Был ли большевистский заговор?

Вопрос о большевистском заговоре в июле 1917 г. по сию пору окутан множеством легенд и домыслов. Тем важнее для нас разобраться в нем непредвзято.

Стихийные антиправительственные выступления петроградских рабочих я солдат под большевистскими лозунгами застали руководителей и активистов РСДРП(б) врасплох, и они в течение долгих часов не могли однозначно определить свое отношение к ним.

Поначалу, днем 3 июля, ЦК, опасаясь, видимо, вооруженных провокаций со стороны властей, предпринял безуспешные попытки остановить демонстрации. Вечером того же дня группа ультрарадикалов из петроградского комитета партии и «Военки»(М. И. Лацис, В. И. Невский, Н. И. Подвойский, И. Т. Смилга и др.)» напротив, решили открыто поддержать выступления масс, вывести их на улицы 4 июля и одновременно обеспечить демонстрантам военную помощь. В частности, были вызваны подкрепления из Кронштадта, где моряки, вдохновляемые большевиком Ф. Ф. Раскольниковым, уже успели сорганизоваться в вооруженные десантные отряды, отправлены броневики и рота солдат для захвата Петропавловской крепости, мостов и иных объектов города.

В ночь с 3 на 4 июля состоялось заседание ЦК, где присутствовали приглашенные партийные активисты. Призывы к насильственному смещению Временного правительства не встретили на нем одобрения, поскольку слишком очевидной была неготовность провинции поддержать восстание в столице. После горячих дебатов руководство партии склонилось к решению принять участие в демонстрации, но с тем, чтобы «движение, вспыхнувшее в полках и на заводах, превратить в мирное выявление воли всего рабочего, солдатского и крестьянского Петрограда».

И все же предотвратить столкновения между проправительственными силами и 400-тысячными колоннами демонстрантов с немалым числом винтовок и пулеметов не удалось. В Петрограде вновь раздались выстрелы. Причем первыми, как правило, огонь открывали члены правых военных и полувоенных формирований, засевшие на верхних этажах и чердаках зданий в центральной части города. С другой стороны, буйно вели себя кронштадтские матросы, большей частью вооруженные и горевшие желанием сражаться. Они никак не могли взять в толк, зачем их вытребовали в Петроград, если демонстрация сугубо «мирная».

В ходе то и дело стихийно возникавших на улицах перестрелок 56 человек было убито, около 650 ранено.