Огнот и Муш

Назначенная для главного удара по нашему левому флангу II армия турок Ахмета Изета медленно собиралась в долине Евфрата. Раньше других здесь собрался 16-й турецкий корпус героя Дарданелл Мустафы Кемаля-паши{126}, слева от него развернулись 4-й, 3-й и 2-й.

Организуя удар на Эрзинджан, генерал Юденич предписал командиру IV Кавказского корпуса сковать собиравшегося на Евфрате неприятеля наступлением на харпутском направлении. Генерал де Витт{127} направил туда 66-ю пехотную дивизию, сбившую Кемаля в боях 29-го и 30 июня у Куртис-Дага и далее имевшую с ним ряд удачных столкновений в середине июля. В делах 17-го и 18 июля нами взято 300 пленных, 1 орудие и 3 пулемета.

20 июля Ахмет Изет перешел в решительное наступление на Эрзерум. Направив свой левофланговый 2-й корпус на наш I Кавказский, чтобы сковать его, он обрушился тремя остальными на IV Кавказский корпус. Галлиполийские победители атаковали с большим подъемом и энергией, и под их яростными ударами части IV Кавказского корпуса стали отходить… 23 июля мы потеряли Битлис, 24-го — Муш и 25-го отошли за государственную границу, опасно обнажив левый фланг наших главных сил и сообщения с Эрзерумом. У Битлиса 23 июля мы потеряли 2 орудия. Генерал Масловский отмечает чрезвычайно слабое руководство боями начальника 2-й Кавказской стрелковой дивизии генерала Назарбекова, ограничившегося пассивной обороной и упустившего возможности для контратаки.

Одновременно северная группа VI турецкой армии Халила, пользуясь бездействием англичан, нажала на отряд генерала Баратова в Персии и на слабый наш Азербайджанско-Ванский отряд генерала Чернозубова{116}. Со времен Сарыкамыша это был самый серьезный кризис Кавказского фронта.

Юденич решил парировать этот наметившийся обход своих главных сил ударом в левый фланг прорвавшейся II турецкой армии (обходящий сам обойден). Иными словами, повторить свою прошлогоднюю Евфратскую операцию, но в более крупном масштабе. Этот удар был возложен на резерв фронта — группу генерала Воробьева (4-я, 5-я Кавказские стрелковые дивизии и 2-я пластунская бригада), которой указано было атаковать в общем направлении на Огнот.

Наше встречное наступление началось 6 августа. Рядом стремительных ударов с фронта и во фланг группа генерала Воробьева сперва остановила, а затем сбила прорвавшиеся от Огнота 3-й и 4-й неприятельские корпуса. Одновременно огрызнулся фронтально и IV Кавказский корпус. Генерал де Витт, сжав свое расположение, опрокинул правофланговый корпус Кемаля. 10 августа был возвращен Муш, а 14-го группа генерала Воробьева уже стояла на Евфрате. В боях с 7-го по 10 августа на подступах к Мушу разбита 7-я турецкая пехотная дивизия 16-го корпуса. Нами взято 2200 пленных, 4 орудия и 3 пулемета.

Одновременно Азербайджанский отряд нанес 11 августа у Раята полное поражение 13-му турецкому корпусу, чем полностью восстановил сильно было поколебленное положение в Персии. У Раята наши Сводно-пограничная и 4-я Кавказские казачьи дивизии окружили и уничтожили в боях с 9-го по 11 августа 4-ю турецкую пехотную дивизию. Взято 60 офицеров (2 командира полков), 2300 аскеров, 4 орудия и 4 пулемета.

Энергичный Ахмет Изет не желал признать себя побежденным. Он бросил в бешеные контратаки свои 3-й, 4-й и 16-й корпуса. В тяжелых боях с 15-го по 18 августа у Хеваршаха и Огнота наступательный порыв этих превосходных войск был сломлен. В этих боях взято 1500 пленных и 2 орудия.

Всю вторую половину августа и начало сентября в долине Евфрата кипели ожесточенные бои — Огнотское сражение. Против наших 41/2 дивизий неприятель развернул 11. Турки дрались с той же отвагой, что и на Галлиполи, но противник у них здесь был не тот — и шаг за шагом дарданелльские победители оттеснялись в исходное свое положение эрзерумскими победителями…

У нас из 50 000 бойцов за всю операцию убыло 20 000 человек. У турок же из 120 000 — 56 000 человек. Пленных и трофеев в этих ожесточенных боях взято мало. 20 августа захвачено 8 офицеров, 205 аскеров и 1 орудие. 22 августа еще 10 офицеров и 538 аскеров, а 27 августа — 4 офицера, 240 аскеров, 3 орудия и 1 пулемет. Вообще же за всю операцию по отражению II турецкой армии с конца июля по середину сентября нами взято 5000 пленных и 10 орудий (не считая трофеев Азербайджанского отряда с 9-го по 11 августа у Раята). Все остальные потери турок — кровавые.

Группа генерала Воробьева составила VI Кавказский корпус под командой генерала Абациева{128}. Одновременно и Азербайджанско-Ванский отряд был переименован в VII Кавказский корпус князя Вадбольского{129}.

В половине сентября бои стали затихать. К октябрю 1916 года весь Кавказский фронт утопал в снегу. Живая сила неприятеля была сокрушена окончательно. Из 150000 бойцов своей III турецкой армии Вехиб-паша едва собрал 36 000, а во II турецкой армии Ахмета Изета из 120 000 аскеров осталось 64 000 человек. Дарданелльские корпуса были сведены в кавказские дивизии… Возместить эти жестокие потери обескровленная Турция уже не могла…

Огнотским сражением закончилась героическая борьба нашей Кавказской армии. С ничтожными силами она свершила великие дела и сделала значительно больше того, что от нее требовал общий ход войны.

В кампанию 1917 года ей надлежало действовать оборонительно. Дальнейшее наступление в глубь горных пустынь Анатолии не имело никакого смысла и могло оказаться только гибельным. 17 февраля 1917 года 19-й Туркестанский стрелковый полк полковника Хромых, атакуя по собственному почину в 5-аршинном снегу, овладел позициями турок на хребте Ики-Сиври (высота 3300 метров). Полк был укомплектован офицерами гвардейской пехоты, просившими перевода на Кавказ, где еще дерутся по-настоящему. Это было последнее наступательное дело на Кавказском фронте.

С занятием Эрзинджана наше продвижение в глубь Турции достигло своего стратегического предела. Сообщения вытянулись на 500–600 верст в дикой местности. Продовольственные транспорты сами вынуждены были съедать большую часть своих запасов. Роль Кавказской армии стратегически закончилась.

На апрель 1917 года Император Николай Александрович повелел овладеть Царьградом. Государю удалось победить инерцию слепой и косной Ставки. Два года назад — в апреле 1915 года — операция эта должна была спасти Россию, теперь же все сроки были давно пропущены.