нашествие к странам русским, представляя: «Если ныне совокупною силою их не удержим и половцев не обороним, а половцы им поддадутся, тогда нам всем тяжелее будет». На оное все согласились и обещали по крайней возможности больше войск собрать и немедля прийти, но многие, не желая пашен оставить, с малыми войсками шли. Юрий Всеволодич, собрав малое войско, послал племянника своего Василька Константиновича ростовского только с 800, и то по настойчивой просьбе Васильковой, который просился, чтоб ему в воинстве со старшими обучиться. Брата же и сына ни одного не послал, поскольку оных татар презирал.

Котяк кн. крестился. Варяжский остров. Послы татарские о мире. Послы побиты. Мстислав Романович крайне прилежал, чтоб войско как можно более и скорее собрать, чтобы оных татар, не допуская до границ русских, в земле половецкой встретить. И с оным пошел сам, с ним смоленский князь Владимир Рюрикович, черниговский князь Мстислав Всеволодич, из Галича Мстислав Мстиславич.

И сии старейшие были. С ними ж Даниил Романович владимирский и брат его Всеволод, Михаил Всеволодич с новгородцами и других князей много. И отпустили пехоту смоленскую, черниговскую и киевскую по Днепру вниз до порогов. Галицкая же и волынская пехота плыли водою по Днестру, оттуда вверх Днепром до порогов, которых было с 2000 ладей. Князь же половецкий Котяк, желая у русских князей большую любовь и доверенность приобрести и их своею верностию еще более обнадежить, принял веру христианскую и крестился. Князи собирались с конными войсками у Заруба и, собравшись, пошли вниз возле Днепра. И как, придя, остановились против острова Варяжского, тогда приехали к великому князю послы татарские и говорили, что «хан их с русскими никакой вражды не имеет и, слыша, что вы хотите за половцев конюхов вступаться, сожалеет, что вы хотите напрасно кровь проливать. Поскольку мы не пришли на земли ваши и никакой обиды вам не сделали, а имеем войну с половцами, конюхами нашими (619), и если хотите быть в покое, то учиним мир, а половцев к себе не принимайте». Князи русские, много о том рассуждая, приняли оное татар представление за противное пользе своей, что татары хотят только их на малое время миром обольстить, а покорив себе половцев, более тяжелыми неприятелями будут, не только оного не приняли, но весьма неправо послов тех побили, рассуждая, если оных отпустить, то они хану своему о множестве войск русских скажут и оные, убоявшись, уйдут. Ибо не верили князи о множестве войск татарских, что им сказывали, что их более 200 000, а по правде сами усмотрели после, что их было гораздо более.

Олеьи. Боуты. Гангалы. Выгольцы. После сего пошли далее и, придя к Олешу, стали у Днепра. Тут пришли к ним боуты, гангалы, выгольцы и галичане.

Другие послы от татар. Татары, ожидая от русских отповеди, стояли около Дона. И уведав через половцев, что послы их побиты, прислали других послов с выговором, из-за чего такую им обиду учинили, что, послушав половцев, послов их побили; и если не хотят мира, то б шли к ним, а они встретить их готовы. И хотя половецкие князи и Мстислав Мстиславич советовали и тех побить, но князь великий их отпустил, приказав, что он сам, их увидев, о мире говорить будет. Тогда пришел Владимир Рюрикович со смоленскими и Туровскими полками.

Счисление войск русских. Стражи татар побиты. Князь великий исчислил все войска, которые с ним были: киевских, переяславских, городенских, черных клобуков и поросян 42500, со Владимиром Рюриковичем, смоленчан и туровцев 13 тысяч 800, с князем Мстиславом черниговских и северских 21300, да вятичей 2000, с князем

Мстиславом галичан, владимирцев, лучан и подунайцев 23400, и прочие младшие князи с ними, всего сто три тысячи (по-моему, 89950), какого русского войска давно вместе не бывало. К тому ожидали новгородских, Василька с ростовцами, от Юрия из Белой Руси и рязанских войск; а также половцы обещали до 50000, собрав, присовокупить. Тогда князь Мстислав Мстиславич галицкий, переправясь чрез Днепр, в 10 000 конных пошел вперед в поле, и нашел стражу татарскую, и оных многих побил, а воевода их Гамябек с остальными ушел в курганы половецкие, надеясь от половцев себе помощи. Но половцы пришли в помощь Мстиславу и, обступив оных, всех побили. Гамябека же татары хотели сохранить, закопали живого в землю, но половцы, найдя его, убили. И Мстислав возвратился ближе к полкам.

Хортитца р. Калк р. Мстислава безрассудность. Крайняя дерзость молодости. Бой. Семен Олегович. Василий Гаврилович. Победа над татарами, Несчастие в запальчивости. Городок на Калке. Победа на Калке. Бродницы. Умер князь великий Мстислав. Князь великий после отпуска Мстислава перешел за Днепр со всеми князями и, пойдя на низ, стали у реки Хортицы на берегу Днепра, где стояли воеводы с пехотою Юрий Доможирович и Держикрай Владиславич. Тогда, придя, стражи объявили, что татары подъехали смотреть войска русских. Данил же Романович и другие молодые князи, сев на коней, побежали видеть войско татарское. И увидев, оные послали сказать великому князю, чтоб, не мешкая, шел со всем войском против татар, думая, что оные все близко. И князь великий со всеми князями и войсками русскими, оставив у ладей 1000 человек, пошли каждый князь со своим полком. И тогда еще пришли гангалы, выгольцы, сковы и боуты галицкие (620) в ладьях. Князи, идучи полями, вскоре нашли татар, которые, учинив малый бой, побежали. За которыми русские гнавшись, отбили стада многие, а другие татары со скотом, взятым от половцев, ушли. Потом шли князи за ними чрез степи и на восьмой день пришли к реке Калке. Тут нашли великую стражу татарскую, с которыми передовые русские учинили бой, где убили воеводу Ивана Дмитриевича и других двух. Но татары, не долго бившись, пошли прочь, а князь великий, перейдя реку оную, стал. Мстислав же Мстиславич со своим передовым полком пошел за татарами и, послав разъезд Яруна с половцами, сам шел помалу. Оные вскоре, увидев великое множество татар, возвратясь, сказали, что татары идут за ними недалеко. Мстислав, хотя ему советовали отступить к полкам великого князя, но он, надеясь на свою храбрость, а кроме того из-за несогласия с великим князем, не дав ему знать о приближении татар, устроил полки свои, а татары шли за передовыми русскими к полкам прямо. Мстислав, видя такое великое множество покрывших все поля татар, которых око не могло обозреть, понял свою ошибку, но отступить уже было невозможно, послал к великому князю с известием, чтоб шел со всем войском. Великий князь весьма тем оскорбился, что Мстислав без воли его и согласия так далеко ушел, и прислал сказать, как уже видел, что ему отступить, ни помощи подать не успеть, однако ж, как мог быстрее, полки выстроил. Но молодые князи, не спросясь старших, с малым числом их людей туда побежали. Мстислав Мстиславич, увидев татар уже вблизи заходящих, устроился как мог. И начали татары сильно наступать. Тогда Данил Романович владимирский, князь Семен Олегович и князь Василий Гаврилович крепко бились. Сперва смяли татар и погнали, ибо князи половецкие со всем их войском подоспели и многих татар, побивая, гнали. Тут князя Василька Гавриловича прокололи копьем, Данила Романовича в грудь копьем прокололи. Он же хотя и млад был, 18-ти лет, но мужествен весьма, презрев свою рану, бился еще крепко. И так побили татар множество. Мстислав Ярославич луцкий, Немой называемый, видя Данила окровавленным, которого он крепко любил и ему после себя наследие дать хотел, возопил своим, чтоб отмстили кровь юноши сего и, жестоко на татар наступив, бился. Также Олег, князь курский, князь половецкий Ярун и другие половцы так жестоко на татар наступали, что уже ожидали вскоре всех татар победить. Сие довольно долго было, так как татары ни с коего боку русских заехать не могли. Но как только половцы миновали болота, не осмотрясь в запальчивости, идучи за татарами, тогда тотчас татары великим множеством половцев объехав, сбили. И половцы пришли на полки великого князя, оные так смяли, что князь великий не успел в порядок привести, а татары сильно на него и прочих князей наступили. И был бой прежестокий, с обе стороны храбро долгое время бились. Князь Мстислав Мстиславич, поворотясь, отступал, сражаясь с татарами. И видя полки великого князя, не мог к оным присовокупиться и сожалел о своем упрямстве, да поздно. Князь великий, видя татар великое множество и своих изнеможение, стал отступать к реке Калке, только татары весьма препятствовали и уже многих побили. Тогда князь великий, с ним князь Андрей, зять его, князь Александр дубровицкий, видя зло то, стали на реке Калке. И так как место оное было каменисто, тотчас за ночь тут сделали городок из камней и леса, в который бегущих людей собрали несколько тысяч, а прочие побежали. Татары поставили около оного двух воевод, Черкана и Тешкана, которые, обступив городок, в осаде содержали, а прочие до трех дней гнались за русскими князями к Днепру. Князь великий бился из городка три дня и, видя свое изнеможение, послал к татарским князям для договора и особенно бывшим с татарами бродницам, у которых был воевода Плоскиня (621). Оный окаянный дал великому князю клятву с крепким обнадеживанием, что никого не убьют, но всех за откуп отпустят. Оному поверив, князь великий отдался. Он же, окаянный, приведя их к князям татарским, советовал им всех побить и никого живым не отпустить. Татары, взяв крепость ту, людей русских всех побили, а князей положили на землю и, покрыв их досками, сами сели на них обедать. И так их всех подавили и ни одного из взятых тут не оставили. Гнавшиеся же за русскими до Днепра многих побили, но много и своих потеряли, ибо бегущие русские где могли, в лесах и тростниках залегая, многих татар, малыми отрядами гнавшихся, нападая, побивали и сами спаслись, особенно где князи или воеводы храбрые были.

Смерть князей многих. Мстислава Мстиславича робость. Половцев злость. На сем бою побито князей русских: Святослав каневский, Изяслав Ингоревич северский, Юрий Несвижский, Святослав шумский, Мстислав Всеволодич черниговский и сын его Василько, Ярослав неговорский. Прежде же со Мстиславом убито в бою три князя, да с великим князем 2 князя. Тысяцких же и воевод множество и прочих войск до 70000. А князь Мстислав Мстиславич и с ним Данил Романович, прибежав к Днепру, где ладьи стояли, переправился и в беспамятстве велел все ладьи порубить и сам, не ожидая многих за ним бегущих, ушел, боясь за ним погони. Прибежавших после некоторых половцы из-за их платья и оружия побили, а другие, идучи вверх, возле Днепра померли. И так от всего того великого войска едва десятая часть в Киев возвратилась. Сия столь тяжкая и неслыханная над Русской землею победа случилась июня 16 дня в день пятничный.

Новгородок сожжен. Другие татары гнались по предводительству половцев к Чернигову и Новгородку Северскому. Новгородцы же, не зная коварства татарского, встретили воевод их с крестами. Но они, войдя во град, попленили и сожгли. То же и с другими учинили, не боясь никого. Василько же ростовский, идучи, не поспел с полком своим. И уведав, что князи уже от Днепра пошли, остановился у Чернигова. И так не только Бог его спас, но Чернигову и Киеву многая помощь учинилась, ибо татары, уведав, что войско русское у Чернигова стоит, не смели приблизиться и пошли обратно на побег. А Василько, убоявшись татар, возвратился в Ростов. Новгородцы же, услышав про победу идучи Днепром, возвратились.

Ханский сын убит. Татар упадок. Половцы крестились. Татары хотя столь великое войско русское победили, но своих весьма много потеряли. И сами сказывают, что их на оном бою более 100 000 побито и хана их старший сын Тосхус убит, и если бы русские князи в согласии были и совокупно бились, то б татары и половцев при них разбить не могли. И видя такой в них великий упадок, татары не смели более на русских наступить и на области русские идти, хотя оные безлюдны остались и оборонять было некому, а пошли возле моря и, попленив половцев, возвратились за Дон к Волге и за горы. И потому их до пришествия Батыя не слышно было. Половцев же из бежавших некоторое количество в Русь пришли и крестились в разных городах, которым жители весьма рады были и давали им корм и помощь в поселении.

Примечания

602. О призыве Мстислава в Галич, н. 574, и после поход Мстиславов к Галичу упомянул, но что тогда препятствовало, из-за потери летописей осталось неизвестно. Стрыковский же, стр. 253: «Галичане, убоясь венгров, призвали Мстислава Мстиславича, мужа в храбрости славного, потому и Храбрым его именовали, и был он ближайший наследник после Романа. Тогда ж король Коломан, обнадеясь, войско венгерское отпустил. Мстислав войско русское, литву и половцев собрав, как лев, ими предводительствовал; и пойдя, вскоре Галич взял, а король Коломан к венграм ушел. Кадлубек же, епископ краковский, с Ивоною канцлером, как послы бывшие, ушли. За ними гнавшись, русские многих венгров и поляков побили. А Мстислав, войдя в Галич, от владык русских златою короною венчан; прочих же венгров и поляков пленив, как скот в работы употребляли и продавали, и обряды веры римской отринули. Андрей король, не терпя срама изгнанием сына своего, послал с ним войско великое, к тому и Лешек Белый прибавил войско великое. Мстислав, сие слыша, оставил Галич», стр. 254. Сие Стрыковский с венгров списал все подряд, не разделив лет. О последнем же ниже скажется.

603. Унжа река и город в провинции Галицкой, оная впадала в Волгу близ Юриева, и по ней тогда владели русские. Верховья же сией реки Юг и Юза, которых начало близ Устюга Великого, и потому, может быть, о верховьях Унжи разумеют, или болгары русский град Унжу взяли.

604. Кельх, 1217: «Бискуп Албрехт послал послов в Новгород как для примирения, так и из-за плененного брата своего. Русские же не хотели ни на что склониться и снова с эстами согласились. Но граф Албрехт Лауенбургский упредил и собранных эстландцев победил. Сие, может, походу русских воспрепятствовало».

605. Устюжане разуметь бы Устюга Великого, только оным тогда владели югры, а по Двине западной стороной новгородцы, следственно, унжане или Устюжна Железопольская, которая принадлежала к княжению Ярославскому, хотя прежде не упоминалась.

606. Город Ашля был ниже Камы на правой стороне Волги верстах в семи, его остатки видимы и имя в памяти хранится. Еще же есть река Ташла ниже Синбирска на расстоянии верст с 40, где на горе город и строение каменное видимо; а ныне близ оного верстах в четырех есть две деревни, Ташла ясашная и солдатская. Но сей как именовался, неизвестно, и русские так далеко от Волги не ходили; Ашля же точно на Волге.

607. Кельх, 1218: «Русские союзники естландские, придя в Лифляндию с великими войсками, разоряли, против которых геермейстер Винанд кровавый бой учинил, в котором немцы побеждены, и некоторое количество храбрых мужей оставить принуждены были. Русские же продолжали победу, насколько возможно, сожжением и разорением земли великий вред учинили, приступая к городу Вендену, но без пользы; а потом вскоре летты нападение в Русь учинили и оное отмстили». 1219: «Король датский Волдемар, придя с войсками в Эстландию, укрепив Гаррию, Вирланд и Алентакию, жестокую против эстов, леттов, литвы и руссов битву имея, победил». По сему видится, что русский Венден Пертовым назван или оный Пертов опустошен и разорен, а после переименован.

608. Кес по вышеписанному сказанию Кельха должен быть Венден, и может, оба похода русские смешал, или Кис, ныне Кизел в волости Эстландской Гаррии близ моря.

609. О сем все русские годами и обстоятельствами различаются: некоторые писали в 1218-м, другие в 19-м, а более в 20-м. А поскольку выше из Стрыковского показано, что Коломан два года в Торческе сидел, то бой оный, может, подлинно был в 18-м и писец, в том году указав, разделкою затем окончил; а другой в 20-м, как разделка учинилась, бой и все между им учинившееся вместе написал. Кромер же пишет: «Коломан, сын Андреев, в Галиче на королевство Русское будучи помазан, не ожидая нападения, войско венгерское отпустил. Тогда Мстислав, названный храбрым и великодушным, с войском великим русских и половцев придя, Коломана совсем выгнал, получив второй раз Галич. А Коломан, желая стыд свой закрыть, собрав воинство, а также призвав в помощь шурина своего Лешка Белого короля польского, к Галичу пошел. С противной же стороны Мстислав великое войско совокупил, и были с ним Владимир Рюрикович, Ростислав Давидович, Ростислав Мстиславич, к тому же множество половцев. Венгры же и поляки, придя вскоре, Галич взяли и, мало в нем военных с Коломаном и с женою Саломиею оставив, сами против русских князей пошли. Поляки, стоя на правом крыле, скоро русских помяли, но русские, обступив венгров с тыла и спереди, сбили и смяли, отчего и польские полки в смятение приведены, и все оное войско до основания разорено. Коломан в Галиче заперся и, долго обороняясь, принужден был победителям отдаться, и со женою под стражею содержан, но после многих прошений отца его отпущен. Притом Мстислав дочь свою Марию за старшего королевского сына Беля выдать, а после трех лет и Галич Коломану отдать уговорил, что и воспоследовало. Но Даниил, сын Романов, возвратившись с половецкой войны, на Галицкое королевство был возведен, и едва три года владев, думают, отравою уморен. С того времени венгерские короли совсем от русского княжения отстали, галицкие же князи, присовокупив к тому Владимирское княжество, стали писаться королями, что от Романа началось». Бельский, а кроме того Стрыковский, стр. 254, более во всех обстоятельствах с русскими согласно указывает, и еще то прибавляет, как русские знамя королевское, у поляков взяв, подняли, и поляки, видя оное, к нему ехали, не опасаясь, а русские их, как птиц на прикорме, ловили. Что же поляки в бою сначала, а венгры после уступили, Кромер от любочестия переменил. Тут же в бою русские взяли Атиллюса Батория, воеводу венгерского, коего, видно, что русский, прозвищем Батуру, именует галицким воеводою, которых род в Венгрии довольно известен, и Стефан Баторий, которого русские Батуром же именуют, королем в Польше был. Стрыковский же, стр. 356: «Короля Коломана Мстислав, захватив Галич, в церкви пресвятой Богородицы взял и с женою и знатными пленниками послал в Торческ и содержал два года».

610. Кромер далее сказывает: «После долгих договоров старейший брат Коломанов Бель взял себе в супружество Марию, дочь Мстислава, а через три года Галич отдан Коломану, и на том в 1210-м умирились; но через год потом Мстислав, поехав в Торческ, умер. А Коломан также недолго был, ибо его Даниил выгнал; он был только три года королем галицким, а в 1225-м умер, вероятно, отравлен. После него сел Даниил Романович. Но Изяслав, будучи ближайшим его родственником, выгнал Даниила, а Галич уступил Михалку свиногородскому». Здесь, что Даниила касается, Кромер явно погрешил, ибо Карпеин в 1247-м, едучи из Татарии, у Даниила был и королем его именует. А ниже показано, что он, после Мстислава княжество Галицкое получив, короновался. Он же, как Стрыковский сказывает, по требованию папы с Карпеиным послал к папе посла о соединении церквей. Стрыковский сказывает, якобы Роман от папы королевский титул получил, обещав в вере в согласие прийти, а получив оное, бискупа присланного изгнал. Кромер же пишет, что после галицкой победы русские Польшу воевали и разоряли, но король польский послал кастеляна сендомирского, который, сошедшись с ними, войско русское победил и пять князей, а именно Святослава, сына Мстиславова, Георгия, Ярослава, Владимира, Константина, пленил. Так как о сем ничего в русских не упоминается, видимо, это ложь, ибо тогда Константин умер уже, а брат его Юрий был в Белой Руси великим князем и в то время имел войну у себя; Ярослав был в Новгороде и потом в Переяславле Белорусском, а другой был в Переяславле Малорусском, ходил на половцев; о прочих же не ведомо. Он же указывает галицкую битву в 1211-м, татар на Калке – в 1212-м весьма неправо, которое, видится, Стрыковский исправляет, говоря, что Коломан, три года быв на Галиче, в 1225 году умер. Но по Русской он умер в 1224-м, а в 25-м был бой с татарами на Калке, на котором Даниил с войском галицким был.

611. Колывань имя Ревеля у русских, но тогда града еще не было, ибо оный построен датчанами после. Явно, прежнему селению сие имя было, если ж финское, то б значило три Ивана, а в эстландском языке что значит, не знаю.

612. В сем году Кельх сказывает, что король датский Владимир город Нарву в Алентаке построил; о приходе же к Ревелю не упоминает, но в 1223-м, стр. 66, сказывает, рыцарей была опасность немалая, поскольку один князь русский Виссика в Юрьеве, или Дерпте, эстам всякую возможную помощь чинил, и геермейстер, совокупившись с бискупом, крепость Фелин взял, а Юрьев без пользы в осаде продержав, отступил. Но в 1224-м о взятии Юрьева согласно с русскою написал.

613. Кромер сию комету описывает в 1211-м, которая видна была в мае 18 дней и хвост простирался к востоку.

О том, что поляки много в годах погрешали, н. 610, или Кромер другую комету виденную упоминает. Но Ликосфен, точно в 1221 году указав, с Русской согласует, поскольку тогда русский год с сентября начинался, прежде европейского тогда начала, и татарский историк Абулгази Багадур-хан точно с Русскою о нашествии татар согласует. Время же бытия ее Никоновский пишет 27-го, т. е. 8 без хвоста, 4 с хвостом.

614. Юрьевское взятие рыцарей у Кельха в годе согласно, но именем князя отличается и обстоятельства пространнее. Кельх так, стр. 67, описал: «Король датский, будучи пленен, не мог земель своих защищать. Тогда епископ Албрехт, видя способ, Ревелем и всею Эстландию с рыцарями овладели так, что королю датскому ни на ладонь земли в Лифляндии не осталось. Между тем на исходе 1224-го с эстландцами, и ервян и вирландцев присовокупив, упрямство которых князь Висика непрестанными из Юрьева посылками отрядов подкреплял, герцог Албрехт Саксонский, бывший тогда начальник пилигримов и немецких рыцарей, неожиданно наехав на эстландцев при река Аа, нападши, их побил. Потом, собрав великое войско, пошел к Юрьеву, который по обычаю руссов деревом и землею довольно укреплен был, и требовал оного сдачи, обещая вольный людям отпуск. Висика же, надеясь от Новгорода и Пскова помощь получить, учинил отказ и к обороне укрепился. Того ради немцы более жестоко приступать стали, но долгое время такое сопротивление ощущали, что намерены были отступить; один же мужественный рыцарь Аппелборн на одном месте город зажег, и тогда немцы, оный приступом взяв, от мала до велика и князя Висику со всеми побили. И в сей град тогда из Леала епископ переведен».

615. Счисляет деньги новые вполовину против старых, а поскольку выше показано, что гривна была 48 золотников, то сия должна быть 24 золотника, о чем в предисловии древних законов истолковано.

616. Татары сии здесь правильно монгу именованы, поскольку их народа настоящее название монгалы и манжи, как до сих пор в Китаях монгу и манжуры зовутся. Сии монгалы до Чингиза, первого их хана, разделялись на четыре отдельных владения: 1) икимонгалы, или великие монгалы,

2) малые, они же и сумонгалы, или водные, от которых собственно имя татар произошло, 3) именовавшиеся меркаты, 4) метриты. Карпеин, статья V. Русский писатель, хотя точно так же четыре рода сказывает, но команов неправильно за их род положил, ибо сии у русских половцы именованы, н. 265, и от татар завоеваны, о чем Карпеин, гл. 4, и Рубрик, гл. I, утверждают, что команы язык имели с болгарами и венграми единый, сарматский. Торкмены, может, то же, что у Карпеина туркоманы, а ныне трухмены именованы. Сей же приход их польские историки ошибкою в 1212 году указывают, но сами себя обличают. Стрыковский из-за предпочтения своих епископов Кадлубека и Кромера хотя приход татар указывает в 1212-м, но сам говорит, что неправо, и показывает от других писателей 1218-й. По Карпеину и Рубрику, а также и по татарской истории Абулгази Багадур-хана видно, что с Русскою согласно, около 1224-го, ибо между русскими тот год некоторые указывают, что я более правильным почитаю, как выше о комете виденной пред оным показано. Вождь главный их был Тосхус хан (Джучи), сын Чингизов, отец Батыев, Карпеин, арт. 5. Оного Абулгази хан называет Зюзиханом, Лызлов в Скифии, ч. I, гл. 2, именует Егухан. Яснее же о сем в примечаниях на Карпеина, Асцелина, Рубрика и Бержерона, а также и Абулгази хана, переведенных на русский язык, а о четырех родах монгалов в Предуведомлении объявил, и в Календаре 1744 и 45 годов показано. Но калмыки иначе их разделяют.

617. Многие народы есть в точности значение имени татар, но по сути именовались монгу, как здесь Симон некоторую часть именовал; но к тому примешал и сармат и команов, или половцев, неправо, не зная разности народов.

618. О пророчестве Мефодия н. 320, Рубрик, гл. 51, слышав в Теврисе, а о пагубе половцев при море, гл. I, Карпеин, статья V, согласно с сим пишут.

619. Абулгази Багадур-хан именует их каракипчак, а болгар даште-кипчак; видимо, что не татарское, ибо в гл. 18 производит от дупла, что невероятно.

620. Гангалы, думаю, галичане, выгольцы, сковы и боуты также от градов, и хотя тех не упоминает, но, может быть, у галичан особое название полков было.

621. Бродницы, видно, что языка русского были, как сие и имя князя их Плоскина уверяет, которые, видимо, на Дону с половцами жили, как о том Карпеин и Рубрик показывают; по тому же, что крест целовали, очевидно были христиане. Что же причины великого сего несчастия русского касается, то можно видеть, что князь великий и прочие весьма много в том погрешили: 1) послов против права народного побили, а своих послов не послали, ибо чрез оных могли б обстоятельно о силе их и поступках уведомиться; 2) в степь так далеко в чужую и пустую землю пошли, видится, весьма неосторожно, ведая, что им там никакого к защите безопасного места и к возвращению от сильного нападения надежды не было; 3) особенно же, придя к неприятелю, согласия доброго не имели, и разделясь, друг другу надлежаще не помогали, а чрез то такой великий себе и государству вред приключили.