Просвещение. Печать. Наука

В XX в. Россия вступала, имея достаточно обширную и разветвленную систему образования. Она включала в себя три ступени: начальную (церковно-приходские школы, народные училища), среднюю (классические гимназии, реальные и коммерческие училища) и высшую (университеты, институты). Однако все эти учебные заведения существовали и развивались в неодинаковых условиях.

Тяжелей всего было положение начальной школы. Об этом свидетельствовал очень невысокий процент грамотных в стране: 21%—в 1897 г., 30%—в 1917 г. В начале XX в. Россия тратила на народное просвещение всего 43 коп. на душу населения, в то время как Англия и Германия — 3,8 руб. Правда, после первой российской революции началось резкое увеличение ассигнований на начальное образование. В 1905 г. во II Думе даже рассматривался проект о введении всеобщего начального образования в России, но он так и не получил силу закона.

Несколько лучше обстояло дело со средними учебными заведениями. В России еще в первой половине XIX в. была создана целая сеть гимназий с хорошо разработанными учебными программами и довольно сильным штатом преподавателей. Однако в 1860-х гг. в целях борьбы с «опасным» увлечением нигилистически настроенной молодежи естественными науками эта цельная система была искусственно деформирована. С одной стороны, учреждались классические гимназии, где основной упор был сделан на преподавание древних языков, с другой — реальные училища с узкопрофессиональной технической ориентацией.

В начале XX в. под влиянием требований общественности уродливые стороны среднего образования постепенно выправляются. В гимназиях было ослаблено классическое направление, больше времени отводилось на преподавание естественных наук и математики. Была ликвидирована и излишне узкая специализация в реальных училищах, перед выпускниками которых открывались теперь более широкие возможности для получения высшего образования, чем раньше. Все большей популярностью в начале XX в. пользовались коммерческие училища, сеть которых была создана по инициативе и на средства торговой и промышленной буржуазии. Эти училища имели лучшую материальную базу, чем другие средние учебные заведения, они давали хорошее образование, в них практиковалось небывалое в России совместное обучение юношей и девушек.

Что касается высших учебных заведений — институтов и особенно университетов, то по уровню организации преподавания они не уступали лучшим европейским образцам. Однако именно на эту сферу российского просвещения трагические события начала XX в. оказали самое роковое воздействие. Студенческие беспорядки стали обычным явлением русской жизни уже с 1860-х гг. Но именно в это время они приняли совершенно небывалый размах. В 1899 г. власти усугубили жесткий административный надзор так называемыми «Временными правилами», согласно которым участники студенческих беспорядков подлежали отдаче в солдаты. Эта мера вызвала последствия, диаметрально противоположные тем, на которые рассчитывало правительство: с 1899 г. вплоть до первой революции студенческие волнения продолжались почти непрерывно, время от времени перерастая в стачки, которые приводили к закрытию университетов и других высших учебных заведений. В годы революции студенчество стало одним из самых активных ее участников. Правда, Столыпину, действовавшему самыми жестокими методами, удалось навести относительный порядок в высших учебных заведениях. Однако в 1911 г. вспыхнула общая студенческая забастовка, в результате которой было исключено из университетов несколько тысяч студентов. Вслед за этим начался «исход» из Московского университета профессуры, составлявшей его цвет: в знак протеста против репрессий в отставку подали Н. Д. Зелинский, П. Н. Лебедев, К. А. Тимирязев и многие другие. Таким образом, с конца XIX в. нормальная жизнь в высших учебных заведениях была нарушена, учеба велась урывками, политика оттеснила на задний план науку.

Начало XX в. было отмечено интенсивным ростом в России периодической печати и книжного дела. Манифест 17 октября 1905 г. ввел, хотя и неполную, свободу печати. Она была освобождена от предварительной цензуры, задним числом подвергаясь судебным и административным преследованиям за публикации антиправительственного характера. Хотя понятие «антиправительственный» толковалось властями чрезвычайно широко, все же перспективы издательской деятельности стали теперь гораздо более привлекательными, чем раньше.

Если в начале XX в. в стране выходило 125 легальных газет, то в 1913 г.— более 1000. Число журналов достигло к этому времени еще более крупной цифры — 1263. При этом, наряду с традиционными «толстыми» журналами, рассчитанными на образованные слои общества, все в большем количестве начинают выходить «тонкие» — сугубо развлекательные, «для семейного чтения», женские, для детей и юношества и т. п. Некоторые из них пользовались большой популярностью и выходили массовыми тиражами.

Значительно расширился выпуск книг: по общему количеству издаваемой литературы Россия в это время вышла на третье место в мире (после Германии и Японии). Заметным явлением русской культуры становится деятельность многих книгоиздателей, среди которых своим размахом особо выделялись И. Д. Сытин и А. С. Суворин. Сытин прославился изданиями, доступными массовому читателю: лубочными книжками, разнообразными брошюрами, школьными учебниками. В том же русле действовал и Суворин, массовыми тиражами издававший «Дешевую библиотеку» — сочинения русских и иностранных авторов, книги по искусству, научно-популярные произведения. В то же время возникают издательства, например братьев Сабашниковых, специализирующиеся на издании серьезной научной литературы.

В конце XIX — начале XX в. российская наука выходит на передовые рубежи. В различных ее областях в это время появляются ученые, чьи открытия меняют традиционные представления об окружающем мире. В сфере естественных наук такую революционную роль сыграли труды физиолога И. П. Павлова, разработавшего принципиально новую методику исследования живых организмов. За открытия в области физиологии пищеварения Павлову, первому среди русских ученых, была присуждена Нобелевская премия (1904 г.). Еще один русский естествоиспытатель И. И. Мечников стал Нобелевским лауреатом за исследования в области сравнительной патологии, микробиологии и иммунологии. Основы новых наук (биохимии, биогеохимии, радиогеологии) были заложены в конце XIX — начале XX в. В. И. Вернадским.

Обгоняя свое время, работали ученые, посвятившие себя развитию принципиально новых областей науки. Н. Е. Жуковский, сыгравший огромную роль в становлении воздухоплавания, заложил основы современной гидро- и аэродинамики.

В 1902 г. под его руководством была сооружена аэродинамическая труба — одна из первых в Европе; в 1904 г.— создан первый в Европе аэродинамический институт. Ярчайшим явлением не только русской, но и мировой науки стали труды К. Э. Циолковского, заложившего основы теории ракетного движения и теоретической космонавтики.

Революционная обстановка в России начала XX в. сопровождалась подъемом всеобщего интереса к политике, к гуманитарным наукам: истории, философии, экономике, праву. Эти науки из «кабинетных» превращались в публицистические, ряд ученых стал заниматься и политической деятельностью. В конце XIX — начале XX в. особое значение приобретает религиозная философия, основы которой были заложены В. С. Соловьевым. С чрезвычайной силой и убедительностью он выступил против господствовавших в русской науке материализма и позитивизма, попытавшись обогатить философию идеями, почерпнутыми из христианства. Вслед за Соловьевым поискам путей, на которых человечество могло приблизиться к Господу и создать истинно христианское общество, посвятили себя такие замечательные философы, как Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, П. А. Флоренский, С. Н. и Е. Н. Трубецкие, С. Л. Франк и др.

В это время появляется целый ряд очень ярких работ, связанных с различными областями исторического исследования: «Очерки по истории русской культуры» П. Н. Милюкова, «Крестьянская реформа» А. А. Корнилова, «История молодой России» М. О. Гершензона. Все большее внимание историков привлекают проблемы экономического характера: серьезные исследования по истории русского хозяйства создали «легальные марксисты» М. И. Туган-Барановский и П. Б. Струве. Своеобразным показателем высокого уровня отечественной исторической науки стал блестящий лекционный курс по русской истории В. О. Ключевского, изданный в начале XX в.

С именами русских языковедов Ф. Ф. Фортунатова, А. А. Шахматова, Н. В. Крушевского связаны разработки целого ряда фундаментальных вопросов общего языкознания и зарождение лингвистики как науки. В литературоведении начала XX в. самой заметной фигурой был А. Н. Веселовский — один из создателей сравнительно-исторической школы, много работавший над сопоставлением литературных памятников различных эпох и разных народов.