Ленинские «уроки Кронштадта»

В большевистских верхах между тем крепла уверенность, что с помощью одного голого насилия выйти из кризиса невозможно. По вопросу, что делать дальше, в компартии с ноября 1920 г. развернулась острейшая дискуссия, получившая название «дискуссия о профсоюзах». На деле же, как позднее отметил пленум ЦК РКП(б), спор шел «об отношении к крестьянству, подымавшемуся против военного коммунизма, об отношении к беспартийной массе рабочих, вообще о подходе партии к массе в полосу, когда гражданская война уже кончилась».

Мнение членов ЦК РКП(б) разделилось примерно поровну между платформами В. И. Ленина и Л. Д. Троцкого. Кроме них было предложено еще несколько платформ: «рабочей оппозиции» (А. М. Коллонтай и А. Г. Шляпников), «демократического централизма» (А. С. Бубнов, В. В. Осинский, Г. В. Сапронов) и др.

Л. Д. Троцкий, забыв о своих реформаторских поползновениях весны 1920 г., выступал за введение в норму деятельности государственных и профсоюзных органов чрезвычайных, по сути, военизированных методов руководства, «закручивание гаек» в политике и экономике, в том числе для того, чтобы «держать в узде» многомиллионное крестьянство. А. Г. Шляпников и А. М. Коллонтай, напротив, ратовали за передачу управления народным хозяйством в руки самих «производителей-рабочих», требовали невмешательства ЦК РКП(б) в работу советских и профсоюзных органов, отказа от назначений работников на административно-хозяйственные должности. Близкие по духу с «рабочей оппозицией» предложения отстаивали А. С. Бубнов, В. В. Осинский и Г. В. Сапронов, делая особый упор на необходимости расширить внутрипартийную демократию за счет большей свободы действий фракционных группировок в РКП(б).

В понимании В. И. Ленина крайности (предложения троцкистов и «рабочей оппозиции») смыкались: и тот и другой путь, вступи на него большевистская партия, в конечном счете привел бы ее к утрате контроля над ситуацией в стране со всеми вытекающими из этого последствиями. Чтобы утихомирить бушевавшие страсти по малозначащему для него вопросу о собственно профессиональных союзах, Ленин выдвинул размытый и ни к чему не обязывающий тезис: «профсоюзы — школа коммунизма», то есть предложил их рассматривать как самодеятельные общественные организации, работающие под руководством компартии. Главные же усилия Ленин сосредоточил на поисках путей преодоления острейшего кризиса, охватившего страну. Охарактеризовав сложившуюся ситуацию чеканной формулой — «Экономика весны 1921 г. превратилась в политику: «Кронштадт», Ленин сформулировал три основных «урока Кронштадта».

Первый из них гласил: «Только соглашение с крестьянством может спасти социалистическую революцию в России, пока не наступила революция в других странах». Второй «урок» требовал ужесточить «борьбу против меньшевиков, социалистов-революционеров, анархистов» и прочих оппозиционных сил с целью их полной и окончательной изоляции от народных масс. Согласно третьему «уроку», следовало добиться большей «сплоченности (и дисциплины) внутри партии».