Выступление генерала Корнилова

Тайный сговор с Керенским

Подготовка к военному перевороту началась еще до Государственного совещания. Ее осуществляли Ставка Верховного Главнокомандования во главе с Л. Г. Корниловым, офицерские организации (Военная лига, Союз георгиевских кавалеров. Союз офицеров армии и флота и др.), торгово-промышленные круги (Общество экономического возрождения России, руководимое А. И. Гучковым и А. И. Путиловым), а также верхи кадетской партии, окончательно убедившиеся в том, что «революция сошла с рельс».

Полной согласованности в планах и действиях этих сил не было. Тем не менее все сходились на необходимости роспуска Советов и солдатских комитетов, запрещения большевистской партии. Временное правительство ожидала иная судьба. Кадеты постарались убедить Л. Г. Корнилова провести переворот под «сенью» кабинета, ограничившись затем его реорганизацией, и главное — в союзе с министром-председателем А. Ф. Керенским, ибо в противном случае, предупреждали они, «никто не поддержит, все спрячутся». Вопрос о конкретной форме диктатуры оставался открытым (то ли личная диктатура Корнилова или Керенского, осуществляемая под прикрытием Временного правительства, то ли их «дуумвират», то ли коллективная диктатура «людей мощной воли», как говорилось в одном из документов той поры).

10 августа Верховный Главнокомандующий вручил министру-председателю докладную записку. В ней определялся круг тех неотложных мер, которые могли явиться основой для первого совместного шага к «твердой власти». Генерал предлагал восстановить дисциплинарную власть офицеров, ограничить компетенцию войсковых комитетов «интересами хозяйственного быта армии», распространить на тыловые части закон о смертной казни, расформировать неповинующиеся воинские подразделения с направлением нижних чинов в «концлагеря с самым суровым режимом», перевести железные дороги, большую часть заводов и шахт на военное положение с запретом митингов и забастовок.

А. Ф. Керенский долго колебался, но после фиаско на Государственном совещании все же решился принять протянутую руку генерала. 24 августа в Могилев, где находилась Ставка, прибыл его личный представитель Б. В. Савинков, бывший эсер-террорист. Соглашение было достигнуто быстро: Керенский принимал к исполнению все пункты докладной записки Корнилова, а генерал обязывался направить в Петроград верные ему воинские части для жесткого подавления «возможных беспорядков», иначе говоря, для репрессий против всех неугодных власти сил. К моменту прибытия войск премьер должен был объявить в городе военное положение. Главковерх тут же отдал приказ о движении к столице конного корпуса и двух конных дивизий в эшелонах по железной дороге.


http://atlantyk.ru/ onix оформление витрин.