II съезд РСДРП

В 1903 г., сначала в Брюсселе, а затем в Лондоне, прошел II съезд РСДРП. В отличие от эсеров, социал-демократы изначально очень четко определили свою социальную опору — рабочий класс. Однако, поскольку кадровый, потомственный пролетариат и в начале XX в. составлял |немногим более 1% населения России, перед эсдеками остро встали вопросы о роли пролетариата в надвигавшейся революции, его союзниках, целях, которые он должен ставить перед собой. При обсуждении программы партии все эти вопросы вызвали бурную полемику, в ходе которой делегаты разделились на две противостоящие друг другу группировки.

«Мягкие» искровцы (будущие меньшевики), среди которых особенно выделялся Л. Мартов, считали, что в грядущей буржуазно-демократической революции ведущая роль будет принадлежать буржуазии; пролетариату же нужно действовать в тесном союзе с ней. Затем, в случае победы революции, должен наступить достаточно длительный период быстрого, ничем не скованного капиталистического развития России, которое укрепит рабочий класс и позволит ему бороться за социалистические преобразования. В этой борьбе следовало, в частности, широко использовать те легальные возможности, которые предоставит новый буржуазно-парламентарный строй.

С точки зрения «твердых» искровцев (будущих большевиков), возглавляемых В. И. Лениным, гегемоном революции предстоит стать именно пролетариату, опирающемуся на крестьянство. Буржуазия же революционной силой вообще не является. Добившись победы в буржуазно-демократической революции, пролетариат должен сделать все возможное, чтобы как можно скорее превратить ее в социалистическую: захватить власть и установить свою диктатуру, которая сверху проведет все необходимые перемены.

Программа РСДРП, принятая на съезде, состояла из двух частей. Программа-минимум определяла задачи партии на этапе буржуазно-демократической революции — свержение самодержавия и установление демократической республики; всеобщее избирательное право и демократические свободы; широкое местное самоуправление и право наций на самоопределение; 8-часовой рабочий день; возвращение крестьянам отрезанных в 1861 г. от их надела земель и отмена выкупных платежей. В целом эта программа носила ничуть не более революционный характер, чем эсеровская, а в аграрном вопросе была скорее ближе к либеральной — впрочем, с точки зрения эсдеков, это вообще был вопрос вторичный. Но зато программа-максимум, которая определяла установление диктатуры пролетариата как главную, конечную цель партии, ставила РСДРП в совершенно особое положение, превращая ее в крайнюю, экстремистскую организацию, не склонную к уступкам и компромиссам, к последовательному сотрудничеству с представителями других классов. То, что программа-максимум была принята съездом, знаменовало серьезную победу Ленина и его соратников.

«Твердые» искровцы добились также серьезного успеха и при обсуждении другого важного вопроса: Устав, принятый съездом, предусматривал создание партии максимально централизованной, с безоговорочным подчинением низших органов высшим и строжайшей дисциплиной. Попытка «мягких» искровцев несколько смягчить этот суровый устав привела к успеху лишь в одном случае — в вопросе о членстве в партии. Ленин настаивал на том, что членом партии может быть лишь тот, кто лично участвует в работе одной из партийных организаций, подчиняясь строгой партийной дисциплине. Мартов предложил удовлетвориться «личным содействием» — речь могла идти о материальной помощи, хранении нелегальной литературы и других формах пассивного содействия партии. При голосовании незначительным большинством была принята мартовская формулировка.

Преобладание сторонников Ленина сказалось и при выборах в руководящий орган партии — Центральный Комитет, где они получили заметное большинство. Именно после этих выборов их стали называть большевиками, а их противников — меньшевиками. Таким образом, уже у самых истоков социал-демократии в ней образовались два течения. Позже, в 1905 г., идейные разногласия привели к организационному расколу: большевики и меньшевики образовали самостоятельные партии, судьба которых в русском революционном движении оказалась различной. Меньшевикам так и не удалось отыскать для себя прочную социальную опору; в большинстве своем они оказались отвлеченными теоретиками, склонными скорее к научной, чем к практической деятельности. Большевики же под руководством Ленина быстро превратились в сравнительно немногочисленную, но чрезвычайно сплоченную партию. Они успешно налаживали связи с пролетариатом и умело манипулировали им, становясь серьезной и опасной силой.