Великий князь Владимир Мономах, сын Всеволода I, сего имени II

Владимир II, кн. Умеренность во власти. Жидов вред в купечестве. Жидовство в Руси. Закон о жидах. Киевляне после всеобщего избрания на великое княжение Владимира немедля послали к нему знатнейших людей просить, чтоб, придя, принял престол отца и деда своего. Владимир же, уведав о смерти Святополка, весьма опечалился и горько о нем плакал, так как имели между собою любовь, как родные братья, но в Киев идти не хотел, рассуждая, что Святославичи Давид и Олег, как более старшего брата дети, могут войну против него начать, и потому к ним послал, желая о том договор бессорный учинить. Киевляне же, не желая иметь Святославичей, возмутились и разграбили дома тех, которые о Святославичах старались: сначала дом Путяты тысяцкого, потом жидов многих побили и дома их разграбили за то, что сии многие обиды и в торгах христианам вред чинили. Множество же их, собравшись к их синагоге, отгородясь, оборонялись, сколько могли, прося времени до прихода Владимира. Вельможи же киевские, видя такое великое смятение и большего опасаясь, едва уговорив народ, послали второй раз ко Владимиру, прося, чтоб немедля пришел и народ мятущейся успокоил, объявляя, если не ускорит пришествием, то «будет опасность, как бы невестку твою великую княгиню, бояр, церкви и монастыри не разграбили, и ежели то учинится, то никто, кроме тебя, ответа пред Богом дать не должен». Владимир, услышав сие, весьма ужаснулся и вскоре послал обо всем возвестить Святославичам, сам же пошел в Киев, и когда приблизился в воскресенье, апреля 20, встретили его за градом народ многочисленный, потом бояре тоже у врат града; митрополит Никифор с епископами и причтом церковным приняли его с честию и радостию великою и проводили до дому княжеского. Так принял Владимир престол с удовольствием всего народа, мятеж же прекратился. Однако ж просили его всенародно об управе на жидов, что отняли все промыслы у христиан и при Святополке имели великую свободу и власть, из-за чего многие купцы и ремесленники разорились; они же многих прельстили в их веру и поселились в домах между христианами, чего прежде не бывало, за что хотели всех их побить и дома их разграбить. Владимир же отвечал им: «Поскольку их всюду в разных княжениях вошло и населилось много и мне не пристойно без совета князей, а к тому же и против правости, раз уж они допущены прежними князями, ныне на убийство и разграбление их позволять, и тут могут многие невинные погибнуть. Из-за того немедленно созову князей на совет». И вскоре послал всех звать к Киеву. Когда же князи съехались на совет у Выдобыча, после долгих рассуждений уставили закон таков: «Ныне из всей Русской земли всех жидов со всем их имением выслать и впредь не впускать; а если тайно войдут, вольно их грабить и убивать». И послали по всем градам о том грамоты, по которым везде их немедленно выслали, но многих по городам и на путях своевольные побили и разграбили. С сего времени жидов в Руси нет, и если кто из них приезжает, народ их грабит и убивает.

Половцы для договора. Святослав Владимирович в Переяславле. Вячеслав Владимирович кн. смоленский. Половцы, уведав о смерти Святополка и что Владимир престол принял, пришли во множестве для требования подарков и стали около Переяславля. Владимир же, соединившись с Давидом черниговским, пошел против них, желая с ними договор учинить. Но половцы, услышав, что Владимир сам к ним дары везет, убоявшись, ушли. И Владимир, оставив в Переяславле на княжении сына своего Святослава, который был в Смоленске, сам возвратился. В Смоленске же посадил Вячеслава и Глеба, сынов своих. Мстислав, старейший сын, был в Новгороде и Ростов со всею областью имел.

Олег на Владимира. Междоусобие. Колокша. Мстислава Великого храбрость. Олег побежден. Олег Святославич тмутараканский, уведав о смерти Святополка, считая себя более старшим, чем Владимир, собрав войско, пошел к Киеву. И хотя ему другие весьма в том возражали, представляя Владимирово достоинство и кроме того, что Давид, как старший по отношению к нему, доброжелательно оставил и не позарился, а он силою вознамерился желание исполнить. Тогда Мстислав, старший сын Владимиров, уведав о том, собрав войска новгородские и ростовские, немедля пошел на него, чтоб не допустить, и дошел до Олега, стоящего на Колокше в земле Суздальской. И, видя войско Олегово многолюдное, послал к Олегу просить о примирении. Но Олег, презрительно отнесясь к Мстиславу из-за малости войск его, с поношением отказал, чем Мстислав и новгородцы оскорбились и, несмотря на множество войск Олеговых, выстроясь, жестоко напали. И, после краткого сражения победив, принудили Олега в Муром уйти и остаться на княжении во Тмутаракани. А сам Мстислав возвратился в Новгород с честию великою.

Женился Роман Владимирович. В сем же году Владимир женил сына своего Романа, взял дочь Володаря Ростиславича галицкого. И был брак сентября 11с великим веселием.

В Новгороде Мстислав князь заложил на торговище в доме княжеском церковь во имя святого Николая.

Умер Святослав Владимирович. Ярополк в Переяславле. Мая 16 дня преставился в Переяславле Святослав Владимирович, а на его место Владимир посадил сына своего Ярополка.

Даниил, еп, юриевский. Никита, еп, Белгорода. Митрополит Никифор поставил в Юриев епископа Данила ноября 6, да в Белгород Никиту.

Умер Роман Всеславич. В том же году преставился Роман Всеславич полоцкий.

Умер Мстислав. Преставился Мстислав, внук Игорев (360).

6622 (1114). Новгород расширен. В Новгороде заложил Мстислав крепость больше прежней.

Ладога Новая построена. В том же году повелел Мстислав Павлу посаднику Ладогу перенести ниже на песок и построил крепость каменную, при этом и я был.

6623 (1115). Перенесение Бориса и Глеба. Сильвестр историк. Кловский мон. Сребреники. Владимир, великий князь, согласясь с братьями Давидом и Олегом Святославичами, перенесли мощи святых мучеников Бориса и Глеба из деревянной в новопостроенную каменную церковь, и для того съехались сами в Вышгород. Сначала освятили церковь в мая первый день, при этом было собрание великое народа от всех сторон: митрополит Никифор, епископы Феоктист черниговский, Лазарь переяславский, Никита белгородский, Даниил юриевский; игумены Прохор печерский и я, Сильвестр Михайловский, Сава спасский, Григорий андреевский, Петр кловский и пр. После освящения же церкви обедали все у Олега Святославича, был пир великий и угощение всем довольное. Во 2 день мая, после того как все собрались к церкви деревянной и отпели молебную, возложили на воз мощи св. Бориса и повезли со свечами и пением. Митрополит с клиром шел по чину пред гробом, а за гробом князи и вельможи. Народ же толпился по пути, всяк хотел прикоснуться к мощам святым, что невозможно было везти из-за тесноты. Князи же не могли народа отбить. Велел Владимир по сторонам сребреники, белки (361) и парчи разрезывая метать, однако большая часть на то не смотрели. И, едва провезши, в церковь внесли, и, поставив среди церкви, снова шли обратно, и, взяв гроб св. Глеба, несли с тем же обрядом. И, поставив возле гроба Борисова, совершили литургию, потом поставили в палату, сделанную для них. И праздновали три дня с великим веселием. И народ сошедшийся Владимир пищею и питием каждодневно по несколько тысяч, иных же Святославичи и митрополит довольствовали. После совершения же празднества разошлись с любовию каждый в дом свой.

Затмение солнца. Умер Олег черниговский. В том же году было затмение солнца, мало его осталось видимо. Августа 18 дня преставился Олег Святославич, князь черниговский.

Мост через Днестр. Владимир, князь великий, построил у Вышгорода чрез Днепр мост великий.

6624 (1116). Война Глеба полоцкого. Дряговичи. Луческ. Орша гр. Друтеск гр. Минск в осаде. Глеб просит мира. Лицемерие доброе. Глеба покорность. Желны гр. Глеб полоцкий, сын Всеслава, начал войну на великого князя Владимира, разорил дряговичей области Смоленской и Луческ сжег. И хотя Владимир посылал к нему, чтоб от того зла унялся, но он, тем еще более возгордясь, с великим поношением посланным Владимировым ответствовал, хвалясь области Владимировы отнять. Владимир же, видя для себя без всякой от него причины наглую обиду, пошел с войском к Смоленску, взяв сыновей своих, а также сыновей Давида черниговского и Олеговичей. И сначала взял град Оршу приступом, а Ярополк Владимирович со Давидовичами и Олеговичами Друтеск, взяв, разграбили. После сего Владимир сам пошел к Минску (362), где Глеб заперся, желая из града обороняться, так как ему для сражения в поле войска не доставало. А Владимир придя, видя Минск укрепленным, не желая людей на приступах терять, вознамерился, обложив крепко, голодом к сдаче принудить. Для того повелел войску всему строить избы в станах и поставил по всем путям крепкие заставы, а с земли Глебовой приказал собрать корм для людей и коней. Глеб же, видя сие, устрашился и вскоре послал вельмож своих просить у Владимира прощения. Владимир хотя весьма рад тому был, ибо рассуждал, что долгим в зиме стоянием войско изнурить и город, взяв, разорить, поскольку тот русский, пользы ему нет, Глебу же наказания довольно учинено; однако ж, желая ему больший страх в сердце вкоренить и милость, с трудом оказанную, более памятной сделать, притворясь, с великим гневом им отказал, объявив, что не будет прощения, пока Глеба и его на то озлобивших советников окованных к нему не приведут. И отпустил присланных в горести тяжкой, а тайно послал их научить, чтоб Глеб просил о заступничестве других князей, и он, видя себя в погибели, тотчас то учинил. И Владимир по просьбе князей обещал простить, когда Глеб, сам к нему придя, просить будет. И на следующее утро Глеб с женою, детьми и своими вельможами, придя ко Владимиру, в собрании всех князей просил прощения. Владимир же, взяв от него обещание впредь быть послушным, к чему его довольно увещал, простил и, великий для них пир устроив и возвратив ему города его, со всеми войсками возвратился. А Ярополк Владимирович, возвращаясь, построил град Желны (363) и в нем дручан полоненных поселил, приобщив к области Смоленской.

Умер Мина, еп. полоцкий. Июля 20 преставился Мина, епископ полоцкий.

Леон царевич на греков. Удел Леону. Умер Леон царевич. Дестр гр. Города по Дунаю взяты. В том же году Леон царевич, зять Владимиров, пошел с войском на Алексия императора. Алексий же, не желая со Владимиром воевать, послал послов и, встретив на Днестре, мир учинил, дав Леону во владение по Дунаю несколько городов. Но вскоре после того убит Леон тайным повелением императорским от одного сарацина во граде Дестре августа 15. Владимир же, уведав о том, послал в удел зятя своего воеводу Ивана Волшатича с войском и посадил по городам своих управителей.

Война на половцев. Балин гр. Чевшлюев гр. Сугров гр. Брак Ярополка Владимировича. Ясская княжна. В том же году Ярополк со Всеволодом Олеговичем ходил на половцев к Донцу и, взяв три города половецкие, Балин, Чевшлюев и Сугров, со многим полоном и имением возвратились. Взял также прекрасную девицу, дочь князя ясского и, придя в Киев, с нею венчался (364).

Умерла Предслава Святославична. Преставилась Предслава королева, дочь Святослава Ярославича, быв монахинею.

Греки дунайские грады взяли. Вячеслав Владимирович на греков. Греки не дали воеводам русским на Дунае уделом Леоновым спокойно владеть, некоторые города за Дунаем отняли и принудили наместника Владимирова, оставив прочие, уйти. Владимир же послал сына своего Вячеслава и с ним воеводу Фому Ратиборича, но они, не учинив ничего в пользу, возвратились.

Война половцев с печенегами. Печенеги и торки в Русь пришли. В сем же году половцы пошли вверх по Дону на печенегов, и был между ними два дня и две ночи жестокой бой, после чего печенеги и торки, много людей потеряв, пришли в Русь ко Владимиру. Он же их поселил с прочими по Роси и в других городах (365).

Умер Роман рязанский. Преставился Роман Святославич рязанский.

Преставился Мстислав Давидович, внук Игорев.

Брак Всеволода IIЛгафия. Владимир отдал дочь Мстислава Агафию за Всеволода Олеговича.

Война в Ливонии. Медвежья Голова гр. Мстислав Владимирович с войском Новгорода и Пскова ходил в Ливонию. И марта 9-го взял град их Медвежью Голову и, положив дань на чудь, со многим полоном возвратился.

Сильвестр историк о себе, Окончание Сильвестрово. Вот я, многогрешный инок Сильвестр, игумен святого Михаила, написал книгу сию, именуемую по-гречески хронограф, по-русски же временник, при державном великом князе Владимире Всеволодиче, именованном Мономах, и при митрополите Никифоре всея Русской земли. Все же сие писал любви ради Господа Бога и пресвятой Богородицы и святых его угодников, и своего ради отечества во спасение, наставление и память всем пользоваться. И прошу всех прочитающих книгу сию, да помолятся о мне во святых своих молитвах, да сладостный и радостный глас услышат от Господа Бога в день оный суда великого, и да избавлены будем от вечных мук, и получим обещанное благо молитвами пресвятой Богородицы и всех святых. Аминь (366).

6625 (1117). Мстислав Великий в Вышгороде. Всеволод Мстиславович в Новгороде. Владимир взял из Новгорода сына своего Мстислава и дал ему Вышгород, а в Новгороде оставил внука Всеволода Мстиславича.

Ярославца беспокойство. Война на Ярославца. Владимир обложен. Ярославец просит мира. Мир с Ярославцем. Аепа кн. Война половцев с болгарами. Хитрость болгар. Отрава неприятелю. Половцы побеждены. Ярославец Святополчич, князь владимирский, поскольку был сам человек беспокойный, к тому подущаем поляками у Владимира область по Горыню отнять, и для того сделал союз с поляками, чтоб, в основном, Ростиславичей владения лишить. И всякими способами соседних ему князей стал обижать, чтоб дать им к войне причину, о чем ко Владимиру многие жалобы приходили. К тому же умыслил с женою своею, Владимировою внучкою, без всякой от нее причины развестись. Владимир сначала посылал его увещевать, но он нисколь тому не внимал. Потом позвал его на суд пред князями, но Ярославец отказался. Тогда Владимир, созвав князей, Давида черниговского и тмутараканских, пошел с войсками ко Владимиру. А также послал к Ростиславичам Володарю и Васильку, чтоб к нему шли. И те, не умедлив собрав войска, присоединились. И, придя, град Владимир обступили кругом, что никого ни из града, ни во град не пускали. И стояли так 60 дней, не чиня приступа, чтобы людей русских невинных не губить. Ярославец, видя свое бессилие и в харчах великий недостаток, выслал вельмож своих и просил о прощении. И так как Владимир повелел ему самому придти и просить, Ярославец вскоре то учинил. И, придя, пал пред ноги Владимира, просил его и всех князей, сидящих со Владимиром, о прощении. Владимир же довольно его наказав словами, чтоб жил с прочими князями в согласии, никого не обижал, с женою чтоб имел любовь по закону, и если кто ему обиду учинит, просил суда, а сам по себе управляться не дерзал, когда же он позван будет к суду в Киев, чтоб приходил, не отговариваясь. И, взяв от него на том клятву, простил и сам со всеми возвратился в Киев, а прочие князи в свои пределы. В то же время половцы с князем их Аепою пришли на болгар дунайских, где немало попленили. Болгарский же князь, не имея войска в готовности, просил чрез посланных у Аепы, чтоб землю не воевал, а взял дар довольный и возвратился. Потому согласились на великое число злата, серебра и одежд отдать в положенный срок. Между тем князь болгарский велел великое число пищи и пития, приготовив с отравою, послать к половцам. Князи же половецкие, получив сие, с радостию приняв, употребили. Но вскоре все лучшие люди, а также и от простого люда множество, померли, а остальных князь болгарский, напав, побил и пленил, так что ни один в дом свой не возвратился.

Умер Лазарь, еп. переяславский. Сентября 6-го преставился Лазарь, епископ Переяславля.

Беловежцы в Русь пришли. В том же году пришли многие беловежцы в Русь (367), и им князь великий повелел для поселения земли отвести, а купцы сели по разным градам.

Брак Андрея Владимировича. Свойство с половцами. Владимир, успокаивая всяким образом половцев и слыша про Тугаркана князя внучку, прекрасную девицу, взял ее за сына своего Андрея.

Землетрясение. Сентября 26 было в Киеве жестокое землетрясение.

6626 (1118). Глеб Владимирович в Переяславле. Новгород племени Владимирову. Новгородцев присяга. Владимир взял из Смоленска сына своего Глеба в Переяславль и на Альте заложил церковь святых мучеников Бориса и Глеба, а сам поехал в Ростов и Суздаль и велел лучшим новгородцам быть в Суздале для утверждения закона, что им впредь, кроме его потомков, на княжение не принимать и дань по уставу Ярослава платить старейшему наследнику его, хотя б он сам в Новгороде не был. Они же, все согласясь, послали людей знатных, которые, придя ко Владимиру, подписались и клятвою утвердили. Владимир же некоторых отпустил обратно с записью тою, чтоб все в Новгороде подписались, а других взял с собою в Киев, и тогда все новгородцы крест на том целовали.

6627 (1119). Война Ярославца. Развод супружества. Ярославец в Польшу. Роман Владимирович во Владимире. Ярославец, князь владимирский, забыв данное свое Владимиру клятвенное обещание, жену свою от себя отослал. Чем Владимир весьма оскорбился, собрав войско, пошел ко Владимиру. Но Ярославец, уведав, не дожидаясь его, ушел в Польшу к сестре своей и зятю. Владимир же, оставив во Владимире сына своего Романа, сам возвратился (368).

Война на греков. Ян Выьиатич. Алексий импер. Послы от греков. Дары от греков. Корона Владимиру. Владимир, желая отмстить грекам за смерть зятя своего Леона и удел его удержать оставшемуся младенцу, сыну его Василию, велел всем своим войскам готовиться, а также звал всех прочих князей в помощь. Наперед же к Дунаю послал воеводу Яна Вышатича, а сам хотел со всеми князями весною идти. Алексий же император, уведав о том, прислал ко Владимиру великое посольство, митрополита, епископов и вельмож знатных со многими дарами, среди них же знатнейшее: венец царский, хламида, пояс драгоценный, скипетр, чаша сердоликовая (яшмовая) (369) с драгоценными камнями, и назвал его себе братом и царем, а при том просил о мире. Владимир же принял оное любовно и послов оных чествовал. Потом просили послы, чтоб Владимир дал внучку свою, дочь Мстислава, за сына императорского Иоанна, что Владимиру не противным явилось, если император надлежащий с ним договор учинит, указывая им на учиненные греками с Леоном, зятем его, неправды и что удел, данный ему, у сына его отняли, чего и впредь опасается. Но после многих просьб и обещаний послов Владимир, одарив их, отпустил и с ними для учинения обстоятельного договора своих знатных послал, которые, быв, договоры учинили на том, что Владимир внука своего города уступил Иоанну, нареченному зятю сына его. За это греки Леонову сыну Василию дали деньги, а о браке из-за младости сочетающихся отложили на два года. И с тем послы Владимировы, одаренные пребогато, возвратились (370). И была о сем Владимиру и всем людям радость великая.

Умер Алексий имп. Иоанн имп. В том же году император Алексей умер, а после него принял престол сын его Иоанн Порфирогенит.

Умер Роман Владимирович. В январе преставился Роман Владимирович.

Глеб полоцкий войну начал. Война на Глеба минского. Умер Глеб минский Всеславич. Глеб, минский князь, с полочанами снова начал воевать на области Владимировых детей, Новгородскую и Смоленскую. Владимир, желая сего беспокойного князя смирить, послал Мстислава сына с братьями и воеводами с довольным войском и велел, как возможно скоро, Глеба самого поймав, привести. Мстислав же, придя вскоре, Минск, обступив, взял, где и Глеба, не приняв его просьбы о мире, пленил и в Киев привез, где он в заточении преставился.

Андрей Владимирович во Владимире. В тот же год Владимир отдал Владимирское княжество другому сыну своему Андрею и отпустил его с воеводами.

Сильвестр, еп. переяславльский. В январе игумен Михайловский Сильвестр поставлен епископом в Переяславль.

Юрьев монастырь построен. Всеволод Мстиславич построил близ Новгорода монастырь святого Георгия (371).

Володарь в помощь венграм. Володарь перемышльский по просьбе короля венгерского ходил с войском в помощь против царя и со многим богатством возвратился.

6628 (1120). Война на половцев. Ярополк Владимирович ходил с войском на половцев за Донец и, не встретив их, возвратился.

Война на болгар волжских. Победа на болгар. Владимир, князь великий, посылал детей своих Юрия и брата его Глеба с ростовскими и суздальскими войсками на болгар по Волге. Болгары же встретили их во множестве водою и сухим путем, и на них Юрий храбро напал, после жестокого боя победил и, множество полона и богатства взяв, с честию и славою великою возвратился.

Торки бежали и погибли. В том же году бежали из Руси торки и берендичи, но в смятении от русских и половцев многие погибли.

Ярославец к Червеню. Война с поляками. Ярославец с помощью от поляков пришел к Червеню, где был (посадник) наместник Фома Ратиборич, который, выйдя из града, победил поляков и прогнал их за границы. Владимир же послал воеводу Андриана Почаина с полками в Польшу, и тот, много попленив и разорив в Польше, возвратился.

6629 (1121). Умер Никифор митр. Никита митр. Преставился Никифор митрополит, а после него поставлен Никита.

Затмение солнца и луны. Марта 10 было затмение солнца и того ж марта 24 затмение луны.

Умерла Крестина, княг. Мстислава. Января 18 преставилась княгиня Мстиславова Крестина в Новгороде Великом.

Война Ярославца на Владимира. Червень в обложении. Хитрость воеводы. Пьянство войско погубило. Хитрость военная. Поляки побиты. Фома Ратиборич тысяцкий. Гривна и цепь златая. Владимир, князь великий, был с детьми своими в Смоленске для рассмотрения несогласий и усмирения полоцких князей и некоторых других распорядков. Тогда Ярославец Святополчич, усмотрев себе время удобное, желая за первую неудачу у Червени отмстить, взяв от поляков войска 6000, с оными думал Владимир, неожиданно нападши, взять. Но услышав, что Андрей Владимирович имеет войско в готовности и будет ему сильно противиться, пошел к Червеню, где был воевода Владимиров тот же Фома Ратиборич, который, как мог скоро, войска собрал до 1000 и во граде укрепился. Поляки, придя, обступив град Червень, жестоко стали приступать, выманивая из града на вылазку. Но Фома не только за город никого не пустил, но со града биться накрепко запретил, чтоб поляки, думая, что город оборонять некому, тем отчаяннее приступ учинили или бы в действиях и осторожности ослабели. Ночью же в предградии поставил вина и меда множество, а людей во град ввел. Поутру поляки пошли предградие зажечь, но, видя вина и меда готового множество, все оное к себе забрали и слободы зажгли. На другую ночь послал Фома к Ярославцу Василя Бора, якобы тот сам ушел из града. И тот, придя, объявил Ярославцу, что в городе народ в смятении, негодуют на Фому, что города не отдает, видя, что оборонять и при отсутствии Владимира помощи учинить некому, потому все хотят отдаться ему, никто биться не хочет. При том советовал: «Если ты малое время град будешь держать взаперти, а между тем можешь людей несколько послать по селам для забирания скота и некоторые ближние села для большего гражданам страха зажечь, что увидев, граждане вскоре без боя отдадутся, а затем и Владимира Андрей не удержит, за чем и другие грады последуют». Ярославец, поскольку сам легкомыслен был, так и поляки для ограбления сел льстясь, Василю легко поверили и, поутру до половины войска по селам распустив, сами, имея время свободное и питие со избытком, весь день до полуночи пили и веселились. И так как большая часть упилась, потому забыли и стражу поставить. Василь же, видя все то, тотчас сам во град возвратясь, Фоме объявил. И он, имея уже людей в готовности, вскоре собравшись, из града выступил с пятью сотнями и зашел тайно сзади к обозу польскому, от поля неожиданно напал. В то же время и от града вылазка сильная была учинена. Ярославец, видя сие, подумал про Андрея, пришедшего от Владимира. Поляки побежали с великим смятением прочь, кто как мог уйти, бросив обоз, оружие и коней. А Фома, догоняя поляков, рубил и пленил, сколько удобно было, и там поляков более 1000 пропало, и весь их обоз достался в добычу червленцам. О сей хитрости Фоминой Владимир, придя в Киев, уведав, весьма его похвалил и, назначив его тысяцким во Владимире, гривну и цепь златую ему послал.

Умер Даниил, еп. юрьевский. Сентября 9 преставился Даниил, епископ юриевский.

Умер Амфилофий, еп, владимирский. В том же году умер Амфилофий, епископ владимирский.

6630 (1122). Отпущена Мстиславова дочь в Цареград. Микита митр. Симон, еп. владимирский. Владимир отпустил внучку свою Добродею, дочь Мстислава, в Цареград за императора Иоанна. С нею же послал Никиту епископа и других знатных вельмож. И принята была с великою честию. Никиту же епископа патриарх, поставив в митрополиты, в Русь отпустил. Он же, возвратясь в Киев, августа первого дня поставил Симона епископом во Владимир.

Землетрясение. 9 сентября было в Киеве землетрясение.

Война Володаря с поляками. Петрон изменник. Володарь пленен, Выкуп Володаря. Ростислав сын Володарев. Володарь перемышльский, терпев долгое время, что поляки области его, нападая, разоряли, собрав войско, пошел сам на них, многие области польские разорил и попленил. Болеслав, слыша о том, но не имея войск в готовности, послал к нему послов для учинения мира, обещая ему заплатить все убытки, если разорять перестанет. Володарь, поверив сему, договорившись о мере, присланных от Болеслава обратно отпустил с тем договором, что через срок прислать послов с заплатою счисленных убытков. А войско собрав, стал на урочище высоком. Был же у Володаря воевода Петрон, родом поляк, который, будучи ослеплен дарами и обещаниями польскими, имел тайную с ними пересылку. И усмотрев Володаря не ожидающим опасности, тотчас дал знать полякам, что у Володаря войско большое распущено и сам ездит на охоту с малым числом людей. Болеслав же польский, вскоре собрав войска, послал и велел неожиданно нападение учинить. Оные, приблизившись и ночью убрав незаметно стражу, на войско безопасливое напав, стали побивать. Володарь, вскочив, собрал людей, сколько мог, бился крепко и, потеряв много людей, сам принужден был полякам в плен отдаться. Но воеводы его некоторые, собрав людей, крепко бились и полякам не допустили обоз взять. Поляки, видя, что уже русские стали сильны и многих от них побили, немедля оставив своих раненых, с Володарем ушли. Василько, брат Володарев, уведав о том, весьма опечалился и послал к Болеславу просить о свободе брата. Болеслав же требовал за него тяжкого выкупа. И договорились заплатить 2000 гривен серебра, после чего Василько собрал 1200, а за 800 сына Володарева Ростислава в залог послал. После чего Володарь, освободясь, возвратился и немедля, собрав 50 сосудов великих серебряных дивной греческой и венгерской работ, послал и тем сына выкупил (372).

Брак Мстислава Великого. Мстислав Владимирович женился в Новгороде, взял Любаву, дочь посадника Дмитрия Давидовича.

6631 (1123). Ярославец снова войну начал. Коломан венгерский в помощь. Болеслав польский в помощь. Умер Ярославец Святополчич. Венгры и поляки побиты. Страх обоюдный. Мир с венграми и поляками. Ярославец, изгнанный из Владимира, быв в Польше 4 года, упросил Болеслава польского и Коломана венгерского помочь с войсками, чтобы возвратить ему владение его. Оные, собравшись в большой численности, пошли. И сначала Болеслав польский с Ярославцем пришли к Перемышлю и уговорили Володаря и Василька перемышльских с собою. Тут же вскоре пришел и Коломан, брат Стефанов, с венграми. Ярославец, не желая ждать оных медленного передвижения, выпросил венгров и поляков 7000 человек, пошел наперед и несколько городов бывшего владения его захватил. И пришел ко Владимиру, где Андрей Владимирович, довольно приготовясь к обороне, их ожидал. А Ярославец, не ожидая прочих войск, думая, что Андрей, услышав про великое войско, убоится и уйдет, или желая один славу победы получить, прямо пришел мая 15 дня к стенам града, хотел взять, со всех сторон нападши. Андрей же, видя войска Ярославцовы в нестроении и разделении, тотчас сам вышел против него, так жестоко напал, что всех бывших при Ярославце побил и пленил, и сам Ярославец был убит; при том, много знатных венгров и поляков пленив, во град ввел к полудню, а Ярославца в городе велел с честию погрести. Коломан и Болеслав, видя, что Ярославец убит, а Владимир сам с войсками немалыми приближается, их же войска не только те, которые с Ярославцем были, но и другие, услышав про такую Андрееву храбрость, от страха разбежались и, опасаясь, чтоб и прочие тому не последовали, послали к Андрею говорить так: «Мы с тобою и с отцом твоим никакой вражды не имея, пришли только на помощь Ярославцу по его просьбе. Ныне же он убит, и нам более делать нечего, за мертвого с вами биться и землю разорять не хотим. Если хочешь мир с нами иметь, отпусти наших пленных, а мы, ваших отпустив, возвратимся с миром». Андрей рад сему был, поскольку опасался, что поскольку их войско велико, могут град прежде взять, нежели отец его Владимир на помощь приспеет, охотно на мир соизволил, и, договоры укрепив клятвою, пленников освободили. И пиры, как ближние свойственники между собою, имея, каждый из князей звал всех к себе на обед; сначала Коломан, потом Болеслав, а в третий день Андрей. Богато угостив и друг друга одарив, с миром и любовию возвратились каждый к себе (373). Владимир, уведав о сем, благодарил Бога за такую победу и похвалял сына и все войско, а сам возвратился от Стира реки.

Умер Сильвестр, еп., переяславский. Апреля 12 дня преставился Сильвестр, епископ переяславский.

Мая 10 в Переяславле упала каменная церковь, которую Ефрем епископ построил и богато украсил.

Умер Давид Святославич черниговский. Ярослав Святославич, кн. Чернигова. В том же году преставился Давид Святославич, князь черниговский, а после него принял Чернигов младший его брат Ярослав тмутараканский.

Умер Феоктист, еп. черниговский. Августа 2 дня преставился Феоктист, епископ черниговский.

Война на емь. Свира р. Женился Всеволод Мстиславич. Вера, княг. Всеволода псковского. Всеволод Мстиславич ходил из Новгорода на емь. И хотя была великая непогодь и путь весьма трудный, однако ж, дойдя с войском до Свиры реки, победил и, много их в плен и скота забрав, возвратился. И в том ж году женился в Новгороде, взял Веру, тысяцкого дочь.

Дмитро еретик. Синилец гр. В том же году восстал еретик тяжкий на церковь святую, именуемый Дмитро, опровергая уставы церковные. Но князь великий повелел его митрополиту испытать и обличить. Митрополит же, взяв его, послал в заточение во град Синелец (374).

6632 (1124). Пожар в Киеве. Июля 23 и 24-го был в Киеве великий и ужасный пожар, едва не весь град сгорел, церквей погорело 30 и людей множество. В то же лето, августа 11, в 9 часов дня, было затмение: солнце начало потемняться и осталось как месяц.

Умер Василько Ростиславич. Умерла кнг. Святополкова. В том же году умер Василько Ростиславич. Умерла же великая княгиня Святополкова.

Умер Володарь Ростиславич. Владимирко, кн. свиногородский. Володарь, князь перемышльский, хотя имел довольную причину полякам за учиненную ему обиду мстить, но терпением то преодолевал. Поляки же, презрев договоры и обещания, не преставая области его набегами разоряли, что ему терпеть было невозможно. Из-за того, собрав войско, изготовился идти войною, но в то самое время разболелся и вскоре умер. На княжение же оставил после себя сынов своих: Владимирку дал Свиногород, а младшему Ростиславу Перемышль (375).

6633 (1125). Умер Владимир II. Добродетели. Рост и вид. Детей разделение. Мая 19 дня преставился благоверный великий князь Владимир, нареченный Мономах, украшенный добродетельным нравом, прославленный в победах, слава которого всюду распространилась. Его боялись и любили все окрестные и подвластные его. Он не был горд, ни даже не возносился во своих благополучиях, но скорее славу и честь за все победы воздавал Богу, на него единого надеялся, и за то ему Бог престол мимо более старших даровал и многих противников покорил. Он весьма ко всем был милостив и щедр даянием, в правосудии законы хранил, и хотя виновных наказывал, но более с уменьшением и прощением. Лицом был красив, очи велики, волосы рыжеваты и кудрявы, чело высокое, борода широкая, ростом не весьма велик, но крепкий телом и силен. В воинстве весьма храбр и хитер ко устроению войск. Многих врагов своих победил и покорил, сам же единожды у Триполя побежден был, о чем никогда упоминать не мог, частию от жалости по утопшем тогда брате Ростиславе, которого весьма любил, частию от стыда, что непорядком Святополковым к тому приведен. Владел Руссией 13, а всего жил 73 года. Преставился на Альте у любезной ему церкви, которую великим иждивением и трудом построил и богато украсил. После смерти собрались сыны его и бояре, перенесли тело в Киев и положили возле отца его в церкви св. Софии. После него остались сыны его: Мстислав, наследник великого княжения, Ярополк переяславский, Вячеслав в Турове, Роман в Смоленске, Юрий в Ростове и Суздале, Андрей во Владимире.

Единовластие. Поединок. Сей князь великий всех русских князей себе покорил, так что во время его владения ни единый не смел на другого воевать или ему воспротивиться, но все как отца его почитали, а половцы не смели ни одного нападения в пределы русские учинить, ни от Донца приблизиться. Сказуют же, что он Мономахом назван от того, что когда он был с войском в Херсонской земле у града Кафы и, расположив полки, к бою против войска греческого приготовился, тогда воевода херсонский, выступив против Владимира с великим войском, прислал к Владимиру говорить, чтоб общим боем напрасно людей не терять: «Лучше биться мне со Владимиром, как главным в войсках, на поединке, и кто кого победит, тот как победитель во всем требуемом право и власть получит». Владимир, слыша то, послал обратно к воеводе, чтоб выехали они в поле на средину между обоими войсками, каждый имея при себе копье и саблю. И вскоре Владимир, вооружась, выехал на место назначенное. И как только воевода в тяжких его бронях и богатом убранстве приблизился, Владимир, тотчас наехав, так его крепко в бок ударил копьем, что воевода с лошади упал. Владимир же, не желая его падшего умертвить, взяв живым со всею бронею, привел его к своим полкам и, сняв с него цепь златую драгоценную и пояс, на себя возложил (376).

Примечания

360. Сей Мстислав – внук Игорев, племянник Давидов, но как отца его звали, нигде не упоминается.

361. Сребреники. Видно, что некая монета греческая или римская во употреблении была, как о драхмах, н. 111, 122, сказано; а скорее думается, что от болгар волжских монеты имели, которых с арабскою надписью повсюду множество в земле находится. Оные хотя не весьма стары, однако ж десятого века после Христа видеть случилось, а более от 11 и позже, н. 208, 230.

362. В манускриптах написано Менск и Менеск, ныне Минск, на реке Свислочи, а Друтеск ныне зовется Друцк в верховье реки Дручи, впадающей в Березу в воеводстве Минском; он относился к княжению Смоленскому, а иногда к Полоцкому, в нем были удельные князи, от которых и ныне в Руси некоторые роды, как у нас князи, в Литве же в шляхетстве Друцкие известны.

363. Желны. Что сие значит, неизвестно; в Новгородской же сказывает град Друя, а после Друтеск, и по сему видно, что о том же говорит, и, может быть, речка при Друцке Желна именуется; Друя же град лежит на Двине ниже Полоцка, близ Бряцлава.

364. Выше, н. 234. Ясы народ жили в Волохии за Днестром к Дунаю, но здесь ясскую княжну показывает на Донце, и после многие князи русские женаты были на ясынях; в Молдавии же тогда князей специальных не было. Поскольку русские владели до Дуная, то думаю, что народ, оттуда перешедши, между половцами, также как греки по сказанию Геродота, населясь, город свой Ясы именовали, и от того града ясскими князями именованы.

365. Выше о переводе и поселении в Руси печенегов и торков, н. 115, 152, 171; но сие последнее и кроме, что в Руси были, не упоминается.

366. Сие сказание Сильвестрово и окончание его летописи взял я точно из Никоновского, а в Кириловском то же, кроме имени, положено; но поскольку во всех прежде Сильвестр себя писателем объявил, то и сие есть бессомнительно; после него же где и кто пополнял.

367. Бела Вежа город казарский, греческий Олбия и Милетополь, н. 113, 137; и сии казары явно от утеснения половецкого или из-за закона жидовского греками изгнаны и в Русь перешли. Из сего же довольно видимо, как благорассудностию и добрым правлением государя все государство во всем умножается, богатится и процветает, а леностию, роскошностию и свирепством разоряется, как наша история такими примерами довольно наполнена.

368. Стрыковский, кн. 5, гл. 9. Владимир Мономах, имея подозрение на племянника своего Ярослава Владимирского, якобы умышляет его Киева лишить, пошел с войском ко Владимиру с другими князями, а Ярослав, зная о своей невинности, пришел сам к нему и, прося милости, умирял дядю своего. Но Владимир, придя в Киев, снова возмущен был, послал к Ярославу, дабы, придя в Киев, договорился о мире, но Ярослав, получив известие, что не на добро зовут, взяв жену и детей, уехал к Болеславу королю и принят был с честью. Владимир же посадил во Владимире Мстислава, а Болеслав, собрав войско, послал и посадил снова Ярослава. Но здесь, как и после, о смерти его сказывает неправо, ибо отпущение жены, внучки Владимировой, большая беспокойству причина была, а Ярослав во Владимире после сего не был, как и сам Стрыковский и Бельский сказывают, что жил в Польше.

369. В Степенной и в житии Иоанна I написано, что Владимиру прислано оное от деда его Константина Мономаха, только оный задолго умер; здесь же хотя и Алексия сказывает, только и Алексий Комнин умер прежде, в 1118 году; однако ж сие сомнительства не наносит, поскольку могло быть, что Алексий, послов отпустив, умер, и они в 1119 году в Киев пришли и договоры учинили, как и о смерти Алексия вскоре потом сказывает явно, что известие вскоре получено. Брак оный действительно последовал в 1122 году. Чаша же оная или сосуд миропомазания хотя у древних написана сердоликовая, но оная до сих пор сохранена и она яшмовая, что несведущий в разности камней легко погрешить мог, равно же и скипетр древней греческой работы с финифтью сохранен и в Москве находится.

370. Сей Иоанн Комнин и Кало, или Лепы, именован, который по лексикону Историческому умер в 1143 году. О браке же его нигде не нашел; может, в греческих находится.

371. Монастырь Юриев построен во время Ярослава Великого, когда Юриев ливонский строен, но ныне, может, поновлен или перестроен.

372. Стрыковский, кн. 5, гл. 10, в 1118 году: Володарь, князь русский, перемышльский и червенский, собрав половцев, многократно Польшу, наезжая, разорял; Болеслав же послал против него воевод своих с войсками, которые, придя, Володаря при урочище Высоком победив, самого пленили; брат же его Василько выкупил Володаря за 2000 гривен и прочее. Согласно с этим Кромер сказывает, что искупил за 1000 фунтов, и по тому видно, что в сие время гривна русская полфунта счислялась. Что же Кромер и после него Стрыковский, гл. 12, сказывает, что Болеслав обманом Ярополка II поймал, о том в русских не упоминается, но видно, что сей обман тем хотел закрыть.

373. Дилих в то же время сказывает, король Стефан II ходил на Русь, чтоб изгнанного князя Боцена снова посадить и по духовной отца своего Коломана русскими нанесенный ему стыд отмстить, но своими вельможами отговорен. Потом сказывает в 1133 году, стр. 132, Борис, подложный сын Коломанов, рожденный от сестры Болеслава польского, созвав руссов, поляков и других, пошел в Венгрию, но руссы, уведав подлинно, что он не прямой сын Коломанов, равно же и поляки, переменив мнение свое, возвратились. Здесь почему Ярослава Боценом именует, неизвестно. Но Стрыковский весьма иначе о том: «Князь же Ярослав владимирский, изгнанный от прочих русских князей, жил в Польше четыре года, и Болеслав, собрав воинство, пошел к Киеву; у Перемышля пришли к нему в помощь Коломан, брат короля Стефана угорского, и Володарь с Васильком перемышльские и князь Владимир Володаревич. Ярослав же, взяв 7000 угров и поляков, пошел наперед и грады свои, Владимиром взятые, захватил; Владимир же, не надеясь на войска свои, уехал в Белую Русь. Ярослав, возвратясь к обозу королевскому, пришел к Киеву и приблизился ко вратам людским, тогда вышли пешие войска киевские. С ними же Ярослав встретясь, мужественно напал и разогнал их. Другие, приспев из града, множество угров и поляков побили, под Ярославом коня пробили, и из сего жесточайшая битва произошла. Киевляне хотели его пленить, а угры и поляки не давали, даже ночь наступала, и киевляне помалу уступили. Ярослав же многими ранами уязвлен был и через несколько дней скончался, а Болеслав и Коломан, учинивши мир с воеводою киевским Андреем, возвратились», кн. 3, гл. 10. Сие весьма неправо; ибо не умолчали бы русские и венгерские летописцы о приходе к Киеву, и Андрей, сын Владимиров, был во Владимире, а не в Киеве, воевода же Андрея нигде не упоминается.

374. Здесь не первый раз о ереси против уставов церковных, как например о поклонении иконам, постах, монашестве и пр., противоречить дерзали, но, обличенны будучи, покаялись или наказанию подвергнуты и погибли, как и ниже несколько таковых показывается. Только сожалетельно, что о том обстоятельнейшего описания, чем кто свой толк утверждал и оное как опровержено и осуждено, не осталось, без которого истинных обстоятельств видеть и разуметь не будем, а чрез неведение многие претыкаются и падают. Однако в таковых обстоятельствах двоякое рассуждение предлежит: 1) Насколько от историй древних известно, такие ересиархи, или расколов начальники, большею частию люди, любочестием побежденные, и по остроумию вымыслив что-либо для показания, себя показали и, прибирая доводы от писания святого, неправо толковали. Как то о Арие, Несторие и прочих видим, которые сладкоречием множество народа за собою влекли, и хотя тот спор не в легких делах состоял, но первенствующая церковь, не тая то, на соборах вселенских, с достаточными доказательствами описание оставили и памяти предали и тем людей от прелести освободили; другие же люди вовсе безумные, и никакого у людей ученых согласия не имевшие, но только простых людей многоречием прельстили, как то видим Ягана фон Лейдена, от которого анабаптисты произошли. Равно сему наши раскольники староверы, или лучше сказать пустоверы, никакого догматического о вере представления не имеющие, за самые не относящиеся к вере и закону дела распрю воздвигнув, отпали и множество тысяч погубили. И таковые басни умному иногда писать скучно и стыдно. 2) Причина удержания таковых известий бывает властолюбие церковнослужителей, что они когда от кого-либо в их учиненных против писания святого для власти и сребролюбия законах правильно обличаемы бывают, то, не могши терпеть, злобно осуждают и губят. А боясь народа, чтоб их злость и безумство пред всеми не обличилась, истину таят, а лжи на оных обличителей, сплетая, объявляют, как то видим, древние идолослужители на беспорочных первоначальной церкви христиан, а также римские папы на церковь восточную клеветали. Но что обретает такая ложь и утаение истины, кроме большего им возражения? Ибо все, видя на осужденного неправо сплетенные клеветы, более обвинителя осудят, рассуждая, что, не имея надлежащих для обвинения причин, злостно ложью винят, и тем единым к оным приклоняются, а когда же представлено явное и доказательное, то никого более не прельщает. Наши же писатели, как видим, таких коварств не употребляли, но только одно, простоту и краткоречие любя, оставили, или другие после, не любя истины, написанное уничтожили, как то во многих местах обнаруживается; или более веры заслуживает, что оные прения богословами отдельно описаны, были да погибли, а историки, ведая, то кратко упоминали, как то о соборе церкви Иоанна I Макарий в летописи кратко упомянул, а деяния собора отдельно описал.

375. Стрыковский 1124-го, когда король Болеслав ходил войною на датского короля, тогда Володарь, князь перемышльский, разорвав прежде учиненный мир, пришел в Польшу с сыном своим Владимиром и, многие волости без сопротивления разоряя, с немалыми корыстями возвратился. Болеслав, идучи из датского похода, пошел прямо к Перемышлю и все разорил и попалил. Владимир же, собравшись с князями, хотел его прогнать, но Болеслав войско русское победил, многих воевод побил. А Володарь ушел в Галич и собрал снова войско, но умер, оставив после себя сынов Владимира и Ярослава на Перемышльском королевстве. Стрыковский, кн. 5, прибавляет, что его дети в Польше воевали.

376. Стрыковский, кн. 5, гл. 10, в лето 6633, от Христа 1126, мая 10 дня, Владимир Мономах, великий князь и самодержец, сын Всеволода, жизнь со смертию переменил. Сей Владимир, войдя на престол Киевский, государство Российское, как республику бедствующую и разоренную от несогласия и убийства междоусобного наследников Владимира Великого, самодержца русского, силою своею от погибели удержал и, укротив несогласные языки, все княжения во единое тело совокупив, в монархию, или самодержавие, снова привел. Того ради силен был всем неприятелям, половцев язычников сколько крат поразил, у генуэзцев италиан, владевших тогда в Таврике, ныне Крым, Кафу, или Феодосию главный их град, взял. Сей когда близ моря на битву устроился, вызвал воеводу генуэзского на поединок. И когда оба сошлись, Владимир, мужественно наехав с копьем, с коня воеводу ссадил, и взяв его живым, связав, привел вооруженного к воинству своему, и снял с него цепь златую великую, бисером и многоценными камнями изрядно устроенную, которая и ныне есть в сокровищах русских. И когда государи русские помазываются на престол, сию цепь, которую бярма именуют, на себя возлагают; а также есть пояс со златом и бисером и шапка княжая со златыми полосками и дорогими камнями, изрядно сделана, к освящению на княжение и к венчанию на престол [Владимир Мономах] оставил; их же и ныне государи русские, наследники его, со всяким благополучием употребляют. А так как сей Владимир на поединке славную над неприятелем кафским победу имел, того ради с греческого Мономахом, или Поединщиком, его прозвали. От сего вот Владимира великие князи русские и ныне род свой непрерывным поколением ведут. Здесь Стрыковский согласно с русскою о поединке говорит, которое тогда случилось, как он к Кафе в 1095 году ходил, н. 312. Только о поединке и взятии тогда Кафы ни в одном виденном мною манускрипте не написано, да и о походе его и при окончании жизни о поединке только в двух написано, явно оное давно утрачено.