Князь Великий в Малой Руси Рюрик II, сын Ростислава

Давид и Мстислав, видя, что киевляне приходу их были рады, а скорее им было неприятно видеть над собою столь молодого князя Михалка, чего прежде не бывало, немедленно послали к Рюрику, брату их, в Овруч с известием и просили его на престол. Который, получив от старшего брата Романа позволение, немедленно прибыл и принят от киевлян с великою радостию и почтением.

Владимир галицкий ушел от отца. Брак Владимира галицкого. В том же году Владимир, сын Ярослава галицкого, видя, что отец его более любит сына побочного, осердясь, уехал в Луцк с матерью и женою к Ярославу Изяславичу, который ему обещал достать от отца его владение. Ярослав же галицкий послал в Польшу просить войска. И когда оное пришло, дав им 300 гривен серебра, пошел с оными на Ярослава луцкого, послав к нему наперед сказать, чтоб отдал сына его, а если не отдаст, то он принужден против него войну начать. И так как Ярослав не хотел того учинить, то галицкий, придя в область Луцкую, 2 города сжег. Ярослав Изяславич луцкий, видя, что противиться оному не в состоянии, но и отдать Владимира не мог, отпустил его и с матерью в Торческ к вую его Михалку, а сам едва смог мир у Ярослава галицкого испросить. Михалко Юриевич хотя весьма изгнанием сестры своей и ее сына оскорбился, но, боясь Ярослава галицкого, не мог их долго держать, отпустил Владимира по просьбе тестя его Святослава Всеволодича к нему в Чернигов, который обещал их отпустить к Андрею в Суздаль, но не отпустил его от себя, а просил, чтоб, совокупясь с войсками, идти на Ярослава галицкого. Андрей же, ведая беспутное Владимира состояние, отказался, а сестру свою Ольгу, мать Владимира, взял к себе.

Михалко из Торческа в Переяславль. Рюрик Ростиславич, опасаясь Андрея, а особенно того, что брат его Михалко владел Торческим в области Киевской, послал ему сказать, чтоб он выехал в свою вотчину. Но так как тот не хотел того учинить, совокупясь с братиею, пошли на него с войском к Торческому и, придя, стояли около града 6 дней. На седьмой же прислав, Михалко договорился с ними на том, чтоб ему Ростиславичи отдали Переяславль, где был сын Глеба Юриевича. И так Михалко преступил свою клятву к брату Андрею и тестю Святославу Всеволодичу черниговскому, а согласился с Ростиславичами, а кроме того и о сестрениче своем Владимире галицком договорился отослать его к отцу. Ростиславичи со своей стороны освободили Всеволода Юриевича и Ярополка Мстиславича со всеми людьми, пойманными с ними.

Мстислав Мстиславич. Потом Рюрик пошел к Триполю, коим владел Мстислав Мстиславич, племянник Михалков, и оного выгнал, поскольку Михалко о нем в договоре не упомянул. И Мстислав пошел в Чернигов, где принят был от деда с любовию.

Черниговских коварство. Андрея I гордость. Мстислава Мстиславича бодрость. Андрей обруган. Андрей Юриевич, уведав, что Ростиславичи Киев взяли и Всеволода, брата его, держат под стражею, разгневался на них весьма. А черниговские и северские весьма о том прилежали, как бы Киев из власти племени Владимирова себе достать, к чему не было лучшего способа, как Владимировых внуков поссорить и в бессилие привести; послали к Андрею послов для учинения с ним союза на всех их противников, а тайно возбуждали его на Ростиславичей. Андрей рад был сему союзу и учиненному ему от Олеговичей предпочтению старшинством, весьма возгордился и немедленно послал мечника своего Михна в Киев к Ростиславичам, велел им объявить так: «Поскольку вы противниками явились воли моей, того ради ты, Игорь, пойди в Смоленск к брату твоему Роману, а ты, Давид, пойди в Берлядь (510), нет тебе места в Русской земле». А о Мстиславе не упомянул. Когда сей посол пришел в Киев, Рюрик, слыша такой Андреев приказ, пришел во ужас, и киевляне, весьма силы Андреевой и союзников его опасаясь, пришли в сомнение. Мстислав же Ростиславич, юнейший брат, поскольку из младости любочестием и храбростию был преисполнен, не могши терпеть сего поношения, велел Андрееву оному послу пред собою остричь бороду и голову и сказал ему: «Иди к Андрею и скажи ему, мы его до сего времени почитали, как отца, но поскольку он прислал к нам с таким приказом не как князям, но как своим подданным простым его служителям, того ради тот его приказ, как неистовый, отвергаем и его не слушаем. Он же, когда хочет что с нами силою делать, то пускай начинает, а мы будем, положась на волю Божию, нашу честь и справедливость защищать и оборонять, насколько нам Бог поможет».

Определение прежде получения. Андрея неистовство. Романа хитрость. Междоусобие. Мстислава храбрость. Галицкий отказался. Вышгород обложен. Храбрость Мстислава. Бой у Вышгорода. Мстислава Ростиславича храбрость. Галицкий Андрею в помощь. Распря союзных в Киеве. Ярослав галицкий союз нарушил. Черные клобуки черниговских не хотят. Андреево войско от страха ушло. Сие неожиданное известие получив, Андрей весьма рассвирепел, изменился в лице, помрачился весь вид и сердце его исполнилось ярости. Был, как лев, готовый на лов. И немедленно послал во все пределы владения своего, Суздаль, Ростов, Переяславль, также в Новгород и на Белоозеро, велел, как возможно скоро собравшись, войскам к себе идти. Присовокупил же муромских и рязанских войск, которых по счислению в совокуплении было 50000. Над всеми был сын его Юрий и воевода его главный Борис Жирославич, посадник новгородский, и других воевод много. Оным приказал Рюрика и Давида изгнать, а Мстислава, взяв, привести в Суздаль живым, желая его без милости наказать. Бориса же, воеводу своего, послал наперед к Олегу северскому и Святославу черниговскому, чтобы они с войсками были в готовности и, когда его сын с войсками прибудет, чтобы с ним совокупились. Андрей Юриевич хотя умом, а более храбростию прежде во всей Руси славился, только сею невоздержною яростию и гневом неправым на ближних своих сродников, желая их неправо достояния лишить, посрамился и великое неистовство изъявил. Когда же войска его шли чрез область Смоленскую, послал к Роману Ростиславичу, повелевая ему сына своего с войсками послать на братию его. Роману же хотя весьма прискорбно сие требование было, но, видя себя противиться ему не в состоянии и опасаясь, чтобы его области не разорил, принужден обещать по требованию Андрееву отправить. А к тому посылал к полоцким, туровским, пинским и городенским, чтоб к нему совокупились и вместе к Киеву шли. Когда же сын Андреев пришел к Олеговичам, тогда совокупились с ним войска черниговские, северские, Михалко и Всеволод с переяславцами, и пошли за Днепр к Киеву. Ростиславичи, слыша такое великое собрание войск, рассудили, Киев оставив, отступить в свои прежние владения, Рюрик – в Белгород, а Мстислав с Давидовым полком укрепился во Вышгороде, обещав братьям оный со всею возможностию удержать или весьма недешево неприятелем отдать. Давид поехал в Галич просить у Ярослава помощи, но Ярослав ему отказал, опасаясь, чтоб Андрея со всеми столь великими войсками не подвигнуть на себя. Святослав черниговский с Михалком, как старейшие во всех князях войска совокупленного, перейдя Днепр, послали к киевлянам, а также к берендичам и порсянам, велев им идти к себе. Которые по неволе к ним пришли и приступили к Вышгороду октября 8-го. В сем войске было более 20 князей, но старейший во всех Святослав Всеволодич черниговский, и определили к Вышгороду сначала Всеволода Юриевича и с ним Игоря Святославича с другими младшими князями, которые вступили в город. Мстислав тогда смотрел на них и не мешал устанавливаться, но когда они спокойно стали, то думали, что Мстислав не смеет на них ни выглянуть. Но как только установились, Мстислав, приведя в готовность свое войско, выехал на поле против них, и стали стреляться и биться, гоняючи друг друга. Мстислав же, усмотрев, что его стрельцы смялись, приехав к ним, говорил: «Братия, чего боясь бежите, забыв свою честь. Смотрите на меня, что я многочисленности их войска не боюсь, но надеясь на милость Божию и, храня свою честь, должно вам помнить свою клятву и ныне свою верность и мужество изъявить». И тотчас сам пред всеми поехал на неприятелей, которые стояли, разделясь на три полка, новгородцы по обоим крыльям, а в середине Всеволод Юриевич со своими полки. И с ним вначале сразился Мстислав и смял его. Новгородцы, видя Мстислава с малым войском в средине Всеволода гонящего, устремились на него с обеих сторон и отделили его от своих. Мстислав, видя то, поворотясь, въехал в новгородцев. И так смешавшись, жестоко бились долгое время, не могши один другого одолеть. Тут было страшное позорище, как многочисленные мужи падали, блистание мечей, треск великий от ломания копий и стенание раненых, от пыли же невозможно было ничего видеть. И так сей пресильный бой продолжался до ночи, едва уже смогли в темноте разойтись. Сей бой был первый, на котором Мстиславовых много было раненых, а убитых немного. У противников же, а более у Всеволода, намного больше побито, нежели все войско Мстислава в том бою счислялось, из-за чего Всеволод отступил за долину. Потом Святослав со всеми войсками, приступив ближе ко граду, окружили оный отовсюду и стали приступать каждодневно, где хотя у Мстислава немало из его лучших людей побито, но противников весьма много более, из-за чего они напоследок не так смело город обеспокоивали. И так стояли около града 9 седмиц. В то время пришел и Ярослав галицкий со всеми войсками галицкими и волынскими против Ростиславичей же, но при том требовал себе по старейшинству преимущества на престол киевский. Напротив же, черниговские и северские усиленно того домогались, чтобы престол получить Святославу. Андрей и все Владимировичи не хотели никому дать, кроме Михалка Юриевича, что учинило между всеми князями распрю и несогласие. Ярослав галицкий, видя, что его намерение весьма исполниться не может, а другому, как шурину своему Михалку, так и свату Святославу, из-за достаточной опасности допустить не хотел, ибо то было бы конечно к великому его беспокойству, того ради он, обменявшись тайно сообщениями с Ростиславичами, учинил с ними союз. И отступив от Олеговичей, устроив полки, пошел к Белгороду, где Рюрик Ростиславич стоял. А также черные клобуки, уведав, что Олеговичи Киева и великого княжения домогаются, объявили сыну Андрееву: «Мы издревле клятву дали Владимиру и после него Мстиславу, сыну его, что нам всегда быть верным потомкам их. Ныне же слышим, что вы хотите Русскую землю покорить Святославу, которого все мы принять не хотим». И после того объявления, убравшись, пошли прочь. Тогда на все войско князей тех пришел страх великий, так что никто удержать более не мог, и все, не дождавшись света, ночью в великом смятении побежали. Мстислав, видя то и познав милость божескую к нему, выйдя из града с войском своим, погнался вслед за ними, многие обозы их отнял, людей порубив и побрав, возвратился и воздал хвалу Господу Богу. А войско Андреево возвратилось со срамом и великим вредом, из-за гордости его наказал его Бог.

Примечания

510. Берлядь, н. 460. Но почему Андрей Давида туда определил, неизвестно; видимо, мать его была из Берляди, как выше об Иване Ростиславиче Берлядине, н. 466, сказано.