Третье коалиционное правительство

А. Ф. Керенский попытался, опираясь на широкую антикорниловскую волну, укрепить свое положение и стабилизировать обстановку в стране. С тем «чтобы дать моральное удовлетворение общественному мнению», Россия 1 сентября была провозглашена республикой. 14 сентября было созвано Демократическое совещание, призванное, по мысли его устроителей, внести консолидирующее начало в расколотое российское общество на базе сплочения всех противников военной диктатуры. В нем участвовали представители политических партий, земств и городских дум, профсоюзов, Советов, армии. Социалистическое по партийности делегатов Совещание, поддержав идею коалиции с «цензовыми» (буржуазными) элементами, в то же время высказалось против сотрудничества с кадетами. Чтобы найти выход из создавшегося положения, было решено избрать на Совещании постоянный орган — Временный Совет Российской республики (Предпарламент) и наделить его правом контроля над правительством до Учредительного собрания. Одновременно А. Ф. Керенскому путем сложных закулисных маневров удалось добиться согласия группы политиков из числа эсеров, меньшевиков, кадетов и беспартийных войти в третье по счету коалиционное правительство. Его состав, пополненный военными чинами, был одобрен Предпарламентом, и с 25 сентября новый кабинет министров приступил к работе. Почти сразу правительство освободило себя от подотчетности Предпарламенту, превратившемуся после этого в бесправный орган, место бесплодных дискуссий.

Итак, А. Ф. Керенский одержал победу над мятежными генералами и восстановил официальные структуры государственной власти. Но эта победа оказалась пирровой. Хрупкий баланс сил в стране был необратимо нарушен. Поражение корниловского выступления вызвало в рядах правых, прежде всего офицеров, смятение и дезорганизацию, ненависть к Керенскому, которого не без основания обвиняли в беспринципности и политическом коварстве, в окончательном подрыве боеспособности русской армии. Министру-председателю и его правительству уже не приходилось надеяться на какую-либо эффективную помощь со стороны правых. Утратив их поддержку, власти оказались перед прямой и молниеносно нараставшей угрозой удара с левого, большевистского фланга.