Августовская операция

За весь период грандиозных сражений, проведенных армиями Юго-Западного фронта в Польше и Галиции, роль Северо-Западного фронта оставалась совершенно второстепенной. Генерал Иванов объединил в своих руках (вернее, в руках своего начальника штаба генерала Алексеева) семь армий из девяти. У генерала Рузского во второй половине сентября остались только 1-я армия, приводившаяся в порядок на Среднем Немане, и 10-я, собиравшаяся на Верхнем Немане, в Гродненском районе и по Бобру. В 1-й армии было 11 пехотных и 14,5 кавалерийских дивизий, в 10-й — 9 пехотных и 1,5 кавалерийских дивизии. VIII германская армия генерала Шуберта{196} насчитывала всего 7 пехотных и 1 кавалерийскую дивизии и два корпусных управления — 1-й резервный корпус противостоял нашей 1-й армии, 1-й армейский корпус — 10-й. У нас было тройное численное превосходство, но штаб Северо-Западного фронта, ошеломленный и деморализованный восточнопрусской катастрофой, этим не воспользовался. Армиям были даны пассивные задачи удерживать и прикрывать.

Направив свою новообразованную IX армию фельдмаршала Гинденбурга на выручку Австро-Венгрии, германское верховное командование предписало генералу Шуберту энергичными демонстрациями удержать как можно больше сил на русском Северо-Западном фронте. Результатом был ряд коротких ударов ландвера на Осовец с 14 по 17 сентября и частей 1-го армейского корпуса на Друскеники 12 — 13-го числа. Ландверная дивизия фон дер Гольца едва не захватила Осовца. Маленькая крепость была спасена VI армейским корпусом генерала Балуева, двинувшимся для ее деблокады по собственному почину. Генерал Рузский направил под Осовец со своей стороны 11-ю Сибирскую дивизию I Туркестанского корпуса. Наши трофеи — 2 орудия. Демонстрации эти, отраженные нашими войсками, чрезвычайно тревожили Рузского и Бонч-Бруевича, замедлив перевод 2-й армии под Варшаву.

15 сентября началось наступление 1-й и 10-й армий. Вялое продвижение 1-й армии (III, IV, XX, II и XXVI армейские корпуса) не встречало особенного противодействия все эти дни. 18-го числа IV и II корпуса были выведены генералом Ренненкампфом в резерв и переброшены под Варшаву. 10-я же армия генерала Флуга завязала в тот же день чрезвычайно упорные бои с главными силами VIII германской армии, начав этим сражение в Августовских лесах.

План генерала Флуга был: сковать противника фронтальным ударом II Кавказского и XXII армейского корпусов, атаковавших с юга на север вдоль Немана — на Сопоцкин — Копциово, и перехватить им отступление III Сибирским и I Туркестанским корпусами, атаковавшими на Августов — Лык.

Вялость генерала Мищенко, не сумевшего распорядиться своей фронтальной группой и даже развернуться, привела к тому, что немцы ускользнули. В предшествовавшие наступлению дни генерал Мищенко совершенно измотал свой II Кавказский корпус бесцельными маршами и контрмаршами. Командир XXII армейского корпуса генерал барон Бринкен, в мирное время считавшийся образцовым, совершенно потерял голову еще после неудачи авангарда 25 июля у Бялы. Оба эти командира корпусов не выдержали боевого испытания и оказались много ниже своей репутации. Зато III Сибирский корпус генерала Радкевича занял Августов и вышел немцам на сообщения. 16 и 17 сентября 10-я армия меняла фронт налево, заходя правым плечом, Радкевич вел упорные бои под Августовом, а туркестанцы отвлеклись Осовецкой операцией. Штаб Северо-Западного фронта отдал 16-го директиву, предписывавшую 1-й и 10-й армиям выйти к 22 сентября на фронт Сталлупенен — Сувалки — Граево. 10-й армии был придан VI армейский корпус, деблокировавший Осовец (остальные корпуса 2-й армии были уже под Варшавой в составе Юго-Западного фронта).

Генерал Шуберт притянул на выручку 1-го армейского корпуса 1-й резервный и ландвер. 18 и 19 сентября в Августовских лесах разыгралось жестокое побоище. В этих лесных боях германцы утратили свои преимущества в управлении и тяжелой артиллерии, и тут наши кавказцы, финляндцы и сибиряки показали восточнопрусским полкам свои волчьи зубы. В молниеносной артиллерийской пристрелке и стремительных рукопашных боях превосходство осталось за нами.

Известный уже нам полковник Сергеевский в своих воспоминаниях (Пережитое) описывает эти славные дела. Вот один эпизод. 10-й Финляндский стрелковый полк, идя колонной, внезапно наткнулся на германцев. Командир полка скомандовал: В цепь! Но командир бригады генерал Стельницкий бросился вперед: Какая там цепь — за мной! Блистательным штыковым ударом 600 оторопевших немцев положено на месте, остальные бежали. Наш урон всего 16 человек. Геройский полк бросился в штыки прямо колонной. Так состоялось боевое крещение молодых финляндских полков, и здесь кавказские гренадеры получили от потрясенных танненбергских победителей почетное имя желтых дьяволов. В этих проклятых лесах русские показали свои волчьи зубы, — писал (впоследствии убитый) восточнопрусский гренадер, — мы думали сначала, что это — японцы, потом оказалось, что это были кавказские черкесы. Никаких черкес в 10-й армии не было, а были стальные полки II Кавказского корпуса.

20 сентября II Кавказский корпус занял Сувалки. Августовские леса были очищены от неприятеля. Трофеями 10-й армии было около 3000 пленных и 20 орудий. Взяв Сувалки 20 сентября, генерал Флуг навлек на себя величайший гнев генерала Рузского за недостаток методики. Гофкригсрат Северо-Западного фронта заранее (16 сентября) назначил взятие Сувалок на 22-е число.

* * *

22-го числа VIII германская армия, получив подкрепления, перешла в энергичное наступление на Сувалки. В сражении под Сувалками с 22 по 27 сентября германцам удалось нанести огнем огромные потери II Кавказскому и XXII армейскому корпусам, но не удалось добиться какого-либо успеха. Генерала Шуберта заменил генерал Франсуа. Видя тщетность попыток сбить 10-ю армию и опасаясь охвата своего левого фланга нашей 1-й армией, он отвел потрепанные свои корпуса на прусскую границу. Туркестанцы заняли Лык и Бялу.

В 1-й армии довольно упорные бои шли на ее левом фланге, где XXVI армейский корпус потерпел 30 сентября весьма чувствительную неудачу у Вержболова. 53-я и 56-я пехотные дивизии были опрокинуты с потерей 22 орудий и 12 пулеметов.

В общем наша 10-я армия нанесла поражение VIII германской. Несмотря на одержанную победу, командовавший ею генерал Флуг был отрешен от должности: его неизменно наступательные директивы пугали малодушного главнокомандовавшего фронтом и его штаб. В его действиях Рузский и Бонч-Бруевич усмотрели опасную активность. Штаб фронта запретил 10-й армии использовать августовскую победу фланговым ударом VI армейского корпуса от Граева в тыл германцам и предписал корпусам действовать исключительно кордонным расположением — плечом к плечу. Это повторение бездарной лобовой атаки Львова, где Рузского и Бонч-Бруевича не хватило на использование XXI армейского корпуса во фланг и в тыл австрийцам.

При просвещенном содействии генерала Рузского Гинденбургу удалось приковать 7 дивизиями 24 русских на второстепенном участке фронта, когда под Варшавой и Ивангородом на счету был каждый батальон. Надо было либо довести дело до полного уничтожения VIII германской армии, либо вообще воздержаться от наступательных попыток, ограничиться удержанием Немана, а все, что можно, дивизий 10–11 — направить под Варшаву. Но нечего было требовать полководческих решений от слабых, а то просто ничтожных людей, в чьи неумелые руки в недобрый час была отдана судьба России и ее армии…

10-ю армию принял командир Х армейского корпуса генерал Сивере, близкий сотрудник генерала Рузского по Киевскому округу и 3-й армии. Генерал Рузский ставил ему в особенную заслугу его методичность. Результаты этой методичности мы увидим через четыре месяца.

В первых числах октября в VIII германскую армию прибыл 25-й резервный корпус, потеснивший туркестанпев под Лыком. 1-я Туркестанская бригада понесла значительные потери и лишилась 2 орудий. 10-я армия заняла Сталлупенен и Гольдап (что было названо Вторым походом в Восточную Пруссию). По сформировании на млавском направлении новой 1-й армии туда отошли VI армейский и I Туркестанский корпуса, а взамен их в 10-ю поступили III, XX и XXVI прежней 1-й армии.

Весь октябрь и начало ноября 10-я армия вела частичные бои местного значения и без связи с операциями на главных театрах. Из этих боев нам следует отметить бой XX армейского корпуса в Роминтенском лесу 19 октября и удачное дело сибиряков III корпуса 6 ноября у Бакаларжева. В Роминтенском лесу взято 2 орудия. При Бакаларжеве портартурцами 7-й Сибирской дивизии захвачено 600 пленных и 19 орудий. Генерал Сивере пытался действовать обходами, но генерал Рузский, не признававший вообще никаких обходных движений, требовал исключительно фронтальных атак. Вообще, против 9 неприятельских дивизий VIII армии у нас в 10-й армии было 15 дивизий.


Работа вакансии автоэлектрик спецтехники.