Великий князь Святослав II, сын Ярослава I

Всеволод I в Чернигове. Борис Святославич. Глеб Святославич переяславский, Давид в Новгороде. Олег Святославич ростовский. Святослав, изгнав брата, въехал со Всеволодом в Киев марта 22 дня, но опасаясь, чтоб Изяслав, собрав войска, снова не пришел, выступили с войском к Берестовому и уведав, что он из Владимира уехал в Польшу, возвратился в Киев. Тогда Святослав, приняв престол русский, брату Всеволоду дал Чернигов со всею областию, сына Бориса посадил в Вышгороде, Глеба – в Переяславле, Давида – в Новгороде, а Олега – в Ростов.

В том же году освящена церковь печерская игуменом того монастыря Феодосием и епископом Михаилом. Митрополит же Георгий тогда был в Греции.

6582 (1074). Игумена избрание. Завещание Феодосия. Просьба о монастыре. Умер Феодосий печерский. Преставился Феодосий, игумен печерский. И здесь скажу немного о его кончине. Он имел обычай таков. Когда приближался Великий пост, в неделю Сыропустную после вечерни, прощался со всею братиею и поучал их, как должны пост в труде, пощении и молитве днем и ночию препровождать, а кроме того блюстись от грехопадения и помыслов развратных. И так отходил в пещеру и пребывал до дня воскресения Лазарева и всю седмицу страстей пребывал в безмолвии, а в субботу страстную к повечерию приходил в церковь и отправлял служение. Так и ныне учинил. В неделю же Пасхи, отправив празднество, заболел. Он же, видя, что болезнь его усилилась, через пять дней к вечеру велел себя вынести на двор. И монахи, взяв его, вынесши поставили против церкви. Тогда велел он созвать всю братию. И после ударения в било (283) собрались все, которым он говорил так: «Отцы, братия и чада мои возлюбленные о Господе, вот я отхожу уже от вас. Как Господь объявил мне во время поста в пещере, имею отойти от мира сего, того ради вас прошу о прощении. Вы же мне объявите, кого хотите иметь себе игуменом, чтобы и я дал ему благословение и наставление». Они же с плачем великим просили его, говоря: «Ты нам отец и наставник всем, в твоей то воле состоит, и просим определить, кого ты хочешь, тот нам будет отец и игумен, и будем все ему, как тебе, послушны». На оное Феодосий отвечал им: «Отойдите в отдельное место и посоветуйте без меня между собою о том, кого удостоите, кроме двух братьев, Николы и Игнатия, а из прочих кого хотите, от старших и до младших». Они же, повинуясь повелению его, отойдя к церкви, учинили совет и согласились просить у него Стефана (демественника) певчего, ученика Феодосиева. И, придя снова к Феодосию, просили его, чтоб благословил Стефана, так как оный научен довольно к управлению наставлением твоим. Феодосий же, прислушавшись к просьбе их, благословил Стефана. Назначив его на игуменство, говорил ему: «Чадо, вот передаю тебе монастырь, блюди его бережно, и все, что я учредил в службах и всех исправлениях монастырских, никоего устава не переменяй, но делай все по уставу и чину монастырскому». Потом монахи, взяв Феодосия, внесли в келию и положили на кровать. Когда шестой день настал, и уже он изнемогал, пришел к нему князь великий Святослав с сыном Глебом для посещения его, и сидели у его постели. Феодосий же говорил ему: «Вот я, князь, ныне отхожу от мира сего, а монастырь в содержание и соблюдение предаю после меня игумену Стефану, чтобы содержал братию в тишине и не допустил до смятения и разврата. Когда же ему что трудно явится, прошу подать ему помощь и охранить от нападствующих». Что ему Святослав милостиво обещал. После сего пришел игумен с братиею и после отхода Святослава сели у Феодосия. Он же, изнемогши, закрыв очи, предал дух свой в руки Господни мая в 3 день, во вторую субботу по Пасхе, индикта 11. Игумен же и братия похоронили тело его в пещере, как он им сам повелел.

6583 (1075). Церковь печерская. Начали строить церковь каменную в Печерском монастыре на основании, заложенном Феодосием игуменом, а Стефан достраивал. И завершена на четвертое лето июля 11 дня. После сего расписывалась в течение трех лет.

Послы немецкие. Самохвальство в богатстве. Езекия, царь иудейский. В том же году приходили послы немецкие ко Святославу о примирении его со старейшим братом Изяславом. Святослав же, хвалясь, нисколько к миру склонности не показал, а показывал ко удивлению их великие богатства. Они же, видевши великое множество бесчисленного богатства в злате, серебре, камнях драгоценных, парче и всяких украшениях, сказали: «Сие ни во что есть, потому что лежит мертво, как земля. Лучше же всего сего добродетель, тою хвалиться государю подобает, а не богатством, поскольку много государей есть, которые гораздо более сего имеют, но оным не хвалятся. Ибо так похвалился Езекия, царь иудейский, послам царя ассирийского, но все оное взято было в Вавилон». Так и после смерти сего все великое его неправедное имение было расточено.

В то же время Изяслав великий князь отдал дочь свою Параскеву в супружество князю моравскому (284).

6584 (1076). Владимир II в помощь полякам. Вратислав чешский. Война с чехами. Глац гр. Мир с чехами. Поляков смятение. Святослав по просьбе князя польского послал ему в помощь против князя богемского Владимира, сына Всеволодова, да сына своего Олега со многим воинством. Князь же чешский Вратислав, слышав, что войска русские с польскими совокупились, послал воеводу своего Лопату к полякам просить о мире и, дав им 1000 гривен серебра за убытки, помирился. Владислав же, примирясь со Вратиславом, объявил Владимиру и Олегу, что он ныне не хочет воевать на Братислава, а пойдет с войсками на пруссов и поморян. Владимир и Олег, уведав, что поляки, взяв от чех серебро, помирились, а их, только напрасный труд учинив, обратно возвращают, послали с таким ответом ко Владиславу: «Вы нас призвали в союз на Братислава, и мы сюда с войсками пришли по просьбе вашей. Ныне же вы объявляете, что помирились. Мы вам оставляем на вашу волю, но мы, поскольку уже Богемии объявились неприятелями, не можем без мира возвратиться и стыд отцам нашим и государству русскому оставить. Того ради мы пойдем своей чести искать, а вы идите на пруссов и поморян, нам с ними никакой вражды нет». И так русские князи немедленно пошли к городу Глацу и, придя, оный взяли, около оного села опустошили. Вратислав богемский прислал ко Владимиру брата своего, епископа и многих вельмож просить о мире. Владимир и Олег, договорясь, взяли за убытки 1000 гривен серебра, и многие дары разделили на войско, и сами благополучно возвратились в дома (285). Поляки же, пошедшие в Поморье, с великим несчастием возвратились. Как сей несчастливый их поход, так и зависть, что русские лучший мир с чехами без них учинили, всеяло в польских вельможах великую на Владислава князя их злобу и распространяли на него многие клеветы и поношения (286).

Умер Святослав II. Родился Мстислав Великий. Святославу, князю великому, приключилась тяжкая болезнь великих по телу чирьев. И от великого мучения преставился декабря 27 дня. Тело его положено в Чернигове у церкви святого Спаса. Был на великом княжении 3, а всех жил 49 лет. В сем же году июня 1 родился Владимиру Всеволодичу первый сын, и наречен Мстислав (а во святом крещении Феодор), который потом Великий и Храбрый именован.

Всеволод I в Киеве. Владимир II в Чернигове. После смерти Святослава вскоре брат его младший Всеволод приехал в Киев на престол отцов, а в Чернигове оставил сына своего Владимира. Но Борис, сын Святославов, придя к Чернигову мая 4-го дня, хотел оным овладеть. Владимир тогда был в Киеве. В восьмой же день Владимир, придя к Чернигову, выгнал Бориса, и Борис отъехал во Тмутаракань.

Михаил царь греческий, который отца своего Романа (287) царства лишил, сам принял, но вскоре от болгар побежден, и корсуняне от него отреклись, прислал ко Святославу послов со многими дарами и обещаниями, прося его и Всеволода о помощи на болгар и корсунян. Святослав же, согласясь со Всеволодом, хотел на болгар сам идти с сынами, а Владимира племянника и с ним сына Глеба послал на корсунян. Но вскоре, сам разболевшись, послов отпустил с тем, что сам немедленно пойдет или сынов своих пошлет. После смерти же Святослава пришло от греков известие, что Михаил умер, а царство принял Микифор. Всеволод же войско все распустил по домам и сына Владимира из Корсуни возвратил.

Изяслав третий раз на престоле

6585 (1077). Горынь р. Изяслав, уведав о смерти брата Святослава, вскоре выпросил у поляков войска, к тому же и Ростиславичи обещали в помощь их полки прислать, и так собравшись, пошел к Киеву. О чем Всеволод уведав, также собрал войска, пошел против него на Волынь. И сошедшись на Горыни, тут помирились (288) на том, что Изяславу принять Киев со всею областию, а Всеволоду быть в Чернигове. И потом Изяслав пришел в Киев июля дня, а Всеволод и племянник его Олег возвратились в Чернигов, и был Олег при стрые своем Всеволоде.

Умер Феодор, еп. новгородский. Преставился Феодор, епископ новгородский.

6586 (1078). Олег, сын Святослава, разгневавшись на стрыя своего Всеволода, бежал от него из Чернигова во Тмутаракань.

Умер Глеб Святославич. Глеб, сын Святославов, будучи в Новгороде, ходил на емь в Заволочье (289), и там побежден от еми и убит. Сей князь был весьма милостив на убогих, странников любил, был кроток, прилежен к церкви, тепл верою, всеми добродетелями, а также лицом и возрастом украшен. Тело же его принесли в Чернигов и положили за церковию св. Спаса июля 23 дня.

Святополк II в Новгороде. Владимир II в Смоленске. Война междоусобная. Сожца р. Всеволод побежден. Жирослав вельможа. Олега беспутство. Кротость Изяслава. Изяслава братолюбие. Война на черниговских. Владимира храбрость. Бориса самохвальство. Нежатина Нива. Умер Борис Святославич. Умер Изяслав I. Черниговские побеждены. Изяслав, послав в Новгород сына своего Святополка, Ярополка оставил в Вышгороде, Владимиру Всеволодичу дал Смоленск. Но Святославичи, не хотя быть довольны Тмутараканскою и Муромскою областями, вооружились на Всеволода и, призвав половцев в помощь, пошли к Чернигову на Всеволода. Всеволод же, вооружась, вышел против них с малым войском. И сошлись на Сожце, где августа 26-го дня после жестокой битвы Всеволод от множества половцев побежден. Многие были от Всеволодовых войск побиты и пленены. Тут убиты воеводы его Иоанн Жирославич, Тукий Чудин, брат его Порей и другие многие. Борис же и Олег, думавшие, что все войска русские победили и всю землю Русскую обладали, пришли к Чернигову, учинив с половцами в земле отеческой великое разорение и кровопролитие, что Бог на праведном своем суде взыщет от руки их, когда должны будут ответ дать за все дела свои. Всеволод, видя себя изгнанным и хотя брата старшего Изяслава прежде оскорбил, однако ж, ведая его благонравие и братолюбие, не имея иной помощи, поехал к нему в Киев, где, придя, объявил Изяславу обо всем приключившемся и просил его со слезами о помощи. Изяслав же, слыша то и видя слезы брата, оскорбился, но, как муж кроткий и смиренный, более на правосудие и милость божескую, нежели на силу и богатство надежду полагая, стал брата своего умильно увещевать, говоря: «Брат любезный, не скорби о сем, что тебя наследия лишили, но уповай на всевышнего творца, ибо силен есть оборонить тебя. Не видишь ли, сколько мне бед и скорбей приключилось; первое, киевляне, изгнав меня, все имение мое разграбили; второе, какую я вам обиду учинил или в чем брата Святослава обидел, но был от вас, братьев моих, изгнан, и не блуждал ли по чужим странам и всего имения снова лишился? Но не мстил никому, и ныне нет нам причины тужить, но положим на Бога упование. Ежели нам даст участие в Русской земле, то даст обоим нам, если лишит, то лишит обоих. Я же не жалею за тебя голову мою положить». И сие ему сказав, утешил его и вскоре велел все войска собирать. Когда же изготовились, пошли Изяслав с сыном Ярополком и Всеволод с сыном Владимиром к Чернигову. Но когда приблизились ко граду, черниговцы заперлись во граде, и Олега и Бориса не было, отъехали в Тмутаракань для собрания войск и велели город до себя держать. Из-за того боялись черниговцы покориться и врата отворить. Изяслав велел приступать ко граду. Тогда Владимир приступил к восточным вратам от стреженя и, взяв наружный град, зажег, а граждане ушли во внутренний замок, и была им теснота великая. Но вскоре, уведав, что Борис и Олег идут с войсками немалыми, Изяслав и Всеволод, оставив осаду, пошли против них, торопясь, чтоб не допустить с идущими половцами соединиться. Олег, увидев полки Изяслава, просил Бориса, чтоб послать ко стрыям просить о мире и уделе без войны, не проливая крови, рассуждая, что им не безопасно против великой силы стрыев своих воевать. Но Борис, посмеявшись ему, сказал: «Ты убоялся множества людей их, но смотри на меня, что я один, не боясь их, хочу с ними биться». И, так похвалясь, пошли на бой. И сошлись у села Нежатины Нивы, учинили прежестокий бой, и на первом сражении убили Бориса, сына Святослава, похвалившегося победить полки стрыев своих, и потом вскоре смяли полки Олеговы. Изяслав же стоял между пехотою, ободряя к бою полки свои. И внезапно один от противников, придя к нему, ударил его копьем сзади в плечо и убил Изяслава. Бой же хотя жестоко продолжался, но вскоре побежден был Олег и едва с малым числом от его войска бегом во Тмутаракань спасся, а прочие либо побиты, либо пленены.

Убиен был великий князь Изяслав октября 3-го дня. Был на великом княжении 34, а всего жил 53 года. Тело же его, взяв, привезли в ладье и поставили против Городца (290), где вышли против него все киевляне, и, возложив на сани, везли в Киев со множеством духовных и народа. И от великого в народе плача не слышно было пения, ибо все от мала и до велика о нем плакали. Ярополк же шел за гробом отца своего. И, принесши его в церкви святой Богородицы, положили во гроб каменный. Был сей князь видом красив, телом велик, незлобив, ненавидел неправды, любил правду, никакого коварства и лести в нем не было, но прост душою и не мстителен оскорбившим его. Сколько ему киевляне зла учинили, самого изгнали, дом и все имение его разграбили, но он им не мстил. А если кто скажет, что, придя в Киев по изгнании Всеслава, несколько смертию казнил, оное не он, но сын его Мстислав без его воли учинил. И снова братья его изгнали, и он, ходя по чужим землям, всего имения лишился. Возвратясь же, что злое детям Святославовым учинил? Всеволод же, когда, побежденный от племянников, придя, просил его о помощи, он не говорил ему: «Сколько я от тебя зла претерпел?». Но не мстил ему, ни даже не сказал, что сие тебе не от меня учинилось, но сказал: «Ты меня, брат, на престол ввел и учинил меня как старший, я должен за тебя голову мою положить». Изъявив сим совершенную любовь к брату, по апостолу утешением печального брата и по слову Господню положил душу свою за брата своего.

Примечания

283. Било и клепало едино. Прежде употребления колоколов были у церквей для созывания на молитву доски железные, сначала не очень длинные, но широкие, потом делались узкие, вершка два или полтора шириною, а длиною от 3 до 5 аршин, и гнутые дугою, от которых после ударения молотком звон происходил; по употреблении колоколов они до времен наших у многих церквей находились, и ныне еще в некоторых монастырях есть, в которые прежде звона колокольного звонят.

284. Сии послы откуда были, хотя не сказано, но следующее изъявляет, что кесарские или от маркграфа бранденбургского Удона, за которого Изяслав дочь свою Параскеву выдал; и хотя написано за князя Моравского, но тогда в Моравии князей не было, а было владение Польское. По немецким же историям была она за маркграфом бранденбургским Удоном, но писец, не разумея, вместо маркграф моравский князь именовал; оная ж княжна в немецком Адельгейт и Пракседис именована, что не дивно, ибо тому имеем пример, что и Стрыковский княжну полоцкую Параскева и Пракседис именует, сия же от немцев Адельгейт или преизящество именована; и хотя княжна русская, но чья дочь, не объявлено. Супруг ее умер 1085-м, а она 1088-м обручена Генрику, кесарю римскому, умерла в 1095-м. А поскольку Стрыковский сказывает среди римских святых Пракседис княжну русскую, то, может быть, сия; однако ж в Лексиконе папежских святых ее нет. Бароний в сем же 1095-м сказывает, папа Григорий седьмой пишет к Болеславу польскому, чтобы руссам возвратил то, что отъял, и мир с ними учинил, объявляя причину, что Дмитрий сына своего к папе прислал, принося царство свое Петру, чтобы от рук его имел и клятвою утвердить обещал. Здесь сомнительство: 1) Дмитрия князя не упоминается, но, видно, Изяслав именован Дмитрием, что доказывается построенным от него монастырем святого Дмитрия, и тогда все по два имени имели, и его дети: Ростислав – Василий, Святополк – Михаил и пр. именованы; 2) Болеслав ничего от Руси взятого не имел, но более русские ему в войнах помогали, и видно, что о возвращении Киева разумеет; и так как Готфрид в Хронике сказывает, что сын Изяславов с великими дарами у кесаря был, то и послам кесарским по просьбе Изяславовой увещанию папы причина быть могла.

285. О сей войне поляков с богемцами Бельский и Гваньини пишут, не показывая года: король Болеслав весною, собрав великое войско, пошел на Братислава чешского; Вратислав же, боясь, чтоб братия его на него не восстали, послал братьев своих и вельмож просить о мире. Болеслав же, взяв за убытки, возвратился и пошел на Прусь; тогда же брат Вратиславов Яромир епископом пражским учинился. Богемский Гагеций на 1074 пишет, что Вратислав, услышав о Болеславе, местечко Греч укрепил, и Болеслав, вспомнив родство и Вратиславову невинность, возвратился и пошел на венгров, а о русских никоторый не упоминает. Стрыковский точно сказывает, что Владимир и Олег в помощь приходили, но о мире не объявил. Гваньини в годах весьма погрешил. К тому же обстоятельства сказанные довольно являют, что Несторово сказание вероятнее; точно так же ниже о приходе Изяслава Бельский и Гваньини пишут, якобы Всеволод от Болеслава побежден, а Стрыковский пишет, Винцент Кадлубек, Длугош, Меховий и Бельский объявляют, якобы Всеволода победили, но русские доказательнее с этим не согласны, и Всеволод, помирясь с братом, Киев уступил, кн. 5, гл. 4. Сия же ложь особенно тем обличается, что Изяслав Всеволода благодарил за уступление Киева, что если бы с победою взял, не мог сего сказать, как при кончине Изяслава во всех манускриптах точно написано. Об этом же у Кромера, Гваньини и Вельского в житии Владислава написано: в сие время русские отпали от власти и послушания польского. Но бесстыдные их и безумные враки о русских сами обличают: когда о житии Владимира и сына его, а Изяслава отца дела упоминают, точно их именуют монархами; то как можно превратно потом подданными именовать, или они не разумели, что значит монарх и подданный. Они же сами показывают, что русских государей о помощи просили, чем сами свою ложь обличают.

286. О смятении поляков и изгнании Владислава польские пространно беспутство оное описали, что к нашей истории не относится.

287. Михаил Дукас, сын Константина Дука, а Роману Диогену пасынок, воцарился 1071-м, имел войны с разными, как то: турки, болгары и кроаты, а более с разными бунтовщиками; из-за того он папу о помощи просил, но Никифор, его воевода, войдя в соглашение с турками, его в 1078-м престола лишил и постриг в Студитский монастырь, где он был 6 лет, и учинен епископом Ефесским, а умер во время Алексея Комнина.

288. О сем приходе Изяслава польские Длугош и Кромер, а из них Гваньини ложь сложили, якобы Владислав Всеволода в битве победил; но Стрыковский правильно ложь ту обличает, что они, не имея своих историй, писали по русским, а в русских того нет. А здесь еще, кроме того, обстоятельство сие польское в разных обличают, что Изяслав брата Всеволода за уступку благодарил и ему против племянников сам с войском в помощь пошел.

289. Емь что значит, выше, н. 246, показано, но здесь первый раз, а потом на многих местах Заволочье именует. Сие же название от обстоятельства, а не собственное, и означает за волоком или за лесами, как после от Пскова к Великим Лукам точно так же именует, где потом и город Заволочье построен, что же значит, смотри н. 388.

290. Сей Городец и Юриев едино, н. 192, 232, ныне Остр. (Сей Городец, думается, Вышгород именует, потому что на Днепре и близ Киева, где, кроме оного, нет. А другой Городец и Юрьев, н. 217, от того неблизко и везти в санях в октябре неудобно, ибо Днепр едва ли когда в последних числах октября замерзает, но в ноябре и декабре.)