Князь Великий в Белой Руси Михаил II, сын Юрия II

Пригороды в совет не призываются. После одержания победы Михалко Юриевич, собрав полки свои все и убравшись, около полудни въехал во град Владимир с братиею Всеволодом и Владимиром Святославичем и со всеми полками, имея пред собою большое число пленников ростовцев и суздальцев. И когда приблизились ко вратам градским, вышли ко встречанию их игумены и весь клирос со святыми иконами, а также все вельможи и народ весь с великою радостию. И войдя во град, взял Михалко в нем мать Ростиславичей и ятровь ее (невестку) княгиню Ярополкову. В тот же день владимирцы все целовали Михалку крест, а он в то время пошел в церковь святой Богородицы златоверхую, воздал хвалу Господу Богу, а оттуда в дом княжеский. И было в тот день во Владимире неизреченная радость. После вошествия, как только князь великий немного от столь тяжкого труда и болезни отдохнул, в первую очередь рассмотрел вопрос о взятых Ярополком селах от монастырей и церквей. И которые бесспорно к оным принадлежали, немедленно возвратил, а также из сосудов и прочее, что мог сыскать, отдал по-прежнему, что еще более всех обрадовало. Ибо при владении тех князей весьма всем тяжко было, ибо не имели князи оные страха Божия в сердце своем, ни даже не прилежали о пользе отечества и правосудии в народе, совет бояр умных ни во что вменяли, но все по своим хотениям, не рассуждая, как бы то вредительно и непристойно ни было, исполняли. Владимир же до сих пор в течение 7 месяцев был без князя (517а). Тогда ростовцы и суздальцы, видя оный князями оставленным, презирали и на совет не призывали, говоря: «Новгородцы, киевляне, смоленчане, полочане и все главные грады издревле на общий совет пригороды не призывали, и что уложат оные, то должны и пригороды исполнять. В Белой же Руси старейшие грады Ростов и Суздаль, а Переяславль же, Владимир и прочие суть пригороды сих двух, из-за того их совет не потребно слушать».

Олег Святославович черниговский. Лопасня. Свирельск. Свирель р. Брак Олега Святославича черниговского. Михалко и Всеволод Юриевичи, расположив все надлежащее к безопасности своей, благодарили Владимира Святославича за оказанную им от отца его и от него помощь и, одарив его пребогато, его бояр и все войско отпустили к отцу с честию великою. А притом послали своих бояр к Святославу с благодарением и просьбою, чтоб велел к ним проводить княгинь их. И когда Святослав уведал о сем благополучном успехе от сына своего и послов Михалковых, весьма обрадовался. И, немедленно привезши княгинь Михалкову и Всеволодову в Чернигов, отправил их ко Владимиру и послал их проводить сына своего Олега. Который, проводя их до Москвы, возвратился в свою волость в Лопасню (518). Оттуда послал Олег в Свирельск, который прежде был их же области, и оный взял. Глеб рязанский, уведав о том, собрав войско, пошел на него. И дойдя, бились на реке Свирели. И хотя Глеб был многолюднее, но Олег победил Глеба, шурина своего (519), многих побил и пленил, едва сам князь ушел.

Суздальцы покорились. Михаил в Суздаль. Ростовцев покорение. Всеволод III в Ростове. Война на рязанского. Рязанский покорностию упредил. Образ Богородицы в Рязани. Меч Борисов. Суздальцы, хотя многие вельможи держались еще Ярополка, но прочие, которые в грабительствах и хищениях участия при оном не имели, нисколь о нем не скорбели и еще рады были, что оные изгнаны. И не желая быть без князя, учинив (вече) общенародный совет, послали к Михалку, выбрав знатных людей, с извинением, что они хотя для избрания его со владимирцами, имея у себя князя, которому клятву в верности дали, в согласие войти и крестное целование преступить не могли, однако ж они в бой против него со Мстиславом не пошли, а были только бояре, которые Ростиславичам доброжелательствовали, и чтоб он на них напрасно гнева и злобы не имел. Но если он хочет их принять в свою милость, то они готовы ему в верности клятву, как отцу его, учинить, и если сам приедет в Суздаль, примут его с надлежащею честию. Потому великий князь, собравшись, вместе с братом Всеволодом, поехал в Суздаль. И приняли их суздальцы с честию, учинили в верности клятву, а Михалко, приняв их милостиво, всем вины отпустил, к ростовцам же послал наперед объявить, что к ним будет. Оные, а также и переяславльцы прислали от себя в Суздаль с просьбою, по которой он поехал сначала в Переславль, потом в Ростов, где принят был также с честию. И взяв от всех в верности клятву, определив все, что надлежало, оставил в Ростове брата Всеволода, в Переяславле же и других городах наместников верных. Сам возвратился во Владимир, где наиболее прилежал милостью и правосудием в народе к себе большую любовь приобрести и тем себя на престоле утвердить. Но чтобы и от внешних нападений быть безопасным, так как ему зять Ростиславичей Глеб рязанский был не безопасен и старался шурьям своим помощь учинить, присылая тайно к ростовцам и суздальцам, возмущал, что надобно было заблаговременно раньше успеть, собрал Михалко немедленно все войска и пошел сам с братом Всеволодом к Рязани на Глеба, чтобы оного к миру принудить. Глеб, уведав, что Михалку все города покорились и что он собирает войско, не желая до разорения земли своей из-за шурьев своих допустить, немедленно послал послов к Михалку и велел в начале поздравить его, а при том просить об утверждении мира, обещав все взятое из Владимира возвратить. И оные, встретив Михалка в Москве, объявили повеленное от князя, с которыми он учинил договор, что ими взятое от Мстислава и Ярополка золото и серебро, оружие и прочее все, особенно образ святой Богородицы, книги и меч святого Бориса возвратить и впредь ему шурьям против Михалка и Всеволода не помогать. Это утвердив клятвою, Михалко с войсками возвратился и образ святой Богородицы, привезши, поставил снова в церковь, тут же и меч Борисов положил.

Суд над убийцами. Речь Михалкова. Убийц наказание. Имение злодеев. Князь великий хотя всегда убийц брата своего видел пред собою, но, пока не управился с племянниками и Глебом рязанским, не мог ничего начать, чтобы себе вреда не нанести. Но, умирясь с Глебом, когда возвращался из Москвы, взял княгиню Андрееву, якобы для лучшего ее покоя, а также и Кучковых с собою во Владимир. И на следующий день созвал всех бояр, не исключая и самых тех убийц, на совет. И как все сели по местам, начал говорить им: «Вы хвалите меня и благодарите за то, что я волости и доходы, после смерти Андреевой от монастырей и церквей отнятые, возвратил и обиженных оборонил. Но ведаете, что оные доходы церквям Андрей, брат мой, дал, а не я, да ему вы никоей чести и благодарения не изъявили и мне не упоминаете, чтоб вашему князю, а моему старейшему брату, после смерти честь какую воздать, если вы только милость его и благодеяния ко граду Владимиру помните». Сие слышав, все разумели, что он хочет некоторое церковное поминовение ему вечное уставить, отвечали: «Мы сие полагаем на вас. Что тебе угодно, то и мы все желаем, и готовы исполнять без отрицания, и совершенно знаем, что он за его многие добрые дела достоин вечной памяти и хвалы». Князь сказал: «Если он неправо убит, то почему право убийцам не мстите? Если же право, как многие о нем говорят, то он недостоин похвалы и благодарения». На сие снова все либо по правде, либо за стыд и нехотя, сказали: «Воистину убит неправо». Тогда князь, имея уже слуг готовых, велел немедленно убийц главных взять, а потом и княгиню привести на суд, где, как дело известное, недолго испытав, осудили всех на смерть. После этого Михалко велел сначала Кучковых и Анбала, повесив, расстрелять, потом другим 15 головы секли. Затем княгиню Андрееву, зашив в короб с камнями, в озеро пустили и тела всех прочих за нею побросали. От того времени оное озеро прозвалось Поганое (т е. язычников). Имение же их велел в первую очередь раздать тем, которые от них обижены, а более вдовам и сиротам побитых, остальное на церкви и убогим, не коснувшись сам ни малейшего, «поскольку сие награбленное осквернит сокровище мое». Прочим же всем бывшим противникам вину отпустил, и этим себе великую похвалу у всех приобрел (520).

6685 (1177). Война половцев. Ярополк Романович. Борис Романович. Ростовец гр. Русские побеждены. Война черниговских на Киев. Мстислав Владимирович. Вятичев. Роман из Киева. Пришли половцы на Русскую землю в Русальскую неделю и много вреда на сей стороне Днепра учинили, взяли берендических 6 городов и пошли к Ростовцу. Роман, великий князь, уведав о том, немедленно послал с войсками брата Рюрика и двух сынов своих Ярополка и Бориса на них. Но они между собою, идучи, учинили распрю и шли неспешно. Но вскоре пришел Давид Ростиславич и, пресекши распри, пошли за половцами, до которых вскоре дошли у Ростовца. Оные же, устремясь на полки русские, вскоре их победили, многих храбрых мужей побили и бояр пленили, а князи едва смогли в Ростовец уйти. Сие попустил Бог наказание на нас за многие грехи наши, не половцев милуя, но нас казня за наши пред ним неправды. Сие слыша, черниговские князи весьма возрадовались, поскольку не ведающими были закона Божия и не мыслили о казни божеской на самих себя. И вскоре Святослав Всеволодич, собрав войска, пришел к Днепру и став против Киева, прислал к Роману говорить: «Брат, я ничего твоего не ищу, но поскольку есть такой порядок, если князь будет винен, то наказывают область его. Давид предо мной виновеен, учинил мне обиды и потерял людей против нечестивых, того ради вышли его из области русской». Но Роман, рассудив, что Святослава требование неправо, не хотел того учинить. Тогда Святослав послал за Днепр брата Ярослава и сына Олега с полками, которые, перейдя Днепр, послали ко Мстиславу Владимировичу, внуку Мстислава, зятю своему, в Триполь, чтоб он, отступив от Ростиславичей, соединился с ними. Оный обещал требуемое ими исполнить, они же, слышав то, пошли к Триполи), где был и Ярополк Романович. Мстислав пошел к Водным вратам, якобы оные охранять, и, отворив оные, предал град Ярославу. Ярополк, видя то, сам ушел со своими людьми к отцу в Киев и о том, что Мстислав град Триполь предал, возвестил. После сего Святослав, придя сам к Киеву, с полками и стал у Вятичева. Роман же, видя над собою такое несчастие и опасаясь в Киеве без своих войск быть, поскольку киевляне им недовольны были, выехал в Белгород со всем. Киевляне лучшие, собравшись, поехали ко Святославу и, объявив ему, что Роман выехал, просили его на престол отеческий в Киев.

Примечания

518. Лопасня река и село есть по Серпуховской дороге от Москвы 50 или 60 верст. Посему область черниговских вятичей простиралась едва не до Москвы реки. Свирельск неизвестно где был, ибо в Большем Чертеже Москва и впадающие реки и по ним селения не описаны; явно, утрачено.

519. Глеб рязанский, шурин Олега северского, а после написано сын Глебов Роман женат на дочери Святослава Всеволодича, на сестре Олеговой двоюродной, что, видится, сомнительно.

520. Княгиня Андреева сия была вторая, ясыня, но когда первая умерла и когда с сею он женился, того историки не показали. О казни ее во многих пропущено, а в некоторых Степенных по-разному описано: некоторые при первом Михаила приходе, другие при Всеволоде казнь сию указали. Но я, в точности из манускрипта Еропкина взяв, как обстоятельнейшее, внес.