«Страна победившего социализма»: экономика, социальная структура, политическая система

Мифы Конституции СССР и реальность

В декабре 1936 г. была принята новая Конституция СССР, тут же объявленная официальной пропагандой «Конституцией победившего социализма».

Политической основой СССР провозглашались Советы депутатов трудящихся, экономической — социалистическая собственность на средства производства. Некоторые изменения были внесены в систему государственной власти. Ее высшим органом объявлялся Верховный Совет, состоявший из двух палат: Совета Союза и Совета Национальностей, а в период между его сессиями — Президиум Верховного Совета. Изменения коснулись избирательной системы: выборы стали всеобщими, равными и прямыми при тайном голосовании. Красной нитью через весь текст Конституции проходил тезис: «Союз Советских Социалистических Республик есть социалистическое государство рабочих и крестьян».

Что же на деле представляла собой «страна победившего социализма»?

Сложившаяся к тому времени экономика ныне определяется как директивная. Она характеризовалась:

фактически полным огосударствлением средств производства, хотя формально-юридически устанавливалось наличие двух форм социалистической собственности: государственной и групповой (кооперативно-колхозной);

свернутостью товарно-денежных отношений (но не их полным отсутствием в соответствии с социалистическим идеалом), деформированностью объективного закона стоимости (цены определялись в кабинетах чиновников, а не на основе рыночного спроса и предложения);

предельно жестким централизмом в управлении при минимальной хозяйственной самостоятельности на местах (в республиках и областях); административно-командным распределением ресурсов и готовой продукции из централизованных фондов.

Для советской модели директивной экономики было характерно существование так называемой «подсистемы страха» — мощных рычагов внеэкономического принуждения. В августе 1932 г. ЦИК СССР одобрил закон «Об. укреплении социалистической собственности». Согласно ему, граждане, начиная с 12-летнего возраста, например, подбирающие колоски на колхозном поле, объявлялись «врагами народа» и могли получить срок не менее 10 лет. На рубеже 1932—1933 гг. вводится паспортный режим, отделявший административной стеной деревню от города, ибо паспорта выдавались лишь горожанам. Крестьяне, таким образом, были лишены права свободного перемещения по стране и фактически прикреплялись к земле, к своим колхозам. Аналогичные меры в отношении рабочих и служащих власти предприняли в 1940 г., когда серией указов была установлена судебная ответственность за самовольное увольнение с предприятий и учреждений.

К концу 30-х гг. директивная экономика все отчетливее приобретает «лагерный» облик. В результате массовых репрессий значительная часть населения страны переместилась за колючую проволоку. По разным данным, через ГУЛАГ с конца 20-х гг. до 1953 г. прошло от 17 до 40 млн. человек; причем около 3 млн. человек находились в местах лишения свободы одновременно. Лагеря и колонии давали около половины добываемого в СССР золота и хромо-никелевой руды, не менее трети платины и древесины. Заключенные производили примерно пятую часть общего объема капитальных работ. Их усилиями строились целые города (Магадан, Ангарск, Норильск, Тайшет), каналы (Беломорско-Балтийский, Москва—Волга), железные дороги (Тайшет — Лена, БАМ — Тында, Комсомольск-на-Амуре — Советская Гавань, Известковая — Ургал).

Социально-классовую структуру общества, насчитывавшего к 1939 г. около 170 млн. человек, составляли три основных элемента: рабочий класс — его численность увеличилась за 1929—1937 гг. почти втрое, главным образом за счет выходцев из деревни, и вместе с членами семей составляла 33,7% всего населения (в национальных районах рост его рядов был еще более значителен: в Казахстане — в 18 раз, в Киргизии — в 27 раз); класс колхозного крестьянства и кооперированных кустарей (47,2%); социальная группа служащих и интеллигенции (16,5%). Сохранялся также и небольшой слой крестьян-единоличников и некооперированных кустарей (2,6%).

Современные обществоведы в группе служащих и интеллигенции выделяют еще один социальный слой (некоторые даже определяют его как класс) — номенклатуру. В нее входили ответственные работники партийно-государственного аппарата разного уровня и массовых общественных организаций, вершившие все дела в СССР от имени народа, отчужденного на практике от власти и собственности.

Номенклатура — перечень наиболее важных должностей, кандидатуры на которые рекомендовались и утверждались комитетами компартии, а также лица, занимавшие эти должности. В зависимости от уровня комитета существовала номенклатура райкома, обкома, ЦК компартии союзной республики, ЦК и Политбюро РКП(б) — ВКП(б) — КПСС.

В первое десятилетие советской власти ядро управленцев составляла старая большевистская гвардия. К концу 20-х гг., как уже говорилось, ее позиции были серьезно потеснены молодыми выдвиженцами И. В. Сталина. После «большого террора» 1935—1938 гг. они целиком заполняют номенклатуру.

Сущность политической системы в СССР определял режим личной власти И. В. Сталина, замеривший коллективную диктатуру старой большевистской гвардии ленинского периода.

За фасадом чисто декоративной официальной власти (Советов всех уровней — от Верховного Совета до районного и сельского) скрывалась истинная несущая конструкция режима личной диктатуры. Ее образовывали две пронизывающие страну системы: партийных органов и органов госбезопасности. Первые подбирали кадры для различных управленческих структур государства и контролировали их работу. Еще более широкие контрольные функции, включавшие надзор за самой партией, осуществляли органы госбезопасности, которые действовали под прямым руководством И. В. Сталина.

Вся номенклатура, в том числе ее ядро — партократия, жила под перманентным страхом репрессий; ее ряды периодически «перетряхивались», что исключало саму возможность консолидации нового привилегированного слоя управленцев на антисталинской основе и превращало их в простых проводников воли партийно-государственной верхушки во главе с И. В. Сталиным.

Каждый член советского общества был вовлечен в иерархическую систему идеологизированных организаций: избранные, самые надежные с точки зрения властей — в партию (свыше 2 млн. человек) и Советы (3,6 млн. депутатов и активистов), «сознательная» молодежь — в комсомол (9 млн. человек), дети — в пионерские дружины, рабочие и служащие — в профсоюзы (27 млн. человек), литературная и художественная интеллигенция — в «творческие» союзы. Все они служили как бы «приводными ремнями» от партийно-государственного руководства к массам, конденсировали социально-политическую энергию народа, не находившую при отсутствии гражданских свобод какого-либо иного легального выхода, и направляли ее на решение «очередных задач советской власти».