«Новое мышление» Горбачева

Придя к власти, горбачевская администрация подтвердила традиционные приоритеты СССР в сфере международных отношений. Но уже на рубеже 1987 —1988 гг. в них вносятся принципиальные коррективы в духе провозглашенного к тому времени М. С. Горбачевым «нового политического мышления».

Поворот в советской дипломатии диктовался насущной потребностью придать свежий импульс внешней политике СССР, зашедшей по многим серьезным позициям в тупик (реальная опасность очередного и вконец разорительного для страны витка «холодной войны», непосильное бремя безвозмездной «интернациональной помощи» всякого рода революционным и антиимпериалистическим силам, бесперспективная война в Афганистане и др.).

Основные принципы «нового политического мышления» сводились к следующему:

• отказ от фундаментального вывода о расколе современного мира на две противоположные общественно-политические системы (социалистическую и капиталистическую), признание его единым и взаимозависимым;

• объявление в качестве универсального способа решения международных вопросов не баланса сил двух систем, а баланса их интересов;

• отказ от принципа пролетарского (социалистического) интернационализма и признание приоритета общечеловеческих ценностей над любыми другими (классовыми, национальными, идеологическими).

Реализация этого курса по одним направлениям имела положительные последствия, по другим — обернулась внешнеполитическими провалами СССР.

Характерной чертой нового этапа советской дипломатии были ежегодные встречи М. С. Горбачева с президентами США Р. Рейганом, а затем Д. Бушем. Заключенные с США договоры об уничтожении ракет средней и меньшей дальности (декабрь 1987 г.) и об ограничении стратегических наступательных вооружений (июль 1991 г.— соглашение об ОСНВ-1) положили начало тенденции к сокращению ядерного оружия в мире — правда, в немалой степени за счет ракетного потенциала СССР.

Одновременно продвинулись вперед многолетние переговоры по снижению уровня обычных вооружений. В ноябре 1990 г. было подписано соглашение об их значительном сокращении в Европе.

Дополнительно СССР в одностороннем порядке принял решение об уменьшении оборонных расходов и численности собственных Вооруженных Сил на 500 тыс. человек.

Успешное развитие отношений с капиталистическими странами затронуло и Японию, чему в немалой степени способствовал визит М. С. Горбачева в апреле 1991 г. в Токио. Советская делегация проявила готовность оживить двусторонние связи и официально признала существование территориального вопроса — о государственной принадлежности четырех островов Южно-Курильской гряды.

Новые внешнеполитические подходы СССР позитивно проявили себя в деле ликвидации ряда очагов международной напряженности, локальных вооруженных конфликтов. За май 1988 — февраль 1989 г. был осуществлен вывод советских войск из Афганистана, после чего II съезд народных депутатов СССР признал «необъявленную войну» против соседней, прежде дружественной страны грубой политической ошибкой. За нее заплатили жизнями свыше 15 тыс. солдат и офицеров Советской Армии. Горбачевская дипломатия приложила много усилий к прекращению гражданской войны в Анголе, Камбодже и Никарагуа, образованию там коалиционных правительств из представителей противоборствующих сторон, к преодолению путем серьезных политических реформ режима апартеида в Южно-Африканской республике, поиску справедливого решения палестинской проблемы, долгое время омрачавшей отношения Израиля и арабских государств.

Закрепляется поворот в лучшую сторону в советско-китайских отношениях. Пекин выдвигал в качестве условий для этого вывод советских воинских контингентов из Афганистана и Монголии, а вьетнамских — из Камбоджи. После их выполнения Москвой и визита М. С. Горбачева в Китай весной 1989 г. между двумя великими державами была восстановлена приграничная торговля, подписана серия важных соглашений о политическом, экономическом и культурном сотрудничестве.

Этот же год явился переломным в отношениях СССР со своими партнерами по «социалистическому содружеству». Начался форсированный (и социально не обеспеченный) вывод войск с советских баз в Центральной и Восточной Европе. На опасения многих лидеров соцстран, что некоторые конкретные решения, диктуемые «новым мышлением», могут повлечь за собой дестабилизацию там общественно-политической обстановки, горбачевская администрация ответила экономическим давлением, пригрозив, в частности, перевести хозяйственные взаиморасчеты с союзниками на свободно конвертируемую валюту (что и было вскоре сделано). Это обострило отношения между странами — членами СЭВ и подтолкнуло к быстрому развалу не только их экономического, но и военно-политического союза. Официально роспуск СЭВ и ОВД был оформлен весной 1991 г.

С лета 1989 г. и до весны 1990 г. в европейских социалистических странах происходит серия народных революций, в результате которых власть переходит мирным путем (за исключением Румынии, где имели место кровопролитные столкновения) от компартий к национально-демократическим силам. В Югославии входившие ранее в федерацию Хорватия и Словения объявили себя независимыми республиками, Сербия и Черногория остались в составе Югославии, а в Боснии и Герцеговине развернулись затяжные военные действия между сербской, хорватской и мусульманской общинами на почве национально-территориального размежевания.

Руководство СССР заняло позицию невмешательства в процессы, на глазах кардинально менявшие политический и социально-экономический облик бывших союзных государств. Наиболее наглядно его самоустранение проявилось по самому жгучему в послевоенной истории Европы вопросу — германскому. И это при том, что СССР имел и исторические, и моральные, и международно-правовые основания сказать свое весомое слово относительно путей объединения двух немецких государств и военно-политического статуса единой Германии.

На встрече с канцлером ФРГ Г. Колем в феврале 1990 г. в Москве М. С. Горбачев высказался в том смысле, что «канцлер может взять дело объединения Германии в свои собственные руки». Не встретило принципиальных возражений у Горбачева и предложение Коля о вхождении объединенной Германии в НАТО, что положило конец колебаниям в правящих кругах Вашингтона и Бонна, ранее не исключавших, по признанию госсекретаря США Д. Бейкера, «возможности того, что Германия будет в конечном счете иметь несколько более аморфные связи с Северо-Атлантическим союзом, чем полное членство — по примеру Франции, которая связана с НАТО политически, но не в военном плане».

В марте 1990 г. в ГДР были проведены многопартийные выборы. Победу на них одержал блок буржуазно-консервативных партий. В ноябре того же года эта бывшая социалистическая республика влилась в состав ФРГ, сохранившей полноправное членство в Северо-Атлантическом союзе.

Курс на отход от СССР и сближение с Западом взяли и практически все новые правительства стран Центральной и Восточной Европы. Они выразили полную готовность вступить в НАТО и Общий рынок.

Оставшись без старых союзников и не приобретя новых, СССР быстро терял инициативу в международных делах и вошел в фарватер внешней политики стран НАТО.

Ухудшение экономического положения Советского Союза, заметно обострившееся из-за обвального снижения поставок по линии бывшего СЭВ, побудило горбачевскую администрацию обратиться в 1990—1991 гг. за финансовой и материальной поддержкой к ведущим державам мира, так называемой «семерке» (США, Канада, Великобритания, Германия, Франция, Италия, Япония).

В эти годы Запад оказал СССР гуманитарную помощь продовольствием и медикаментами (правда, она в основном осела в номенклатурных кругах или прилипла к рукам дельцов коррумпированной товаропроводящей сети). Серьезной же финансовой помощи не последовало, хотя «семерка» и Международный валютный фонд обещали ее М. С. Горбачеву. Они все больше склонялись к поддержке отдельных союзных республик, поощряя их сепаратизм, и все меньше верили в политическую дееспособность Президента СССР.

Крушение Советского Союза вывело США в разряд единственной сверхдержавы мира. В декабре 1991 г. американский президент поздравил свой народ с победой в «холодной войне».


Смотрите описание мониторинг тендеров у нас.