Торжество «сталинской альтернативы»

В столкновении двух большевистских точек зрения на выход из кризиса, бухаринской и сталинской, победила последняя. Позиция Н. И. Бухарина и его единомышленников была осуждена как «правый уклон», а сами они лишились своих высоких партийных и государственных постов. Произошло это не только потому, что генсек уже достаточно надежно контролировал партаппарат, включая его верхние эшелоны — Политбюро и ЦК. Его намерение не распутывать, а одним ударом разрубить тугой политико-экономический узел в значительно большей степени соответствовало настроениям, господствовавшим в партии.

Многие коммунисты, как и И. В. Сталин, выступали за ускоренную индустриализацию (правда, плохо представляя себе огромные социальные издержки этого процесса) и глубоко сомневались в возможности ее проведения без коренной «реконструкции» народного хозяйства, которая позволила бы сконцентрировать ресурсы страны, в том числе оперативно поставляемые аграрным сектором, на главном направлении — строительстве объектов тяжелой промышленности. Ведь ни для кого не было секретом, что развитым капиталистическим странам для создания собственной индустриальной базы потребовалось несколько десятилетий. И это при благоприятных внутренних и внешних условиях, при широком использовании таких источников накопления, отсутствующих в Советской России, как иностранные кредиты, крупные инвестиции отечественного частного капитала, наконец, откровенное ограбление колоний.

Оценивая сейчас дискуссии тех далеких лет, часть историков разделяет сомнения сторонников генсека. Они полагают, что модель Н. И. Бухарина «с научной точки зрения была труднореализуемой в тех условиях», ибо имеющихся в стране ресурсов явно не хватало для сбалансированного развития всех отраслей народного хозяйства в рамках рыночной экономики. Другая группа историков оспаривает это утверждение, отдавая предпочтение позиции Бухарина. Но каким бы ни был окончательный вердикт ученых, бесспорно одно: проведение в жизнь «бухаринской альтернативы» делало невозможным форсированное развертывание тяжелой промышленности, отодвигало переход СССР в разряд мощных индустриальных держав на неопределенный срок.