Национально-государственное строительство. Образование СССР

Принципы национальной политики большевиков

В стране, где 57% населения составляли нерусские нации и народности, национальная политика большевистской партии имела огромное значение.

Намечая ее контуры в дооктябрьский период, руководители РСДРП(б) исходили из двух марксистских постулатов:

о принципиальной невозможности решить национальный вопрос в условиях капитализма. Лишь революционная трансформация буржуазного общества в социалистическое могла обеспечить, согласно марксистской концепции, преодоление классовых антагонизмов, а затем и национальных противоречий — вплоть до слияния наций. «Национальные черты народов,— утверждал Ф. Энгельс,— ...неизбежно будут смешиваться и таким образом исчезнут точно так же, как отпадут всевозможные сословные и классовые различия вследствие уничтожения их основы — частной собственности»;

о подчиненности политики марксистов в области межнациональных отношений ключевой задаче — борьбе пролетариата за государственную власть.

Такой взгляд на соотношение национального и политического факторов сформулировал внешне противоречивую, но с «классовой» точки зрения логически стройную и безупречную позицию большевиков по национально-государственному вопросу. С одной стороны, на II съезде (1903 г.) они охотно взяли на вооружение марксистский тезис о праве наций на самоопределение, усилив позднее его взрывной по отношению к устоям имперской власти характер еще одним правом — на отделение и образование самостоятельных государств. С другой стороны, будущее пролетарское государство виделось В. И. Ленину и его соратникам «единой и нераздельной республикой Российской с твердой властью», поскольку именно «централистическая» форма государственного устройства создавала, по их мнению, оптимальные экономические и социально-политические условия для построения социализма и переплавки в обозримой перспективе наций в одну наднациональную общность. Иначе говоря, русские революционные марксисты вели речь тогда о государстве унитарном — едином, подразделявшемся лишь на административно-территориальные единицы (уезды, губернии и т. д.).

Однако и в этом большевики были далеки от догматической скованности. В 1913 г. они, не отказываясь от идеи унитарного государства, допустили возможность проведения в его рамках «широкой областной автономии» с тем, чтобы обеспечить «равноправие всех наций и языков» (автономия — самоуправление части территории единого государства с правом издавать местные законы). Незадолго до октября 1917 г., в ситуации стремительного подъема национального самосознания населявших страну народов, В. И. Ленин сформулировал иной, более популярный в массах «инородцев» принцип национально-государственного строительства «союза свободных республик», т. е. их федерации (федерация — форма государственного устройства, при которой входящие в состав государства федеральные единицы — республики, штаты, земли — юридически обладают определенной самостоятельностью, имеют собственные конституции, законодательные, исполнительные, судебные органы; наряду с этим образуются федеральные органы государственной власти, устанавливается общее гражданство, денежная система и т. д.). Важно, однако, подчеркнуть, что и после этого Ленин продолжал рассматривать федерацию лишь как продиктованную специфическими условиями многонациональной России форму перехода к «вполне единому государству», единой, «централистически-демократической республике».

Федеративный принцип, как и право народов свободно решать вопрос о вхождении в советскую федерацию, законодательно закреплялся в Декларации прав трудящихся и эксплуатируемого народа (январь 1918 г.), а затем в Конституции РСФСР.