Осуществление «зубатовщины» на практике

Некоторые представители правящей бюрократии относились к «зубатовщине» с пониманием и сочувствием. Одно время Зубатова поддерживал Плеве, ему покровительствовал московский генерал-губернатор, великий князь Сергей Александрович — дядя царя, оказывавший большое влияние на племянника. С его разрешения Зубатов в 1901 г. начал осуществлять в Москве свой необычный эксперимент.

На различных промышленных предприятиях стали возникать «Общества взаимного вспомоществования рабочих». Во главе их стояли сами рабочие, распропагандированные Зубато-вым и его сотрудниками. Из подобных руководителей (М. А. Афанасьев, Ф. А. Слепцов и др.) составился своего рода совет, руководивший зубатовским движением под контролем самого Зубатова. В различных частях Москвы совет устраивал районные собрания рабочих, открывал чайные — своеобразные рабочие клубы, стремился придать движению единство и цельность. Самое же главное — зубатовские общества, а в случае необходимости и сам Зубатов, стали вмешиваться в конфликты между рабочими и предпринимателями, вынуждая последних идти на некоторые уступки.

Параллельно с подобными действиями зубатовцы развернули активную пропагандистскую работу. В Историческом музее стали проводиться регулярные воскресные встречи рабочих, прозванные «зубатовским парламентом». На этих встречах серьезные ученые-экономисты — В. Э. Ден, И. X. Озеров — читали лекции, связанные с жизнью рабочих: о кооперации, кассах взаимопомощи, квартирном вопросе. После лекций устраивались диспуты. В 1901 —1902 гг. воскресные собрания пользовались огромной популярностью — в аудиторию Исторического музея, вмещавшую около 700 человек, трудно было пробиться.

Хорошо поставленная пропаганда и отдельные, небольшие подачки поначалу делали свое дело. «Зубатовщина» имела несомненный успех среди рабочих, значительная часть которых была отнюдь не чужда веры в «доброго царя». Когда в начале 1902 г. Зубатов решил провести своеобразный смотр сил и устроил грандиозную патриотическую манифестацию в Кремле перед памятником Александру II (19 февраля, в память об отмене крепостного права), в ней приняло участие около 50 тыс. человек. При этом был обеспечен образцовый порядок; сам Зубатов расценивал манифестацию как «генеральную репетицию управления народными громадами».

Помимо Москвы Зубатов с помощью своих сотрудников развернул активную деятельность на западных окраинах России, где по его инициативе была создана Независимая еврейская рабочая партия. «Независимцам» — евреям-рабочим и ремесленникам — Зубатов обещал быстрое и .справедливое решение сверху не только рабочего, но и национального вопроса — при условии отказа еврейского населения окраин от политической, революционной борьбы.

Казалось, Зубатов мог торжествовать — он добился несомненных успехов. И в Москве и на западных окраинах влияние «зубатовщины» было велико и постоянно росло. Революционеры, действовавшие в этих регионах, начинали испытывать серьезные трудности — рабочее движение постепенно уходило из-под их контроля. Попытки противостоять «зубатовщине» при помощи контрпропаганды — листовок, выступлений на митингах и пр.— не приносили заметных результатов.