Центристы

После февральских событий резко возросли численность и влияние умеренных социалистических партий — эсеров и меньшевиков. Они преобладали в Советах, возникших вслед за Петроградом и Москвой во многих других городах России, в профсоюзах и других массовых общественных организациях. Партия эсеров насчитывала тогда 800 тыс. человек, партия меньшевиков — 200 тыс. человек. Летом вновь возникла распавшаяся в годы реакции немногочисленная партия народных социалистов (энесов). Ее лидеры традиционно занимали прокадетские позиции, а теперь оказались в одной компании с эсерами и меньшевиками, еще в февральские дни передвинувшимися с левого фланга в сторону политического центра.

Умеренные социалисты, как мы знаем, поспешили заявить о поддержке Временного правительства — сначала условной (формула «постольку — поскольку»), затем о безоговорочной. Была выражена и готовность к сотрудничеству с буржуазными партиями. В стремлении избежать конфликтов с ними эсеры и меньшевики отложили выполнение своих программных требований кардинальных реформ в области национально-государственного строительства России, аграрных отношений (включая ликвидацию помещичьего землевладения), рабочего законодательства до созыва Учредительного собрания. Во внешней политике социалисты отстаивали принцип «революционного оборончества», то есть продолжения войны с германским блоком в целях защиты революции и демократических свобод.