Экономическое развитие страны. Начало индустриализации

Сущность и основные черты нэпа

Постановление Х съезда РКП(б) о замене разверстки продналогом, положившее начало новой экономической политики (нэп), законодательно было оформлено декретом ВЦИК в марте 1921 г. Размер налога снижался почти в два раза по сравнению с продразверсткой, причем основная его тяжесть падала на зажиточных сельских хозяев.

Декрет ограничивал свободу торговли остающейся у крестьян после уплаты налога продукцией «пределами местного хозяйственного оборота». В масштабах же всей страны на первое место, как и весной 1918 г., выдвигался безденежный товарообмен между городом и деревней через государственные и кооперативные торговые учреждения. Но уже в октябре 1921 г. В. И. Ленин с горечью констатировал, что «с товарообменом ничего не вышло, частный рынок оказался сильнее нас, и вместо товарообмена получалась обыкновенная купля-продажа, торговля». Большевикам пришлось сделать еще один шаг по пути отступления от принципов нерыночной экономики и кардинально расширить сферу действия в народном хозяйстве товарно-денежных отношений.

Через год, в октябре 1922 г., был принят новый Земельный кодекс РСФСР. Крестьяне получили право свободного выхода из общины и выбора форм землепользования. Разрешались, хотя и в крайне ограниченном размере, аренда земли и применение наемного труда. В деревне пошло на убыль число насаждавшихся властями колхозов и совхозов. Крестьяне-единоличники давали 98,5% всей продукции сельского хозяйства. Государство поощряло развитие простых форм кооперации: потребительской, промысловой, кредитной и др.

В городах частным лицам разрешалось открывать или брать в аренду мелкие и отчасти средние предприятия. К середине 20-х гг. капиталистический сектор производил 27% всей промышленной продукции. В розничной торговле нэпманы контролировали в 1923 г. 75% товарооборота, в оптовой — 18%.

Частных предпринимателей — владельцев торговых и промышленных предприятий, арендаторов, различных посредников и др.— насчитывалось тогда 1,3 млн. человек (1,5% населения страны). Общий размер частного капитала был меньше уровня 1913 г. примерно в 14 раз. При этом следует отметить, что преобладающую часть нэпманов составляли мелкие капиталисты. В 1925 г. сравнительно крупных торговцев и промышленников было учтено всего 74 тыс. человек.

В буржуазном секторе экономики В. И. Ленин выделял два слоя (уклада): собственно частнокапиталистический и госкапиталистический. Последний составляли арендаторы государственных промышленных и торговых заведений (в 1921 г. их было около 70% от всех нэпманских предприятий), акционеры смешанных (частногосударственных) обществ, а также концессионеры — иностранные бизнесмены, заключившие с правительством договоры на эксплуатацию природных богатств и различных хозяйственных объектов.

Солидные иностранные предприниматели остерегались вкладывать свои капиталы в Советскую Россию, и концессии не получили сколько-нибудь заметного распространения. Наиболее крупные из них занимались добычей нефти и угля на Сахалине, марганца — в Грузии, золота, цветных металлов, асбеста — в Сибири, на Урале и Дальнем Востоке, лесообработкой — на Севере. Из концессионных заведений в промышленности выделялись шведские фирмы «СКФ» (изготовление подшипников), «Газоаккумулятор» и «АСЕА» (электромеханическое оборудование), германская фирма «Крупп» (металлообработка), смешанное русско-американское акционерное общество «Рагаз» (газовая сварка). В целом удельный вес концессий к концу 20-х гг. не превышал в индустриальных отраслях 1,2%, в производстве предметов потребления — 0,3%.

В первый год нэпа произошла также перестройка управления народным хозяйством, ослабла его чрезмерная централизация. Объединения государственных предприятий (тресты) перешли на хозрасчет, что существенно расширяло их права. Они теперь самостоятельно решали вопросы заготовки сырья и реализации готовой продукции.

Трудовые мобилизации заменил свободный наем рабочей силы через биржи труда. Упразднялась уравнительная оплата труда, существовавшая в годы «военного коммунизма». Рабочие стали получать заработную плату в зависимости от своей квалификации и количества произведенной продукции. К 1922 г. в основном была отменена карточная система.

Важнейшей составной частью нэпа являлось возрождение фактически распавшейся денежной системы государства. Реформу в этой области проводил нарком финансов Г. Я. Сокольников вместе с группой старых специалистов, куда входил и Н. Н. Кутлер — один из помощников графа С. Ю. Витте по разработке денежной реформы в России в конце XIX в. В октябре 1921 г. был восстановлен Госбанк, контролировавший сеть вновь образованных кооперативных банков, кредитных и страховых товариществ. С 1922 по 1924 г. произошло вытеснение обесцененных денег («совзнаков») твердой конвертируемой валютой — червонцем. По золотому содержанию он равнялся дореволюционной 10-рублевой золотой монете и стоил на мировом рынке до середины 1926 г. более 6 долларов США.

Внедрялись в нэповскую экономику и элементы долгосрочного планирования. Первый такой план был подготовлен Государственной комиссией по электрификации России (ГОЭЛРО) и одобрен еще на VIII съезде Советов в декабре 1920 г. В нем намечалось за 10—15 лет построить более 30 электростанций, повышавших энергетический уровень страны в 4,5 раза по сравнению с 1913 г. В феврале 1921 г. была учреждена Государственная плановая комиссия (Госплан). Ее задачей являлась разработка единого общероссийского хозяйственного плана и наблюдение за его выполнением.

В целом нэповская экономика представляла собой сложную и малоустойчивую рыночно-административную конструкцию. Причем введение в нее рыночных элементов носило вынужденный и тактический характер, а сохранение административно-командных — принципиальный и стратегический.

Не отказываясь от конечной цели (создания нерыночной экономики), большевики прибегли к использованию товарно-денежных отношений при одновременном сохранении в руках государства «командных высот»: национализированной земли и недр, крупной и большей части средней промышленности, транспорта, банковского дела, монополии внешней торговли. Предполагалось относительно длительное сосуществование социалистического и несоциалистических (государственно-капиталистического, частнокапиталистического, мелкотоварного, патриархального) укладов с постепенным вытеснением последних из хозяйственной жизни страны при опоре на «командные высоты» и с использованием рычагов экономического и административного воздействия на крупных и мелких собственников (налоги, кредиты, ценовая политика, законодательство и т. п.).

С точки зрения В. И. Ленина, сущность нэповского маневра заключалась в подведении экономического фундамента под «союз рабочего класса и трудящегося крестьянства», иначе говоря — предоставление известной свободы хозяйствования преобладавшей в стране многомиллионной массе мелких товаропроизводителей с тем, чтобы снять их острое недовольство властью и обеспечить политическую стабильность в обществе. Как не раз подчеркивал большевистский лидер, нэп являлся обходным, опосредованным путем к социализму, единственно возможным после провала попытки прямого и быстрого слома всех рыночных структур. Прямой путь к социализму, впрочем, не отвергался им в принципе: Ленин признавал его вполне пригодным для развитых капиталистических государств после победы там пролетарской революции.