Зигзаги внешней политики СССР

Брежневская дипломатия

На фоне провальной внутренней политики внешнеполитическая деятельность брежневской администрации воспринимается как довольно динамичная и результативная (во всяком случае, до конца 70-х гг.).

Активно развивались отношения в рамках «социалистического содружества». В 1971 г. по линии СЭВ была принята комплексная программа социально-экономической интеграции, которая по-прежнему базировалась в основном на промышленном потенциале и ресурсах СССР. Постепенно нормализуются отношения с Китаем, крайне обострившиеся в конце 60-х гг.— вплоть до вооруженных конфликтов на амурском острове Даманский и в ряде других приграничных районов. Коммунистическое руководство Северного Вьетнама с помощью СССР и его союзников вынудило покинуть полуостров американские экспедиционные войска, сражавшиеся на стороне южновьетнамского режима, и объединило в 1976 г. две части страны в единую социалистическую республику.

И все же, как и раньше, до полной стабильности в «содружестве» было далеко. В ответ на попытку демократического «обновления социализма» в Чехословакии, предпринятую в 1968 г., члены ОВД во главе с СССР осуществили военное вторжение в эту страну.

В 1979 г. вспыхнула война между Китаем и Вьетнамом из-за спорных территорий, вскоре благополучно закончившаяся благодаря вмешательству СССР на стороне Ханоя. Через год начался перманентный политический кризис в Польше.

Что касается мировых систем социализма и капитализма, то они на рубеже 60—70-х гг. вступили в новую полосу взаимоотношений, получившую название «разрядки международной напряженности». Она была вызвана к жизни рядом глобальных по своему значению факторов:

Советский Союз к тому времени, как мы знаем, добился ценой гигантских затрат сил и материальных ресурсов военно-стратегического паритета с США, что несколько ослабило позиции воинственных сил в правящих кругах западных государств. Все более широко осознавался тот факт, что в ядерной войне не может быть победителей. Накопленный в мире ядерный потенциал (около 50 тыс. боеголовок общей мощностью 13 тыс. мегатонн) позволял уничтожить все живое на Земле. Даже если бы агрессору удалось обезопасить себя от ответного удара, он все равно погиб бы от последствий своего собственного — радиации, выбросов пепла в верхние слои атмосферы и др.;

становилась невозможной и широкомасштабная «обычная война». Практически неизбежное в этом случае разрушение атомных реакторов, а их в мире насчитывалось свыше 20 тыс., привело бы к результатам, сопоставимым с ядерной войной;

увеличение численности населения планеты влекло за собой резкое обострение продовольственной проблемы. Ежегодно в мире от голода умирало 50 млн. человек — столько же, сколько погибло за годы второй мировой войны. Растущую опасность для человечества представляло и состояние окружающей среды. Каждый год в атмосферу выбрасывалось 250 млн. т пыли, 20 млрд. т окиси углерода, азота, двуокиси серы и прочих вредных веществ. Шло интенсивное разрушение озонового слоя, защищающего Землю от солнечной радиации. Уничтожено 40% тропических лесов, на четверть выросло содержание в воздушной среде углекислого газа. Общее загрязнение планеты провоцировало новые болезни. Эффективно бороться с этими и другими последствиями неосторожных действий человечества, надежно защитить природу можно было только совместными усилиями всех стран мира;

углублялась взаимная заинтересованность как капиталистических, так и социалистических стран в развитии экономических, связей. Запад переживал тогда острый энергетический кризис и надеялся смягчить его за счет крупных поставок нефти и газа из СССР. Советское же правительство стремилось расширить доступ к передовым западным технологиям и обеспечить мощную валютную подпитку собственных экономических программ.

«Разрядка» в Европе началась с первым в послевоенной истории государственным визитом в СССР летом 1966 г. одного из западных лидеров — президента Франции Ш. де Голля. Традиционные связи двух стран укрепило соглашение о принципах сотрудничества между СССР и Францией, подписанное в 1971 г. Л. И. Брежневым и новым президентом Франции Ж. Помпиду.

В 1970 г. был заключен договор Советского Союза с Федеративной Республикой Германией, где к власти после долгого правления блока консервативных партий ХДС/ХСС пришло социал-демократическое правительство канцлера В. Брандта. ФРГ официально отказалась от требований к Москве вернуть ей Восточную Пруссию, ставшую с 1945 г. Калининградской областью РСФСР. В обмен канцлер добился от Л. И. Брежнева согласия не препятствовать мирному объединению двух государств на немецкой земле, если для этого возникнут в будущем соответствующие условия.

Через два года правительство Брандта признало ГДР, до того неизменно рассматриваемую Бонном не иначе как «советскую зону оккупации». Оба германских государства были приняты в ООН. Еще раньше, в 1970 г., ФРГ признала западные границы Польши, сняв тем самым территориальные претензии к этой стране. В 1973 г. последовало подписание договора между Западной Германией и Чехословакией. Его стержнем было объявление мюнхенского сговора 1938 г. недействительным с самого начала.

Путем установления в 1971 г. четырехстороннего соглашения СССР, США, Англии и Франции отчасти разрешился спорный западноберлинский вопрос. Великие державы заявили, что Западный Берлин не принадлежит ФРГ и последняя должна свернуть там политическую деятельность.

Важнейшим событием 70-х гг. явилось возобновление советско-американских встреч на высшем уровне. В ходе их были достигнуты первые соглашения об ограничениях в наращивании стратегических вооружений (в 1971 г.— по ОСВ-1, в 1978 г.— по ОСВ-2) и подземных испытаний ядерных зарядов. Был также заключен договор по противоракетной - обороне (ПРО). Согласно ему, каждая из сторон могла иметь право на оборудование одной зоны ПРО в жизненно важных районах. Американцы выбрали базу межконтинентальных 'баллистических ракет Гранд-Форкс (взяли под охрану средства нападения), СССР — свою многомиллионную столицу.

В 1975 г. в Хельсинки состоялось Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе лидеров тридцати трех европейских стран, США и Канады. Подписанные там документы утверждали основные принципы во взаимоотношениях государств-участников: суверенное равенство государств, их территориальная целостность, нерушимость границ, мирное урегулирование споров, невмешательство во внутренние дела, уважение прав человека, равноправие народов, взаимовыгодное сотрудничество, добросовестное выполнение обязательств по международному праву. (Позднее участники Совещания учредили на постоянной основе Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе — ОБСЕ).

Москва расценила Хельсинкское соглашение не только как торжество сил мира и разума, но и как свою крупную победу. Хельсинки-75 считались логическим завершением курса Ялты-45. Ведущие капиталистические страны, включая США, признали де-юре сферой влияния СССР Восточную и Центральную Европу, раскол континента на два блока. Казалось, доктрина «отбрасывания коммунизма» потерпела поражение.

Но последующие события показали, что это было самообманом брежневской администрации. Борьба с социализмом и советским влиянием лишь изменила форму, стала более утонченной.

В целом полоса «разрядки» принесла неоднозначные плоды. Значительно окрепли и расширились политические, экономические и культурные связи между странами Запада и Востока. Достаточно сказать, что удельный вес развитых капиталистических государств во внешнеторговом обороте СССР вырос с 15% в 1960 г. до 33,6% в 1980 г. Однако в те годы так и не удалось переломить тенденцию к гонке вооружений.

Американские стратеги, публично рассуждая о необходимости «сдерживания советских геополитических и идеологических амбиций», на деле преследовали цель экономического истощения СССР и подрыва его влияния в мире. Советское правительство, в свою очередь, оказалось неспособным переступить через сложившиеся стереотипы (обеспечение международной безопасности и равновесия сил посредством наращивания боевой мощи Организации Варшавского Договора) и объективно играло на руку натовским «ястребам».

70-е гг. были периодом самых интенсивных советских усилий в создании и накоплении всех видов вооружений. СССР фактически превзошел США по численности армии, количеству (но далеко не всегда — по качеству) танков, самолетов, подводных лодок, стратегических и тактических ракет. Подобные действия подрывали доверие к Москве у умеренного крыла западных политиков, постоянно подпитывали пропагандистский тезис о «советской угрозе» и катастрофическим образом отражались на экономике страны. США превосходили СССР по валовому национальному продукту в три-четыре раза, а затраты на вооружение были равноценны.

Противоречивые результаты давала и политика брежневского руководства в «третьем мире». В середине 70-х гг. рухнула последняя колониальная империя: бывшие португальские колонии — Ангола, Мозамбик, Гвинея-Бисау — обрели независимость. Естественным было желание Москвы наладить взаимовыгодное сотрудничество с этими и другими развивающимися странами. Но военно-блоковая логика, стремление увеличить число союзников, продемонстрировать правоту тезиса об исторической неизбежности «триумфального шествия социализма» по планете привели к неразборчивости в выборе политических партнеров, к установлению союзнических отношений с режимами диктаторского типа (Ирак, Сирия, Ливия, Эфиопия).

Следует отметить, что такую же блоковую политику проводили и США, поддерживая реакционные режимы, отличавшиеся антикоммунистическими и антисоветскими ориентирами. Эти действия порождали бесчисленные конфликты, дестабилизировали «разрядку», возрождали атмосферу жесткого противостояния.

К началу 80-х гг. СССР, оказывавший странам «третьего мира» колоссальную (исчисляемую многими десятками миллиардов долларов) экономическую и военную помощь, существенно расширил там сферу своего влияния. В Афганистане, Анголе, Лаосе, Сомали, Эфиопии и в ряде других государств утверждаются просоветские правительства. Но здесь СССР ожидал и крупнейший внешнеполитический провал.

В целях удержания своих позиций в Афганистане Москва в 1979 г. приняла решение о введении туда «ограниченного контингента советских войск» (около 200 тыс. человек). СССР оказался втянутым в кровопролитную войну, развернувшуюся в маленькой азиатской стране с патриархально-родовым укладом жизни.

Вооруженное вмешательство Советского Союза во внутренние дела Афганистана было крайне болезненно воспринято в мире (его осудило подавляющее большинство членов ООН), и повлекло за собой новое резкое обострение отношений между капиталистическими и социалистическими государствами. Воспользовавшись тем, что советское руководство без особой к тому необходимости установило в ГДР и Чехословакии в середине 70-х гг. ракеты средней дальности с ядерными головками (они не подпадали под соглашения по ОСВ), США в начале следующего десятилетия разместили в Западной Европе крылатые ядерные ракеты", способные за считанные минуты поразить жизненные центры СССР. Вашингтон приступил также к разработке программы «звездных войн» (размещение оружия в космосе). Оперативно было сформулировано и идеологическое обеспечение подобных милитаристских действий — доктрина «ограниченной ядерной войны», предусматривавшая нанесение первого обезоруживающего удара по пусковым установкам ракет и органам управления потенциального противника.

Адекватный ответ на новый виток наращивания новейших вооружений одряхлевшая советская система «государственного социализма» дать не могла. Для непредвзятых аналитиков было ясно, что СССР уже задыхается в безостановочной гонке за ядерным и технологическим паритетом.