Внешняя политика России

Дальнее зарубежье

С распадом СССР и провозглашением СНГ выделились две сферы внешнеполитических интересов России: традиционное дальнее и новое ближнее зарубежье.

Ельцинская администрация, как прежде горбачевская, очевидное предпочтение отдавала странам Запада, главным образом укреплению отношений с США. Ожидалось, что поддержавшие Б. Н. Ельцина в августе и декабре 1991 г., в сентябре и октябре 1993 г. лидеры «семерки» предоставят России значительную, исчисляемую многими десятками миллиардов долларов экономическую помощь, столь необходимую для успешного проведения реформ. Но Россия получила лишь несколько миллиардов долларов от Международного валютного фонда для стабилизации курса рубля. Зарубежные предприниматели также не спешили вкладывать свои средства в экономику России, остерегаясь политической нестабильности и слабости законодательных гарантий.

Вместе с тем Президента РФ стали регулярно приглашать на заседания руководителей семи ведущих стран мира, где обсуждались вопросы интеграции России в мировой рынок, предоставления ей режима наибольшего благоприятствования в торговле. Однако реальных положительных сдвигов здесь пока крайне мало.

На рубеже 1991 —1992 гг. Б. Н. Ельцин выступил с первыми внешнеполитическими инициативами. Он официально заявил, что отныне ядерные ракеты России не будут направлены на объекты на территории США. В январе 1993 г. в Москве Президенты России и США подписали договор ОСНВ-2, предусматривавший взаимное сокращение к 2003 г. ядерного потенциала сторон на две трети по сравнению с уровнем, зафиксированным соглашением по ОСНВ-1. Договор, имеющий ряд неясных мест, не был ратифицирован Верховным Советом. Прохладно встретила его и Государственная Дума.

Важным событием, проистекающим из признания Москвой политических реалий после распада Организации Варшавского Договора, явился вывод контингентов бывшей Советской Армии из стран Центральной и Восточной Европы, включая Прибалтику. В основном эта операция завершилась летом 1994 г.

В июне 1994 г. Российская Федерация, наряду с другими государствами бывшего СССР и «социалистического содружества», присоединилась к программе «Партнерство во имя мира», предложенной НАТО и определявшей рамки сотрудничества с этим военно-политическим блоком стран Запада. Программа стала своего рода компромиссом между США и Россией. Вашингтон и остальные натовские столицы отказывались от планов немедленного включения в Организацию Североатлантического договора бывших союзников СССР по Варшавскому Договору, чего те настойчиво добивались, и приближения «зоны ответственности» НАТО непосредственно к границам Российской Федерации. Последняя, в свою очередь, соглашалась на определенные формы военного сотрудничества государств Центральной и Восточной Европы с НАТО в надежде, что ей удастся в той или иной степени контролировать этот процесс через собственное членство в программе «Партнерства».

Но уже в конце 1994 г. ситуация кардинально изменилась. Если в январе того же года на брюссельской встрече в верхах стран НАТО лишь вскользь упоминалось о гипотетической готовности «приветствовать расширение НАТО на демократические государства к востоку от ее границ,— как часть эволюционного процесса укрепления международной безопасности во всей Европе», то на будапештском форуме лидеров ОБСЕ в декабре 1994 г. главный акцент был сделан, несмотря на возражения Б. Н. Ельцина, на практической стороне прямого принятия экс-«социалистических» стран (кроме России) в лоно военного североатлантического альянса.

На горизонте опять замаячила опасность вступления европейских государств на путь, ведущий к будущему новому разделу континента, к возведению модернизированного варианта «берлинской стены». Предложение Президента Российской Федерации повысить в деле обеспечения общеевропейской безопасности и сотрудничества роль ОБСЕ, где каждое государство — член имеет право «вето» на принятие решений, не встретило позитивного отклика у партнеров по переговорам.

С 1994 г. руководство РФ все чаще стало заявлять на международной арене о России как о великой державе, отстаивающей собственные геополитические и национальные интересы. Эта тенденция проявилась в укреплении отношений России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона (Китаем, Индией, Южной Кореей и др.), Африки и арабского мира. Немалый вес приобрела позиция России в балканском кризисе, где при ее активной помощи в начале 1996 г. было достигнуто примирение противоборствующих сторон в Боснии. В январе 1996 г. Российская Федерация была принята в престижный Совет Европы, что явилось признанием ее миролюбивого курса в международных делах и усилий по преобразованию общества на демократических началах.

Особое место во внешнеполитической деятельности российского МИДа занимает проблема защиты прав 26-миллионного русскоязычного населения, проживающего на территории бывших республик СССР и нередко подвергающегося различным формам национальной дискриминации (последнее характерно, главным образом, для государств Прибалтики, Молдавии и Казахстана). Москва предпринимает попытки, пока малорезультативные, привлечь к ее решению ОБСЕ.