Вторая Галицийская битва

Переведя главные свои силы — 5-ю, 4-ю и 9-ю армии — на левый берег Вислы, под Варшаву и Ивангород, штаб Юго-Западного фронта указал остававшимся в Галиции 3-й и 8-й армиям строго оборонительную задачу — удерживаться на рубеже Сана. В расчетах Ставки и фронта Галицийский театр стал играть второстепенную роль, несмотря на то, что сюда были направлены главные усилия врага: левым берегом Вислы — на Варшаву — Ивангород — атаковало 17 неприятельских дивизий, правым — на Перемышль — Львов — 36. За всю Варшавско-Ивангородскую операцию мы развернули в Польше против 17 неприятельских дивизий 30 наших (считая со 2-й армией), а в Галиции против 38 неприятельских (считая с деблокированным перемышльским гарнизоном) — 24 наших.

С 18 сентября наша конница, поддерживаемая пехотными авангардами, отходила на главные силы. Конница поддерживала соприкосновение с неприятелем все дни, предшествовавшие его наступлению. 3-я армия с группой генерала Крузенштерна (арьергард 9-й армии — XVIII армейский корпус, оставленный в Галиции) располагалась по левому берегу Сана. В тылу ее Осадная армия генерала Щербачева заканчивала обложение Перемышля. 8-я армия генерала Брусилова располагалась в карпатских предгорьях от Верхнего Сана до Верхнего Днестра. Заднестровье охраняли незначительные силы.

С неприятельской стороны правобережная группа I армии Данкля наступала на Нижний Сан, IV — эрцгерцога Иосифа Фердинанда — на Ярослав, против Радко Дмитриева, III — Бороевича — должна была деблокировать Перемышль, а II — Бем Ермоли — навалиться на левый фланг Брусилова у Самбора. Нанеся русским армиям поражение, австрийцы намеревались вернуть потерянную Галицию. Наши силы в Галиции были объединены под общим руководством генерала Брусилова, решившего для сохранения Львовского района принять оборонительное сражение.

24 сентября на рассвете генерал Щербачев штурмовал Перемышль, надеясь овладеть им до подхода австрийских армий. Штурм был, однако, отбит, и в тот же день блокада Перемышля снята. Вся тяжесть штурма легла на 19-ю пехотную дивизию у Седлиски. Крымцы и кубанцы взяли было несколько верков. Наш урон до 10000 человек. Генерал Брусилов предписал 3-й армии не ввязываться в сражение на левом берегу (как того хотел было Радко Дмитриев) и отойти на правый берег Сана. Блокадная армия временно расформировывалась.

26 сентября в упорном бою у Пржеворска наш XI армейский корпус был сильно потрепан IV австро-венгерской армией. Генерал Брусилов двинул в 3-ю армию обе дивизии VII корпуса, но в ближайшие дни положение стало критическим и у него. В 8-й армии началось упорнейшее 25-дневное Хыровское сражение.

III и II австро-венгерские армии обрушились на наши XII, VIII и XXIV армейские корпуса. С 28 сентября по всему фронту от Хырова до Стрыя завязались кровавые бои. Каждый день Бороевич и Бем Ермоли переходили в наступление, и каждый день их яростные атаки отбивались. С нашей стороны здесь особенно отличились всюду поспевавшие и везде спасавшие положение Железные стрелки генерала Деникина{195}. 11 октября было критическим днем, но обходивший Бем Ермоли был сам обойден и разбит XXIV армейским корпусом (Цуриков, Корнилов, Деникин) у Стрыя. Австро-венгры начали отход по всему фронту — и 22 октября Хыровское сражение закончилось. Наши трофеи в Хыровском сражении — 150 офицеров, 15000 нижних чинов, 22 орудия и 40 пулеметов. По словам генерала Брусилова, это была последняя операция, которую он вел, имея регулярно обученные войска; в Хыровском сражении особенно отличился 134-й пехотный Феодосийский полк с полковником Кусонским, блестящей атакой 9 октября захватив Стрый. Феодосийцами взято до 3000 пленных, 2 орудия и 8 пулеметов.

Пока Брусилов отражал главные силы австро-венгров у Хырова, 3-я армия генерала Радко Дмитриева вела упорный и затяжной бой с IV австро-венгерской армией за переправы на Сане. Успешное развитие Ивангородской операции чрезвычайно облегчило здесь наше положение. Правобережная группа Данкля была переведена за Вислу, армия же эрцгерцога не была достаточно сильна для поставленной ей задачи — форсировать Сан. В первых числах октября генерал Радко Дмитриев сам стал переходить в частичные наступления на левый берег, действуя по преимуществу короткими ударами и ночными атаками. Особенно успешно действовали части 9-й пехотной дивизии Х армейского корпуса. Переход севцев через Сан у Грабовца в ночь на 7 октября под убийственным огнем и по канату смело может занять место наравне с переходом Чертова моста и Сагрытлинской переправой. Все сражение на Сане стоило 3-й армии до 50000 человек и очень ослабило ее. Трофеев взято немного: около 6000 пленных.

Поражение Макензена под Варшавой, Данкля под Кольцами, неудача эрцгерцога на Сане и Бем Ермоли под Хыровом побудили генерала Конрада начать 22 октября отступление по всему фронту. Перемышль был снабжен запасами, его гарнизон доведен до 150000 человек. II армия была погружена в поезда и отправлена в Польшу на выручку Макензена и Данкля. IV армия отводилась на Краков, III и новообразованная группа генерала Пфланцер-Балтина — к Бескидским Карпатам.

В то же время штаб Юго-Западного фронта, получив указания Ставки о наступлении в сердце Германии, возложил производство этой операции на 4-ю и 9-ю армии на левом берегу Вислы. 3-й армии надлежало прикрыть этот маневр выдвижением на Дунаец, а 8-й — обеспечить фронт со стороны Карпат.

В последних числах октября армии Радко Дмитриева и Брусилова перешли в наступление. 3-я достигла Дунайца без особенных усилий, 8-я имела в предгорьях Карпат несколько авангардных дел. 31 октября наш XXIV армейский корпус занял Балигрод, где взял 1000 пленных, 3 ноября у Воли Петражицкой VIII корпус взял 4 орудия. В то же время вновь образованная Блокадная армия генерала Селиванова приступила к обложению Перемышля. Ее составили новообразованные XXVIII и XXIX армейские корпуса.

Так во Второй Галицийской битве 3-я армия генерала Радко Дмитриева и 8-я генерала Брусилова отстояли Червонную Русь от четырех неприятельских армий.