Итоги столыпинской политики

Столыпину не удалось выполнить свою главную задачу: расширить социальную опору власти за счет зажиточных крестьян. Его реформа, несомненно, значительно усилила эту часть крестьянства. Однако, по мере того как сельская буржуазия росла и крепла, росли и крепли ее аппетиты: удовлетворить их нищей общинной землей, как рассчитывал Столыпин, было невозможно. Кулаки мечтали прибрать к рукам землю своих главных конкурентов — помещиков, и готовы были использовать с этой целью любые средства, в том числе и революционные. Найти компромиссное решение этой проблемы, которое, сохранив для государственной власти поддержку помещиков, привлекло бы к ней симпатии сельской буржуазии, Столыпину не удалось. Очевидно, это вообще была неразрешимая задача.

В 1911 г. П. А. Столыпин был убит в Киеве агентом охранки анархистом Д. Богровым. Но еще при жизни главы правительства становилось все яснее, что его политика, на время успокоившая Россию, не могла предотвратить нового революционного взрыва.

Уже в 1910 г. после длительного спада началось заметное оживление забастовочного движения, которое еще больше усилилось в 1911 г. Те же процессы происходили в студенческом движении, в среде демократической интеллигенции. Мощным толчком, многократно усилившим революционные настроения в России, стали события на Ленских золотых приисках: здесь в 1912 г. вспыхнула забастовка, завершившаяся мирным шествием рабочих «к начальству» со своими требованиями. Шествие было беспощадно расстреляно воинской командой. Ленский расстрел вызвал целую волну стачек протеста, в которых участвовало более 300 тыс. человек. В том же 1912 г. начались волнения в армии и на флоте, наиболее серьезным из которых было восстание в Троицких лагерях под Ташкентом.

В последующие годы революционное движение продолжало неудержимо нарастать. За 1913 — первую половину 1914 г. число забастовщиков в фабрично-заводской промышленности составило около 2 млн. человек. Усиливалось национальное движение на окраинах — в Закавказье, Прибалтике, Царстве Польском. Страна была охвачена общенациональным кризисом, чреватым новой революцией. В таком безнадежно больном состоянии Россия в августе 1914 г. вступила в первую мировую войну.