Установление двоевластия в стране

Утром 27 февраля члены Государственной думы приняли решение о создании Временного комитета во главе с председателем Думы М. В. Родзянко. Свою первоочередную задачу Временный комитет видел в том, чтобы наладить контакты с правительственными учреждениями и нормализовать обстановку в столице. При этом члены комитета отнюдь не претендовали на то, чтобы взять всю полноту власти в свои руки, напротив, такая возможность, скорее, пугала их. Они надеялись, что сумеют наконец-то заставить царя пойти на уступки, склонив его к сотрудничеству и образованию кабинета министров, ответственного перед Думой.

Однако новорожденный комитет не обладал реальной силой для осуществления подобных замыслов и вынужден был искать поддержку у другого органа, возникшего в ходе революции и опиравшегося на широкую массовую базу,— Петроградского Совета рабочих депутатов. Его первое заседание состоялось вечером 27 февраля. Через день, 1 марта, он пополнился представителями от столичного гарнизона и получил название Совета рабочих и солдатских депутатов.

В Петроградском Совете, а затем практически во всех появившихся в России Советах рабочих и солдатских депутатов и Советах крестьянских депутатов прочное большинство оказалось у умеренных социалистов — эсеров и меньшевиков. Под их руководством действовали и постоянные органы Советов — исполнительные комитеты.

Умеренные социалисты сразу выдвинули идею «гражданского мира», консолидации «всех классов и элементов народа», «окончательного упрочения политической свободы и народного управления в России». И трудовые массы свои симпатии отдали им, а не большевикам с их пугающим мирных обывателей призывом продолжать борьбу вплоть до образования в стране «Временного революционного правительства» и перенесения этой борьбы на международную арену — в союзе с «пролетариатом воюющих стран» против «угнетателей и поработителей, против царских правительств и капиталистических клик» (Манифест ЦК РСДРП от 27 февраля 1917 г.). К тому же в этом большевистском Манифесте не было даже упомянуто о Советах.

Руководство Советов, как и члены Временного комитета Госдумы, не горели, однако, желанием возложить на свои плечи ответственность за управление страной, ввергнутой в состояние войны и революционной смуты. Умеренные социалисты были едины в оценке событий. «Это есть буржуазная революция в классическом смысле данного понятия,— разъясняли они со страниц своих газет.— Государственная власть, вырванная из рук бюрократии и части дворянства», должна перейти к буржуазии. «Одним словом, сущность революции, ее социальное содержание и ее историческая тенденция — буржуазно-капиталистического характера. Иной она и быть не может по всему социально-историческому положению страны». В их среде полное понимание и одобрение встречала крылатая фраза Г. В. Плеханова: «Русская история еще не смолола муки, из которой будет выпечен пышный пирог социализма». Любое забегание вперед, по авторитетному мнению патриарха российского марксизма, было бы непростительной ошибкой, насильственным вмешательством в естественный ход исторического развития страны и закончилось бы катастрофой.

Деятельность эсеро-меныпевистского руководства Петроградского Совета развернулась в этой ситуации по двум направлениям:

были заблокированы попытки буржуазных политиков сохранить монархию, придав ей конституционные формы. Николай II, испытывая сильное давление со стороны революционного Петрограда и высшего командования русской армии, 2 марта отрекся от престола в пользу своего брата Великого князя Михаила. Но и Михаил, трезво оценив расстановку политических сил и настроения народных масс, 3 марта отказался принять царскую корону. Самодержавно-монархический строй в России окончательно рухнул;

одновременно делегация исполкома Петроградского Совета во главе с его председателем меньшевиком Н. С. Чхеидзе вступила в переговоры с Временным комитетом Госдумы, предложив ему образовать Временное правительство. После получения принципиального согласия членов комитета участники переговоров приняли декларацию. В ней подчеркивалось, что правительство создается по соглашению с Советом и поэтому должно быть признано законным в глазах народа.

Состав Временного правительства определился к вечеру 2 марта. В него вошли: министр-председатель князь Г. Е. Львов, кадеты П. Н. Милюков, А. А. Мануйлов, Н. В. Некрасов, А. И. Шингарев, октябристы А. И. Гучков и И. В. Годнев, ряд других буржуазных политиков. Единственным социалистом там был эсер А. Ф. Керенский. Но он выполнял обязанности министра как частное лицо и официально не представлял свою партию или Совет.

Вместе с тем лидеры Петроградского Совета вовсе не желали полностью устраниться от реальной власти, обретенной ими в дни революции. Они добровольно присвоили себе функции контролеров над Временным правительством, обусловив его поддержку оговоркой — «постольку, поскольку оно, в согласии с Советом, будет неуклонно идти в направлении к упрочению завоеваний революции и расширению этих завоеваний».

Еще 1 марта был сделан шаг, призванный в решающей степени обеспечить условия такого контроля и даже прямого давления на официальное правительство. В тот день Петроградский Совет издал приказ № 1 по столичному гарнизону, тут же получивший распространение в армии. Он ограничивал единоначалие офицеров и их дисциплинарную власть, предписывал немедленно создать в воинских частях выборные солдатские комитеты, непосредственно подчиненные Советам, запрещал исполнять приказы, противоречащие распоряжениям советских органов. Армия фактически переходила под контроль Советов.

Этот приказ положил начало тому процессу, который революционеры называли демократизацией армии, а их противники, и не без основания,— ее разложением и гибелью. Как позднее признался один из его авторов, приказ № 1 «не ошибка, а необходимость... Он являлся единодушным выражением воли Советов. В день, когда мы «делали революцию», мы поняли, что если не развалить старую армию, она раздавит революцию. Мы должны были выбирать между армией и революцией. Мы не колебались: мы приняли решение в пользу последней и употребили, я смело утверждаю это — надлежащее средство».

В сложившейся ситуации официальному Временному правительству приходилось согласовывать каждое свое действие с Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов. После ликвидации самодержавия в России установилось двоевластие.