Неудачи Красной Армии весной и летом

1942 г. К началу весенне-летней кампании 1942 г. противник сохранял преимущество в численности личного состава, в количестве орудий и самолетов, уступая лишь в танках. Генштаб предложил на предстоящие месяцы план глубокой обороны, поддержанный Г. К. Жуковым и рядом других военачальников. Тем не менее И. В. Сталин настоял на проведении серии крупных наступательных операций для того, чтобы добиться перелома в войне. «Не сидеть же нам сложа руки и ждать, когда немцы нанесут удар первыми,— заявил он.— Надо самим нанести ряд упреждающих ударов на широком фронте и прощупать готовность противника».

Главное наступление вермахта ожидалось Верховным Главнокомандующим на Москву, в чем его убедила германская разведка, проведя операцию по дезинформации под кодовым названием «Кремль». Поэтому И.В.Сталин распорядился собрать под столицей значительную часть танковых сил и авиации и тем самым обескровил войска, которым предстояло наступать в соответствии с его планом.

На самом же деле стратегия Гитлера на лето 1942 г. сводилась к следующему: разгромить советские армии на юге, овладеть районом Кавказа, выйти к Волге, захватить Сталинград, Астрахань. Как надеялось немецкое командование, добившись успеха на этом направлении, оно сможет вновь нанести удары на Москву и Ленинград.

Повинуясь директивам Ставки, советские войска в мае 1942 г. перешли в наступление в Крыму и под Харьковом. Оно закончилось тяжелым поражением. В июле пал Севастополь, были оккупированы Донбасс и важные сельскохозяйственные районы Украины и юга России. Враг вышел к Северному Кавказу, стремясь захватить богатые нефтяные месторождения, и одновременно начал штурм Сталинграда с целью перерезать Волгу — одну из ключевых транспортных артерий СССР.

Следствием военных неудач Красной Армии стало резкое падение порядка в войсках. Нарушения дисциплины, а подчас и паника приняли такие масштабы, что И. В. Сталин был вынужден издать знаменитый приказ от 28 июля 1942 г. № 227 «Ни шагу назад!». Он требовал восстановить железную дисциплину среди солдат и офицеров, вводил в тылу неустойчивых подразделений специальные заградительные! отряды. Им надлежало «в случае паники и беспорядочного! отхода дивизий расстреливать на месте паникеров и трусов и тем! помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной».