Роспуск I Думы. Выборгское воззвание

Поводом расправиться с непокорным парламентом явилось обсуждение в Думе аграрного законопроекта. Этот вопрос, решения которого ждали миллионы крестьян, был поднят депутатами в мае, вскоре после начала думских заседаний. Кадеты предложили проект в духе своей программы: создание земельного фонда для обеспечения малоимущих крестьян за счет казенных, монастырских земель и частично конфискованных помещичьих имений. При этом имения, которые признавались «общеполезными», т. е. способствовавшими развитию сельского хозяйства в России, от конфискации освобождались. Трудовики же предлагали включить в подобный земельный фонд все частновладельческие, помещичьи в первую очередь, земли, оставив их бывшим хозяевам лишь трудовую норму, равную той, какую должен был получить каждый трудящийся земледелец. Таким образом, если кадетский проект предусматривал лишь некоторое перераспределение помещичьих и крестьянских земель' в пользу крестьян, то проект трудовиков вел к полному уничтожению помещичьего землевладения.

Обсуждение аграрного вопроса проходило в Думе бурно; за его ходом внимательно следила вся страна и, прежде всего, крестьянство. Конечно, царское правительство, обеспечившее себе всю полноту реальной власти, никогда бы не допустило превращения неугодного ей законопроекта в закон. Однако, по мнению властей, думские дебаты по аграрному вопросу оказывали революционизирующее воздействие на массы.

20 июня правительство сочло нужным опубликовать сообщение по аграрному вопросу, решительно отвергнув сам принцип принудительной конфискации. Дума стала готовить контрсообщение. Поначалу имелось в виду придать ему жесткий антиправительственный характер, заявить, что Дума «от принудительного отчуждения земель не отступит, отклоняя все предложения, с этим несогласные». Однако в последней редакции, под влиянием кадетов, встревоженных слухами о возможном роспуске Думы, текст обращения был значительно смягчен: смысл его теперь определялся стремлением поддержать веру населения в благополучное решение аграрного вопроса мирным законодательным путем.

Но правительство уже приняло решение. 9 июля депутаты, прибывшие в Таврический дворец, где проходили думские заседания, нашли его двери закрытыми. Ворота дворца охранялись часовыми, а на столбе был наклеен указ о роспуске Думы, которая за попытку обращения к народу обвинялась в незаконных действиях и разжигании смуты.

Вечером того же дня 182 депутата, в основном кадеты и трудовики, собрались в Выборге. Этот город, расположенный недалеко от Петербурга, находился уже на территории Финляндии, которая в это время продолжала пользоваться автономией. Деятельность российской полиции была здесь весьма затруднена, что позволяло депутатам без помех провести свое неожиданное «выездное» заседание. После долгих споров было составлено воззвание к народу: не платить налоги и не выполнять воинской повинности «вплоть до созыва нового народного представительства». Характерно, что «выборжцы» сознательно призывали лишь к пассивному протесту — с их точки зрения, активные революционные выступления могли лишь помешать нормальному становлению «конституционного строя» в России.

Однако разгон Думы не вызвал непосредственных выступлений со стороны населения — ни пассивных, ни активных. Не получило серьезного отклика и выборгское воззвание. Подобное безразличие к судьбе Думы, на которую совсем недавно возлагались такие большие надежды, лишний раз свидетельствовало о том, что революция постепенно угасала.